kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Как я вырвался из хищных лап альтернативных историков. Ч.3



 

 

Классическая средневековая Европа.

 

            Дадим сразу определение. Классическая средневековая Европа являлась единым государственным образованием, представлявшим из себя единую, корпоративную систему. Если не нравится – государственноподобным образованием. Особенность в том, что его жители обязаны были думать нечто иное по установленным сверху правилам игры. Перед нами единое теократическое государство в том смысле, что теократическое государство обязано выглядеть набором отдельных государств, если оно занимает большую территорию и имеет многочисленное население. Папский анклав (Папская область) имеет к этому государству точно такое же отношение, как земли дворцовых крестьян и территории царских заказников во времена Екатерины Второй. Маленькое различие – Папский анклав мог и был единым куском земли, а дворцовые поместья и заповедные угодью были разбросаны по все России. Сами понимаете, не станет же Президент России ликвидировать разбросанную по самым живописным местам систему дач, чтобы потом построить десяток дач в одной местности. Естественно, не на доходы с Папского анклава велись Крестовые походы, так и не на доходы с дворцовых крестьян Екатерина организовывала походы своих войск. Назвать Европу корпоративной системой легко. Куда сложнее понять её организацию и причины возникновения. На виду прежде всего корпоративное устройство католической церкви – система сельских священников, починяющаяся местным епископам, как корпорация. Рядом корпорация монастырей, которые для жителей выглядят просто монастырями, а на деле разделены на корпорации или ордена – орден бенедиктинцев, орден иезуитов, орден Тевтонский, орден Тамплиеров. Одна корпорация работает с аристократией и королями (иезуиты), другая с простым народом – бенедиктенцы, третья решает вопросы колониально-военного характера на конкретной территории – Тевтонский орден, четвертая занимается решением военно-политических задач на территории сразу нескольких стран – Тамплиеры. Причем, многие ордена работают над схожими задачами, создавая конкурентные системы, как фирмы Форд и Крайслер в области машиностроения. Отличаются они от монополий одним – они официально имеют одно руководство, Папу Римского и канклав кардиналов. То есть, наши ордена образуют единую корпоративную систему, а не набором независимых корпораций. Зато они автономны, могут вытеснять друг друга, бороться за популярность и доходы, кидать друг в друга грозные взгляды и, при определенных условиях, убивать друг друга в рамках работы с корпорацией феодалов. В Средние века многие епископы участвовали в междоусобицах и даже дрались на поле боя. В бою могли столкнуться и убить палицей, то есть по-христиански, без пролития крови. В менее экстремальных условиях правила были жестче, поэтому соперников могли травить ядом или убить с помощью дружественных феодалов. Эти крайности отнюдь не являются главным. Если глава компании Крайслера не травит ядом главу компании Форд, это не означает, что корпоративная конкуренция исчезла, а система управления сверху, из Рима, приобрела строгий вид вертикали власти. Корпоративная система управления сохранилась.

            Человеческое сознание, включая сознание историков, невольно сопротивляется подобному анализу, поскольку большинство людей знакомы с иной стороной корпоративной системы управления. Большинство из нас живет и работает внутри корпораций, а внутри корпораций отношения иные, чем на стыках между корпорациями. Внутри корпораций, как правило, существует жесткая диктатура власти – для низших послушников и рядовых монахов в монастыре господствует железная дисциплина, аналогично положение дел на частных фирмах, там дисциплина бывает ещё жестче, чем внутри многих государственных органов. Любой институт истории имеет внутри жесткую вертикаль власти, а определенные элементы свободы, например, свобода научных дискуссий, имеет характер неких демократических свобод внутри единой схемы управления и вертикали власти. Существует принципиальная разница между элементами демократической свободы и корпоративной свободой, которая предоставляется отдельным корпорациям, а не личностям. Даже, когда начальство допускает некий либерализм, например, на ряде фирм программистам дается определенная свобода в графике посещений, речь идет о некой личной свободе, а корпоративная свобода касается исключительно прав и возможностей организаций в целом. Дележ рынка между корпорациями или отказ от четкого дележа ради успехов конкуренции не связаны с правами работников конкретных корпораций на производственных совещаниях высказывать критику и пожелания относительно работы корпорации и собственного положения внутри корпорации. Поэтому очень сложно воспринять, например, отношения крестьян и священников как нечто корпоративное. Надо посмотреть в корень. Например, священники контролировали крестьянские настроения через исповедь. Кому был обязан священник доложить о крестьянском недовольстве – местному графу или местному епископу? Эта постановка вопроса заставляет взглянуть на проблему иначе. Конечно, епископу. Это он должен был решать, если крестьяне захотят зарезать графа на охоте, помочь графу выжить или «случайно» попытаться уничтожить своим бездействием. Более того, любой граф или наследник убитого не имел право на малейшее осуждение священников или епископа – тайна исповеди свята, ради её нарушения надо не мечом трясти, а обихаживать представителей церкви, имеющих определенную корпоративную власть над крестьянством кроме церковной десятины. Крестьяне, таким образом, становятся частичной собственностью церковных корпораций – эти подчиняются одному епископству, а другие – другому, и территории этих корпораций не обязаны совпадать с территорией конкретного графства.

            Этот вопрос собственности и зависимости знаком большинству из нас, поскольку мы подчиняемся нескольким организациям сразу, но не обращаем на это внимание, чтобы не портить себе настроение. Обыватель подчиняется фирме, на которой работает, но он же подчиняется ЖЭКу, на чьей территории проживает, местному отделению милиции и т.д. При этом он утешает себя мыслью, что он независим или подчиняется только начальству фирмы, забывая, что остальные организации и корпорации просто заинтересованы в том, чтобы он думал, будто он, обыватель, не подчиняется, а просто отстегивает деньги за услуги. Зачем, например, РЖД понимание пользователями электричек элементарного факта, что, при желании, они могут лишить вас работы, отменив ряд электричек? Это не в корпоративных интересах. А зачем священнику понимание милой девушки, пришедшей на исповедь, что он путем сравнения данных исповедей и церковного наказания, способен узнать о ней всё и использовать в личных целях, например, увеличить количество зерна, изымаемого из хозяйства её родителей в виде церковной десятины? Это не в его интересах. Пускай кается в юных мечтаниях и видит в нём доброго дядюшку. Сила корпорации как раз в том, что обыватель видит только верхушку айсберга.

            Итак, церковь сама по себе являлась корпорацией. Но на корпоративных принципах были так же организованы феодалы. Каждое королевство было отдельной корпорацией феодалов или набором корпораций феодалов отдельных графств и герцогств. Принцип «вассал моего вассала не мой вассал» отражает прежде всего корпоративность. Все эти корпорации находились в единой схеме зависимости от гигантской корпорации Римской церкви. Можно ли говорить о полной независимости, если вы платите единый налог, то есть церковную десятину? При этом мы снова делаем привычную ошибку, будто налоговая зависимость соответствует знакомому лозунгу – уплати налоги и спи спокойно. Вот уж нет! Уплаченные деньги всегда тратятся с пользой или во вред налогоплательщику. Например, из королевства можно взять налог натурой – зерном, железом и т.д. Можно устроить экономический кризис, взяв налог серебром и вывезя всё серебро в другие королевства или прямиком в Рим. Можно оживить экономику, пустив десятину на создание ремесленных производств или строительства полезных сооружений. Для подобный операций нужно иметь своё купечество, а ещё денежки позволяют иметь своих, прирученных церковью, банкиров. Причем, доходы от церковной десятины вполне можно прокрутить за границей, например, в странах Ислама. Вот тут я касаюсь болезненной точки. Во всех странах существуют компании, специализирующиеся на оказание услуг государству или крупным компаниям. Это – особые компании. Их владельцы зависят от подрядов единого владельца денежных средств. Например, строительные компании часто зависят исключительно от мэрии и лично мэра одного очень крупного города. При этом часто у них с мэром образуется интересный симбиоз личных отношений с интересами городскими. Например, в средневековой Англии строительством занимались компании, которыми являлись формально бригадами вольных каменщиков, попросту, масоны. А крупнейшим работодателем этих масонов являлась католическая церковь, поскольку в каждом селе должен был быть храм, монастырские постройки требовали работы профессионалов, зато крестьяне обходились без масонов, строили убогие хижины сами, да и феодалы часто экономили на труде масонов, попросту сгоняя крестьян для выполнения большинства работ по строительству замков. То есть, крупная корпорация под названием католическая церковь создала и использовала прикормленную, более мелкую корпорацию масонов. Ну, естественно, в Италии или Франции строителей могли назвать несколько иначе, хотя название явно латинское, но клали они камни с тем же энтузиазмом и с тем же энтузиазмом собачились с церковниками по поводу оплаты и новых подрядов. Крупную часть масонов составляли редкие мастера – создатели скульптур, фресок, барельефов, уникальных, декоративных решеток и т.д. В этом смысле, Леонардо да Винчи и Микеланджело, безусловно были масонами, правда, некоторые господа называют их иллюминати, но, если присмотреться, мы увидим тоже самое – работу за церковные деньги и за деньги богатых феодалов. Масоны изначально были склонны к тайным сговорам, чтобы повысить оплату за труд, и поискам выгодных контрактов на всей территории католического мира. Но и церковь, как работодатель, была заинтересована в сохранении квалифицированной рабочей силы. Поэтому, чтобы не говорили масоны о себе нынче, поиски выгодных контрактов по масонским связям сплошь рядом были поисками контрактов по церковным связям.

            Вам этого мало? Вы ещё не удивлены? Люди – существа неблагодарные. Они не любят вспоминать родителей и учителей, особенно, если впоследствии переругались с ними из-за денег. Не только масоны оказались впоследствии неблагодарными и позабыли, с чьей ладони ели. Какими финансовыми операциями руководила церковь! Какие аферы она проворачивала, разумеется, с помощью прикормленных купцов и ростовщиков! Вспомним историю Крестовых походов. Начались они с Крестового похода крестьян. Церковь «зачем-то» погнала тысячи крестьян на Константинополь, провозгласив, что далее они пойдут на Иерусалим. Гнали, кстати, прямо в руки мусульманам, среди которых жили армяне, которые специализировались на торговле рабами по всему Ближнему Востоку. Связи уже были налажены, благодаря великой, православной программе Константинопольского патриарха – обратим всю Русь, весь Кавказ и всё Приднепровье в христианством, чтобы успешнее обратить население в рабство и торговать им на Ближнем Востоке. Схема была проста – Константинополь поддерживал печенегов, те, в благодарность, устраивали набеги на соседей от Булгарии и Кавказа на востоке и нынешней Румынии на западе, на севере они нападали на Русь, зато на юге вели себя тихо, то есть сбывали пленников через Крым в Константинополь. Далее в качестве перекупщиков выступали армяне и евреи, поскольку они имели прочные связи и поселения внутри мусульманского мира. Так вот, именно туда погнали толпы одураченных церковью крестьян, а германские феодалы и слова не могли пикнуть, когда от них уводили оболваненное население. Из Константинополя крестьян переправили в Малую Азию, откуда их успешно развезли по работорговым центрам Ближнего Востока. По чисто случайным обстоятельствам через несколько лет в Европе оказалось достаточно денежек для организации Первого крестового похода вооруженных феодалов. Естественно, спонсорами оказались Римский Папа и император Византии. А, например, армянская община города Эдесса сама рванула в подданство к крестоносцам. Интересно, что здесь явно просматривается могучая кредитная операция со сложной системой откатов. Ведь участниками операции были – церковь католическая, двор и император византийский, купцы Византии, купцы Ближнего Востока и только потом короли европейских государств, как получатели спонсорской помощи. Такая система связей в одночасье не организуется. Но, если исходить из того, что Римская церковь и византийский двор были традиционными покупателями восточных товаров и у них были рычаги воздействия на купечество (например, не вернешь деньги за рабов, отдам право на поставки парчи для церкви другому купцу), схема событий очень понятна. Заодно можно понять то неприятие Рима, которое существовало в Германии во время непрерывных походов германских императоров в Италию. Шила в мешке не утаишь. Это потом упоминание о шиле можно выбросить из истории мешка, а тогда судьба несчастных крестьян, наверняка, была известна от купцов, не принимавших участие в сделке, да и сами крестоносцы обязаны были с ними сталкиваться при захвате восточных городов. О Крестовом походе детей тоже сложно не упомянуть, тем более, организовали его два монаха, якобы, на свой страх и риск. Но были и другие походы, явно напоминавшие прикрытие торговой сделки, когда горе-войско было заведомо обречено на поражение и рабство.

            Разумеется, одной работорговлей церковь не ограничивалась. Крупные корпорации купцов торговали массой достойных товаров. И снова эти куцы сплошь и рядом оказывались в зависимости от церкви. Полюбуйтесь на Нарву. Именно через этот город шла торговля с Новгородом. Туда тоннами везли соль, сукна, вина, железные изделия и прочие товары. Обратно вывозили тонны воска, лен, меха, зерно. Не случайно аналогичный по размерам город в устье Невы не возник. Там были только мелкие пограничные крепости, защищавшие Новгород от шведов и шведов от Новгорода. То есть, торговля с Новгородом и прочими русскими княжествами была под контролем Ливонского ордена, напрямую подчинявшегося Римской церкви. Занималась торговлей Ганза – корпоративный союз городов. Этот корпоративный союз городов заодно контролировал всю Скандинавию. Ганзейцы творили в своих факториях в Скандинавии всё, что хотели. Как они могли это делать без помощи святой церкви, непонятно, всё-таки местная королевская власть могла в любой момент призвать к оружию крестьян и навести более выгодной для себя порядок, вопрос любопытный. Интересно, что, пока голландцы и англичане не откололись в религиозном плане от Рима, они «не знали» о пути на Русь по морю вокруг Скандинавии. Поэтому торговля с русскими княжествами оставалась под контролем ганзейцев и Ливонского ордена, зато, как только откололись от власти католической церкви, сразу и путь нашли, и торговлю наладили.

            Наконец, сюда можно добавить еврейскую общину как корпорацию. На Ближнем Востоке в Средние века независимая, еврейская община существовала просто по разрешению местной власти. Переход в мусульманство, индуизм или буддизм местную власть не волновал. Зато в Европе было официально запрещено евреям и христианам участвовать в совместных богослужениях. И, конечно, в руках церкви было такое оружие как религиозный погром. Причем обязательность исповеди позволяла очень хорошо контролировать настроения населения. Такая была Европа – кто не умел дружить с церковью, мог кончить очень печально, независимо от национальности и вероисповедования. И та же самая церковь могла решать, допустить ли евреев до торговли с Новгородом или нет. То есть, система позволяла дополнить прикормленное и контролируемое христианское купечество столь же прикормленным и контролируемым еврейским купечеством. Как бы сказал на этот счет любой крупный, церковный деятель, понимавший, как колеса власти вертятся: Европа – страна больших возможностей!

 

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Recent Posts from This Journal