kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Кто кого как воспринимает

http://krylov.livejournal.com/3391195.html
Я, конечно, очень специфически отношусь к Крылову, поскольку он не воспринимал и не воспримет меня как писателя и публициста не потому, что идейных соображений много, а потому, что мест на Олимпе мало. Настолько мало, что я очень спокойно отношусь к нему как к человеку, для кого неписателями стали во многом Салтыков-Щедрин, Чехов, Булгаков. Поэтому, когда не признают идейно неугодного писателя, это ещё пол беды. В этом непризнании хотя бы есть косвенное признание - эх, признал бы писателем, но позиция не та. Зато Захар Прилепин признал гением госпожу Витухновскую, которая работает на ту же систему, но официально с иных позиций - выступает за расчленение России, секс взрослых дядь с шестилетними девочками (во благо ребенка!), победу Порошенко над Донбассом и т.д. При этом Витухновская - гений без оговорок, мол, гениально пишет, но взгляды не те. Напротив, безоговорочный гений.

Вопрос в таких случаях достаточно примитивен - стоит ли бороться с непризнанием как явлением, если оно неискоренимо? Лучше подготовить читателя к принципам непризнания. В признании или непризнании сплошь и рядом мы имеем не объективный подход, а отстаивание шкурных, индивидуальных или коллективных интересов. Более того, почему бы не признать право не считать писателя писателем, если кому-то захотелось? Вот, мне не хочется даже читать Прилепина, поскольку он наймит системы. Не хочется, потому что лень читать и напрягаться - это во имя чего сказано? Пелевин тоже наймит системы, но кое-какие вещи интересно было читать. Например, Священная книга оборотней с пропагандой идеи начала 21-го века, будто Путин поставил силовиков выше олигархов. Смешно, хотя в последующих книгах Пелевина меня эта идея достала. Скучно читать повторы.

Мой ответ на вопрос достаточно прост - подготовленный читатель сам имеет право вычеркивать для себя писателя из писателей, если это ему хочется. Ну, вычеркнет некто Крылова (Юдика Шермана) из поэтов, так право имеет. Это как с правом на ношение оружия, если нельзя определенную группу лишить право носить оружие, стоит подумать о всеобщем праве на самозащиту. Тем более, речь не идет о реальной стрельбе, всего лишь не купил чью-то книгу и сказал - не хочу, не писатель он мне. И тут оказывается, что любители кого-то признавать или не признавать очень четко делятся на две группы - признающих данное право за узкой группой лиц и признающих данное право за всеми. Последняя группа всегда спокойнее первой - падают тиражи? Пишите интереснее, издавайте других писателей. В книгах мало мыслей? Найдите кого-нибудь поумней. Таланты не хотят писать за гроши и ради денег подряжаться работать на проекты типа Болотного или охранительного? Извините, таланты тоже хотят кушать. Хотели пустыню? Получите пустыню.

Вот тут любители признавать права вычеркивать или вставлять конкретные имена в литературу во имя мелких или крупных групповых интересов обычно поднимают вой - вы себя обедняете, вы так много теряете. Ой ли! Идея, что надо читать всё, что вам предлагают, лукава и зловредна. Много мусора в голове пользы не принесут. Ещё важнее, что многие вещи нельзя читать с пользой без должного комментария. Про Пелевина я сказал - вы ничего не поймете в похождениях лисы Ахули, если не будете помнить про социальный заказ на возвеличивание силовиков во времена написания романа. Вы ничего не поймете в романе Аксенова Остров Крым, если вас не ткнут носом в пассажи из которых вытекает, что крымские татары истинные европейцы и готовы к сексуальной революции, полны толерантности и рыночности, а русский народ просто бяка и безобразен своей нерыночной любовью к России. Точно также вы никогда не поймете, почему Солженицын бяка и не писатель и не публицист, пока вам не дадут скандальную книгу 200 лет вместе и не покажут, как Солженицын, приводя одни документы за другими, в общем довольно убедительно показал - пока на Руси было крепостное право, еврейская община была весьма лояльна к власти и царизму. Но стоило освободить крестьян от рабства, как началось брожение и далее пошла волна ненависти. Очень интересный момент, поскольку советская власть во многом возродила систему рабства как способ государственного управления. Когда читатель нюхом чувствует разводку, но не хочет или не может её понять, вполне естественно, что он за книгу не возьмется. И потом, сколько можно читать литературу не для удовольствия, а для расшифровки подтекстов и особенностей междуусобной борьбы писателей? Хочется взять в руки книгу, где писатель просто и честно говорит, что думает. И здесь как в анекдоте про льва - пуд мяса съесть-то он съест, но кто ж ему даст! Ведь даже Толстого с его идеей в Войне и мире о том, что крестьянин обязан быть рабом, исказили донельзя. Или святая идея Толстого, отражающего его конкурентные отношения с немецким дворянством, что крестьянин должен быть рабом именно у русского помещика, иначе он не поймет, какое счастье быть рабом, заболтали и исказили ещё учителя в школе. Короче, отказ восторгаться писателями - право каждого.  
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments