kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

О незаконных правах ЮЮ и государства

Когда мы говорим о духовных скрепах общества, не стоит забывать, что они сводятся к тюрьмам, судам, ОМОНу, УК и ГК, но только не к понятиям прав человека, демократии, свободы слова и т.д. Носителя нравственности и безнравственности являются конкретные люди. Государство только предоставляет им аппарат запугивания, полоскания мозгов и подавления. В силу этого слом государственной машины это изменение нравственности должностных лиц государства и законов, на основании которых государство работает. Обратное положение лежало в основе большевистской лжи – мы, дескать, сломали государственную машину, поскольку переименовали министерства в совнаркомы, ввели новые отделы и должности для управленцев. На самом деле слом государственной машины выражался в том, что на место прежних хапуг и интриганов пришли куда более подлые и закоренелые мерзавцы с иной идеологией управления. Совершенно не случайно большевики расстреливали прежних представителей госаппарата, а восставшие крестьяне хотели перевешать на осинах большевиков во имя справедливости. Вот это и была борьба за слом государственной машины. Хотя говорили совсем о другом. Можно рассуждать, что это не гуманно, достаточно отправить граждан в отставку, но это уже вопрос морали, а по сути смена граждан у кормила власти есть единственный способ слома государственной машины. Если вы будете менять шило на мыло, то о сломе государственной машины говорить не приходится.

Государство большевиков отлично понимало проблему, поэтому большое внимание уделяло скрепам государственности – воспитанию в народе неспособности адекватно понимать законы и действия власти. Например, закон о национализации земли по сути был законом об изъятии земли не только у помещиков, но и у крестьян, однако закон подавался как наделение крестьян землей. Закон о мире по сути открыл немцам путь вперед для завоевания России, поскольку мир с теми, кто не прекращает против тебя воевать это нонсенс. Точно также национализация предприятий означала законодательный запрет на право рабочих коллективов стать собственниками предприятий. Вот вам и лозунг – мир народам, землю крестьянам, фабрики рабочим. Грабеж и только. Причем грабеж юридический, государственный.

С детьми мы имеем тоже самое. Государство не может являться верховным собственником детей, не имеет право изымать их, продавать или передавать их третьим лицам с точки зрения демократии. С точки зрения демократии народ не имеет право передавать свои права на свободу и управление государством кому-либо, а только делегировать часть полномочий. С точки зрения народовластия признать за государством право на изъятие детей, я уж не говорю о последующей перепродаже под видом усыновления равносильно праву соседей изымать детей у родителей. Право бросить преступника в тюрьму это обычное народное право. Член общины совершил преступление, остальные граждане его хватают, сажают, судят, могут и повесить за особые злодеяния. Это право делегируется народом при определенных условиях соответствующим органам власти. Но право изымать детей у родителей у государства быть не может, поскольку население не признает за собой данное право, то есть оно не может быть делегировано по причине его отсутствия. Точно также не может быть права отдать ребенка за границу. В большинстве стран это запрещено законодательно, поскольку у законодателей работает инстинкт – народ такие шуточки не понимает. Действительно, община может изъять при общем согласии родителей и членов общины детей и помочь передать их родственникам родителей, в крайнем случае договориться о том, что детей будут воспитывать и кормить соседи, если родители хотят избавиться от детей, но прийти, изъять и передать куда-то на сторону права не имеют. Прийти и сказать – мы тут посовещались и большинством голосов приняли решение, детей изымаем и отдаем на сторону, а возражать нельзя, ведь мы это большинство – невозможно. Соответственно, раз невозможно делегирование подобного права по причине его отсутствия, то само право уже незаконно. Нет согласия родителей, нет прав у соседей, государства и кого угодно.

Дети это собственность родителей до совершеннолетия. Права родителей на детей ограничиваются общественной моралью, а не некими полномочиями, которые можно делегировать, поскольку они могут быть выражены в форме закона. Если папаша бьет мамашу за то, что она плохо обращается с детьми, он действует в рамках морали, а не неких полномочий, который может передать государству со словами – тебе, о государство, как верховному властителю я передаю право бить жен за нерадивое поведение. Иначе надо сперва юридически признать право мужей бить жен на основании прав собственности на женщин. Всё это надо было в своё время юридически оформить – мы, государство, признаем право мужчин на битьё своих жен и в качестве национализаторов и приватизаторов мужских прав делаем право на битьё женщин своей, государственной прерогативой. Муж бил, а теперь будет бить государство. Вот тут-то государству можно было бы четко возразить – право есть, но мы его не делегировали, или права нет, делегировать нечего, иди государство куда подальше. В своё время большевики были весьма логичны с бредовыми идеями о национализации женщин. Нет национализации – нет права присваивать чужие полномочия или свои выдумывать. Правда, для этого надо сперва признать, что женщины не являются частью народа, поэтому не имеют права участвовать в процессе народовластия. В отношении детей это признанный факт – дети до 18 не имеют права голоса. Лишим и женщин права голоса во имя законодательной базы для ЮЮ? Можно себе представить ответную реакцию мужчин и женщин – незаконно, недемократично, противоречит принципам демократии. В том числе главному принципу демократии – отказ от своих прав под любым давлением, с согласия или вопреки согласию народа никакой юридической силы не имеет. Если народ проголосует против демократии, это ещё не основание для лишения его права на демократию.

Столь же жестко выглядит это принцип с точки зрения либерализма. Любой, даже добровольный отказ от прав это филькина грамота. Институт биологической матери, то есть производство детей на продажу это узаконенная форма работорговли, на которую не имеют право ни покупатель, ни продавец. Либерал, соглашающийся на институт биологических матерей, это не либерал, а уголовник, которому место в тюрьме. Более того, нарушение обязанностей с точки зрения либерализма может наказываться, но не поражением в правах личности. Отсидел в тюрьме, вышел на волю, снова получил все права назад. Соответственно, всех любителей сдавать сперму для оплодотворения матерей-одиночек можно отправить в тюрьму за невыплату алиментов, но нельзя лишить прав отцовства. Иначе каждому нужно впарить условный срок заключения с лишением права общения с собственными детьми, а тут предлог может быть один – отсутствие алиментов и проявления заботы о собственных детях. Выход может быть один – делегирование отцом своих прав матери, а оно незаконно с точки зрения либерализма. Более того, делегирование своих прав не матери, а государству это полный нонсенс. Представьте себе, один из родителей умер или живет в ином месте. Это автоматически означает, что один из родителей делегировал свои права другому родителю. Соответственно, при конфискации детей нарушается право умершего или отсутствующего отца или матери, которое было делегировано оставшемуся в живых или просто живущего с детьми родителя.

Более того, когда Астахов поднимает шум о качестве жизни усыновленных детей в Америке и два государства ведут переговоры, то де факто и де юре признается, что свершился акт купли-продажи детей между двумя государствами. США и РФ в равной степени признали своё право на торговлю детьми. Государство торгует с государством. Родители и усыновители в обоих странах оказываются условными даже не собственниками, а ширмами для прикрытия факта государственной собственности на детей. И как вам это с точки зрения прав и свобод личности? Всё это в принципе незаконно, независимо от того, внесут нынешний маразм, противоречащий демократии и правам личности, в конституции или не внесут. Надо просто признать, что делегирование прав родителей государству в принципе незаконно. Всякое поражение ребенка в правах по причине его несовершеннолетия может быть только в пользу родителя.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments