kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

О сталинском языкознании и Яне Марре



 

О сталинском языкознании и Яне Марре

 

            Итак, некий гражданин изволил в ответ на мою критику Студенцова потребовать политкорректности. Он полез с вопросом о моем отношении к Задорнову и прочим. Обида несчастному ротик скривила. В чем-то его требование было бы понятно и не воспринималось бы мной как безудержная наглость, если бы не «мелочь» - Студенцова позиционировали с его полного согласия как ученика Яна Марра. Ян Марр – автор бредовой теории, выдвинутой им от обиды на буржуазную науку, выявившую и признавшую факт огромного ареала распространения индоевропейских языков. В ответ Ян Марр выдвинул теорию, объединившую в некую группу кавказских языков все языки Азии, которые не были включены в группу индоевропейских. Короче, языки монголов, китайцев, малайцев и чуть ли не дравидов (тамильский) оказались порождением неких кавказских культуртрегеров. Маразм бывает, мы подобное наблюдаем в виде целого ряда спекуляций вокруг истории славянских языков. Одно невинное отличие – Ян Марр любил бороться с оппонентами, ссылая их в сибирские лагеря смерти. Попросту писал поклепы в органы НКВД. Из-за маразма и ненавистничества Яна Марра колоссальный урон был нанесен китаистике. Целый ряд видных ученых были репрессированы. Ну, ещё бы не попасть им, как Невский, в список шпионов, если китайский язык не армяне и не адыгейцы создали. Нет в китайском языке протосемитских напластований и точка. Причем, Ян Марр, борясь со своими оппонентами, не оставлял им никаких шансов. Он часто менял свою точку зрения по целому ряду вопросов языкознания. Он буквально издевался над остальными языковедами, заставляя их подлаживаться к нему, чуть ли не ежедневно устраивая обновления своих бредовых теорий. Классическая ситуация. Ян Марр приходил на лекцию и говорил студентам – вчера вам некий старик болтал какую-то ерунду, на самом деле дело так! И начинал говорить нечто противоположное вчерашней лекции. И вслед за ним начинало шарахаться всё языкознание, а недовольных ждала Сибирь. Короче, подонок был этот Ян Марр. Естественно, Ян Марр оставил целую группу учеников, внесших богатейший вклад в обстановку страха и антинаучной истерии.

            В конце 40-х годов, после войны, эти господа выдвинули теорию двух языков в одном. Интересно, что имена этих учеников очень не любят, точнее, боятся упоминать в учебниках. Суть их великой теории сводится к тому, что в любом языке есть два языка – язык эксплуататоров и язык эксплуатируемых, язык буржуазии и язык пролетариата. Скажем, захочет рабочий Сидоров воды, так он выскажет эту мысль по пролетарски – хочу стакан воды. Если же господин Абрамович захочет стакан воды, то он выразит эту мысль иначе, просто сказать «хочу стакан воды», он не может, поскольку немедленно ощутит эту фразу как подлаживание под язык презренного пролетариата. Зато, слово театр – слово буржуазное. Абрамович может сказать – в нашем городе есть театр. Рабочий Сидоров от этой фразы ощутит всю тяжесть гнета буржуазии и выразит свою мысль по-другому. Всё бы ничего в этом маразме, если бы за неприятие подобной теории не полагалось бы сажать, гнать в Сибирь, расстреливать и т.д. Когда началась эта кампания, Сталин попал в крайне неловкое положение. С его политикой «разделяй и властвуй» теория банды мерзавцев от науки внешне была очень кстати, но возник вопрос меры. Дело не в том, что под эту теорию можно было послать в тюрьму кого угодно, а дело в том, что машина репрессий превращалась в нечто, управляемое этой бандой мерзавцев. Ведь эта машина репрессий начинала работать по доносам без права на выбор. Очень это напоминает предложение времен первых лет Ельцина у власти, когда власти предлагалось обязательность принятия репрессивных мер по указанию в любой статье либерального журналиста. Сидит либерал в газете и командует, а вся машина репрессий теряет управление сверху.

На языке «буржуазии» говорили все мало-мальски образованные граждане от рабочего Сидорова, если он не заменял слова на матерные, до каждого учителя литературы. Эта теория требовала полного разгрома преподавания родной речи и литературы в школах – Пушкин, Навои, Шевченко, Шалом Алейхем, Шота Руставели, все вплоть до Эренбурга до Симонова – явно не гнушались языком аристократии и буржуазии. А тут какая-то банда предлагала решать, присвоить или не присвоить Пушкину, Горькому или Шота Руставели ярлык эксплуататора и гнать или не гнать поклонников их творчества в Сибирь. Сталин просто испугался такой борзости отморозков от науки, вызвал к себе грузинского академика (а грузин без одобрения Берия гнать в Сибирь было нельзя) и сочинил с его помощью статью, где, при всей грузинской бездарности и небрежности, было сказано главное – нет в языках различных народов деления на язык эксплуататоров и язык эксплуатируемых. Страна потом полгода учила эту статью только потому, что Сталин не решился адекватно поступить с учениками Яна Марра. Вместо того, чтобы послать их в Сибирь по принципу «не рой другому яму, сам в неё попадешь», он оставил их при постах и ученых степенях. Трусоват был Сталин. Более того, Сталин был трусоват настолько, что потом как бы извинился перед этими бандитами от науки, устроив целую борьбу с «засильем» иностранных слов в языке. Именно тогда, например, французскую булку срочно переименовали в городскую. В итоге «прогрессивная» общественность люто обиделась на Сталина и стала критиковать Сталина крайне лицемерно. Для начала полностью «забыли» об учениках Яна Марра и устроили кампанию насмешек. Саму же борьбу с иностранными словами никак не связали с вопросами «языкознания», а просто обвинили Сталина в антисемитизме. Логичный подход, ведь, если ученики Яна Марра испугались, то и их друзьям полагается дрожать и наводить страх на всех евреев подряд.

            Надо сказать, что борьба оказалась на редкость удачной. Напуганный репрессиями народ успешно забыл теорию двух языков в одном. Ян Марр чуть не превратился в умника и порядочного человека. Сталин из труса-отморозка превратился в несгибаемого злодея. Этим чудесным «открытием» до сих пор козыряют сталинисты. Сама идея чистоты языка превратилась в нечто порицаемое. Мол, нам французы и англичане не указ. Впрочем, сама мысль, что Россия шагает не в ногу со всем миром, выглядит крамольной. Действительно, чистота языка нужна людям как гарантия взаимопонимания. Китайцы борются за чистоту путунхуа, французы, англичане, чехи борются за чистоту своих языков. Индийцы – за литературный хинди. Но они нам не указ, потому что они, якобы, так не делают. Что касается методов Яна Марра, то мы их недавно видели в передаче Гордона, где он предлагал «закрыть» Аркаим. Поэтому, такие как Студенцов и его сторонники заслуживают особой критики. Мы это уже проходили. Начинают «Студенцовы» с ахинеи, затем требуют «уравновесить» критику этой ахинеи с помощью критики тех, на кого они укажут. Но, дай им волю, они будут сажать и расстреливать. Надо понять, что слова «Ян Марр» являются ключевыми. Произнесли эти словечки в положительном смысле – сами себя разоблачили как сторонников подлости, доносов и репрессий.  

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments