kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

О лондонском обкоме и наших правах

Всякая тайная власть может быть тайной только в определенных рамках поведения и рамках закона. Скажем, завел себе директор секретаршу, знающую толк в технологиях производства. Пока она директору свои рекомендации лично высказывает, а тот в виде своих приказов оформляет, всё в рамках правил. Но представьте, что секретарша начинает прямо в цеху отдавать приказания. Мол, директор задним числом приказ не оформит, а она свою подпись поставит. Всех залихорадит, причем возникнет чувство бесправие. А, если после директор отменит приказ секретарши, то совсем неприятно станет. То приказывал директор исполнять приказы секретарши, то без предупреждения приказ отменил и снова приказал слушаться.

Передали мы свои нефтяные богатства БП. Естественно, мы хотим знать, как одобрять или возражать. Или передали, поскольку нашими богатствами распоряжается обком из Лондона, или передали, поскольку Путин захотел. Если Путин захотел, то возмущаться надо просто – не разбрасывайся, президент, достоянием страны. Если лондонский обком велит, то, пожалте нам юридические обоснования – какой частью наших природных богатств распоряжается Путин, а какую распределяет лондонский обком. Мы должны знать, не злоупотребил ли лондонский обком своей властью. Прямо заявить – эта доля БП законна, а эта незаконна, тут доля российских олигархов и уже юрисдикция Путина. Отказ от легализации тайной власти по сути является беззаконием и лишением населения элементарных прав подчиненных.

Недавно сняли Суркова. Вроде всё правильно. Съездил Сурков в Англию, отчитался, но по итогам отчета Путин приказал снять Суркова с должности, то есть утвердил решение начальства. Нормально, ведь решение собрания акционеров приказ для директора. Но само решение нам не показали. В итоге мы не знаем самое главное – всерьез и навсегда сняли Суркова или временно, виноват ли он перед своим начальством и насколько. Если всерьез и надолго, то можно смело идти на демонстрации с лозунгом – решение Лондонского обкома одобряем, ура Путину. Если нет, пора вывешивать иной лозунг – согласны с возвращением Суркова во власть. Нечто схожее, только без лондонского обкома получилось с Сердюковым. Сняли, в печати начались обвинения Сердюкова в воровстве, потом оказалось, что обвинения Сердюкова с позиции поддержки Путина противоречат позиции самого Путина. Народ в недоумении. Ведь каждый человек хочет понимать, выступает он за власть или против. Как можно выступать против Сердюкова с целью борьбы с Путиным, если потом Сердюкова снимают в рамках борьбы за Путина?

Права подчиненных это не мелочь. Например, райком хочет снять директора, пришел на завод и требует организовать движуху. Нормально, когда желающие потом ходят с лозунгом – решение райкома одобряем. Сторонники директора с противоположным – райком, руки прочь от директора. Но приходит представитель райкома к рабочему, тот говорит – буду протестовать, директор премии зажилил. Ему в ответ – нельзя, нужен иной лозунг, дескать, директор прилюдно плевался на портрет Брежнева. Вот тут уже нет никаких прав даже у официального представителя райкома требовать, только просить о помощи в грязном деле, например, обещая принять в кандидаты члена партии. А рабочий может возразить – не нужны ему партсобрания и уплата членских взносов, ему нужна премия в конце квартала. У нас же лишают даже подобия прав.

Посмотрим на нашу движуху. Мы лишены права знать, какая движуха демократичная, то есть незаконная, а какая организована сверху. В демократичной движухе люди выступают не просто на свой страх и риск, но имеют право требовать то, что им нужно. У нас же движуха Навального, якобы, незаконная, а права требовать то, что нам нужно мы лишены. Кремль по ряду признаков поддерживает Навального, но почему-то хватает его сторонников. Более того, мы не имеем право прийти на митинги Навального с адекватными лозунгами – одобряем политику Кремля по имитации политической жизни. Мы, почему-то, с таким лозунгом окажемся и противниками Навального, и противниками Кремля. Остается только сидеть дома, за что финансируемое правительством Эхо Москвы клеймит нас как пассивных идиотов. Попробуйте в ответ организовать демонстрацию под лозунгом Наш народ единодушно одобряет политику Кремля по расколу общественного мнения с помощью Эха Москвы. Не пробовали? Правильно, боимся государственных репрессий за единодушное одобрение действий государства. А теперь поставьте на своё место члена Едра. Как проправительственный человек он обязан поддерживать и бороться с кремлевской оппозицией одновременно. И, конечно, у него есть опасения, что его вместе с Едром могут отодвинуть от власти. Он обязан знать, когда он обязан состоять в Едре во имя власти, когда обязан перебежать в некую новую организацию с той же целью.

Ещё в Средневековье люди поняли, что очень важно знать, кому они подчиняются – зависимому от короля графу или независимому князю? Если барон выходил из повиновения королю, то все имели право четко занять позицию за или против. У нас же с лондонским обкомом игра в непонятки. Все мы знаем, что ему подчиняемся, но все обязаны делать вид, будто этого нет. Например, митрополит Кирилл был намечен на нынешнюю должность и утвержден лондонским обкомом ещё в 2004 году. Зачем тогда была игра в выборы митрополита? Зачем тогда эта история с пуссями? Появляется некая либеральная общественность с видом представителей мировой общественности, критикует митрополита, а документа из лондонского обкома о прекращении поддержки митрополита Кирилла не представляет. Вроде не самозванцы, а играют в самозванцев. Как нам тогда поступать? Путин тоже хорош, защищает митрополита, а документа, что митрополита по-прежнему поддерживает лондонский обком, не предоставляет. Получается, что у нас митрополит какой-то самозванный, утвержденный максимум лично Путиным или вообще ничего не значащим церковным собором, а не законный, одобренный лондонским обкомом. Ведь это же издевательство. В Средневековье нельзя было графа обозвать мелким рыцарем, а герцога бароном. Сегодня по-прежнему неэтично обозвать генерала капитаном, а с митрополитом обращаются просто издевательски.

Неважно, тайная власть или явная, но юриспруденция по Аристотелю не терпит пустоты. Права и степень соподчинения должны быть обозначены, иначе возникает бардак. Например, наши силовики служат Путину и мировому олигархату. Есть принцип – вассал моего вассала не мой вассал. Но есть и иной принцип, если барон выходит из подчинения королю, король имеет право призвать подчиненных барона, вплоть до крестьян, прекратить ему подчиняться. Причем, что считать подчинением, а что неповиновением четко регламентировалось. Например, когда польские аристократы восстали против российского самодержавия, царь издал официальный указ, что подчиненные бунтовщикам крестьяне имеют право не подчиняться бунтовщикам и не платить им подати. Мы знаем, когда мы обязаны во имя исполнения решений лондонского обкома подчиняться Путину, а когда не подчиняться? Получается, что мы более бесправны, чем крепостные под властью помещика. У нас даже генералы не знают свои права и обязанности, что уж говорить о простом народе! У иранцев хорошо, они официально и реально не подчиняются ни лондонскому, ни вашингтонскому обкому. Поэтому они знают, когда и кому подчиняются, когда и против кого протестуют.

Признав права Европейского суда, наше правительство решило подчиняться Европе. Естественно, Страсбурский суд наши граждане засыпали жалобами. Понятно – даже крепостные имели право писать жалобы на помещика губернатору и даже царю. Но решения Страсбурского суда у нас часто не выполняются. Так мы подчиняемся или не подчиняемся? Или решение Страсбурского суда без визы лондонского обкома недействительно? Тогда объясните нам, надо ли отсылать копии судебных решений в Лондон для визирования, ведь решение Лондона о снятие Суркова выполнили сходу, а масса иных решений зависла.

Нельзя просто подчиняться всем властям. На дороге командует ГАИ, но представьте себе сержанта ГАИ, заходящего в офис и выписывающего штраф за отсутствие огнетушителя. В таких случаях не огнетушитель покупают, а жалуются в ГАИ. Естественная реакция – наказать гаишника и отправить на психиатрическое обследование. А мы по сей день в неведении, когда и как имеем право жаловаться на лондонский обком вашингтонскому обкому. Нам не говорят, кто в каких случаях царь, а кто только губернатор. Значит, мы не знаем, в каких случаях служение американским интересам законно, а в каких незаконно. Отсюда масса проблем. Верноподданичество можно подать как измену, а измену как верноподданичество. Тоже самое с Израилем, нет четких инструкций, когда служение интересам Израилю законно, а когда незаконно, поскольку противоречит воле лондонского обкома. В итоге возникает угроза самозванчества и бардака.

Кстати, в самом Израиле тоже возникают накладки. Например, для пропаганды любви к мусульманам в футбольный клуб Бейтар прислали двух чеченских футболистов. А объяснить болельщикам, что любовь к чеченцам есть форма любви к мировому олигархату, забыли. Болельщики недовольны, клуб не попадает в плейоф. И снова недоработка, снова болельщикам забыли объяснить, что любовь к чеченцам должна быть выше любви к спортивным достижениям родного клуба. Как жить в таком обществе послушному терпиле?

Недавно прошел Всемирный еврейский конгресс. Он призвал отдать мелкий бизнес мигрантам. Конечно, можно выйти с демонстрацией поддержки – одобрям-с, никакого мелкого бизнеса русским и прочим коренным народам. Но дальше начинаются накладки, предположим, некий Симонян владеет мелкой лавкой и не хочет отдавать чеченцам. Он родился в РФ и вроде как коренной житель. Так прав или не прав Симонян, если его во время переписи ненароком записали в русские? Он владеет бизнесом на основании квоты, выделенной армянам или занялся бизнесом самовольно? Наконец, подпадает ли лавочка Симоняна под квоты для чеченцев или лавочку надо отдать азербайджанцам? У человека бизнес, ему нужно знать свои права и обязанности. А мы даже не знаем, какие и насколько решения Всемирного конгресса евреев обязательны для лондонского обкома. Что уж тут говорить о правах геев и педофилов! Даже на уровне простой поездки в метро я не знаю, обязан ли я пропустить вперед себя гражданина, если он – гей.

Мы дошли уже до той степени подчинения, когда тайное обязано стать явным, иначе подчинение просто невозможно. Невозможно поддерживать то, что имеем. Невозможно поддерживать провокаторов, поскольку они не предъявляют соответствующие ксивы провокаторов и не обеспечивают права рядовых участников. Невозможно поддерживать официальных лиц, поскольку непонятно, следуют они служебным инструкциям или не следуют. Мы на грани бардака, из которого следует простой вывод – лондонский обком не выполняет свои обязанности по управлению подчиненным населением. В итоге местная власть в РФ, на Украине и в других местах, ошибочно именуемых независимыми государствами, запуталась и не может адекватно выполнять свои обязанности. Оппозиция власти тоже не может адекватно играть в оппозицию и водить нас за нос. А либеральная общественность пытается винить в проблемах народ, а не себя и лондонский обком. Совсем огорошивает идея сталинизма. Мы же понимаем, что некий новый Сталин всё равно будет обязан подчиняться лондонскому и вашингтонскому обкому одновременно. В итоге сталинизм станет синонимом бардака. Господа, чтобы мы научились подчиняться, научитесь сводить концы с концами и сами подчиняться логике управления.

Верноподданный и покорный, ваш Капитан Подхалимченко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →