kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

О причинах Октябрьской революции

Продолжу сериал. Мы не понимаем суть церковных реформ Петра Первого. Создав Синод, Петр открыл возможность модернизации страны, поскольку страна от православного мракобесия зашла в тупик. Запретили многие книги, шашки, шахматы, музыкальные инструменты при Никоне. Петр оставил запреты для народа и купечества, но сделал дворянство свободным от запретов. Можно читать Вольтера, учить географию, иностранные языки, играть на музыкальных инструментах, вешать дома светские картины, включая картины с голыми Венерами. Все это с точки зрения православия тяжелый грех. Все это нарушало право церкви совать нос в чужие дела и считать их своими.

Но одновременно это способствовало шизофрении церковного сознания. Надо поклоняться власти, а власть имеет право вести себя антицерковно. Помещик может поставить статуи языческих богов в саду, завести гарем, не блюсти пост, а другие должны следовать указаниям церкви. Аморальность как результат двойственности это худшая из видов аморальности.

После освобождения крестьян и появления интеллигенции положение совсем запуталось. С точки зрения формального социального статуса, например, автоматического права на дворянство по мере роста по служебной лестнице и отношения к просвещению общества, интеллигенция попадала в разряд благородных, то есть имела право не поститься и не подчиняться церкви, как крестьяне. С другой стороны, такое положение дел не только не устраивала церковь, но и не устраивало дворянство. Даже сегодня церковь не преодолела психологически данную раздвоенность. Будущих попов учат требовать от прихожан приносить к ним купленные книги, чтобы попы проверили их на крамолу и могли изъять и выбросить. Это как с поркой в казачьих кругах, власть за, но закон отменить нельзя и признать порку законной нельзя, а уж прийти к решению, что порка должна заменять уголовное наказание как раньше, тоже кажется недопустимым. А без порки надо действовать пряниками, а пряниками действовать противно - ишь, быдло, пороть нельзя, подкупать надо.

Что касается дворянства, то оно получило в результате от государство не столько право на просвещение и образование, это была только малая доля от совокупности прав под названием вседозволенность с религиозной точки зрения. Нигилизм становился нормальной реакцией. Если дворянству позволено все в обмен на лицемерие, то свобода это всем знакомая вседозволенность, но без лицемерия. Петровский нигилизм для избранных сделал идеалом для масс нигилизм всеобщий. Церковь же потеряла ориентиры дозволенного и недозволенного. С одной стороны, хорошо как при Никоне, когда нельзя все подряд, но тогда общество рухнет. С другой стороны, если можно разрешить слушать орган, то можно все - разрешить содомию, воровство, сатанизм. Лицемерие же становилось одновременно оружием запретительства и разрешительства. Совсем как с Достоевским - увлекался азартными играми и педофилией, зато от других требовал благочестия, прямо переходящего в ненависть к Европе, где Федор Михайлович так любил поразвлечься!

В итоге марксизм и прочие учения становились более привлекательными как более логичные. Власть воспринималась как шизофрения.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments