January 27th, 2009

сова

Немножко о Боровицкой башне Кремля

Обычно название Боровицкая объясняют наличием некогда соснового бора на кремлевском холме. Совершенно случайно, читая статью в газете о каком-то завещании 13 века, увидел цитату "завещаю ... и боров в саду". К цитате шло пояснение - слово "боров" в 11-16 веках имело два значения "кабан" и "теплица". Москва первоначально имела посад вдоль берега Москва-реки (там сейчас стены Кремля) и в районе современного Китай-города. Низменное место, где речушка Неглинная впадала в Москва-реку, идеально подходило для огородов и, соответственно, теплиц. Зачем Москва должна была иметь бор рядом с крепостью, если подходы к крепости обязаны быть безлесыми и просматриваться сверху, непонятно. Зато огородам место в низине - там почва лучше, то есть как раз напротив Боровицкой башни.
сова

Культурная скала. Миниатюра

 

Культурная скала


Жила-была скала. Ничем особенным она не выделялась. Стояла себе в отдалении и взирала на местность. Сказать, что скала наблюдала мир свысока, не совсем правильно. Мир перед её глазами выглядел сжатым более крупными скалами. Ручей внизу нес всякую чушь. На соснах в долине сплетничали белки. Иногда проходили люди с озабоченным видом. Менялись сезоны. И не было у окружающих скал никаких особых стремлений. Пережили очередное землетрясение, и ладно. Доживем до нового без забот и хлопот. Очень скучная позиция, напоминающая вековую мечту русских пережить от революции до революции и от перестройки до перестройки без активного участия в социальных преобразований.
У скалы была мечта. Таилась она где-то глубоко в камне и никак не могла выйти наружу. Мечтала скала приобщиться к культуре и тем внутренне возвыситься. Возвыситься реально она не могла, другие скалы мешали, со всех сторон стискивали. Скала иногда негодовала на соседей, хотя жизнь распорядилась справедливо. Возвышается самый достойный, то есть получивший более удобную позицию. Живи и возвышайся, если очередное землетрясение не помешает.
Потихоньку мечта о культуре внутри скалы стала расти. И вышла наружу. Вы сами понимаете, пока мечта не вышла наружу, ничего в вашей жизни не измениться, чтобы вы не делали. Уловить же момент выхода мечты наружу невозможно. Кажется, ничего не изменилось, но нечто невидимое вокруг вас стало изменяться. Со скалой вот какие изменения произошли – почуяли мечту люди.
Люди – существа особые, на чужую мечту у них нюх тайный развит, как учуют чужую мечту, срочно подойдут и поинтересуются, что за мечта такая, может твою мечту стоит к рукам прибрать. Начали люди к скале подходить. Один подойдет, что-то сделает, затем другой потянется. Потихоньку всю скалу изрисовали, душу излили. Картинки были своеобразные, но не слишком высокохудожественные – мамонты разные, олени, люди с луками, чумы. Потихоньку от петроглифов к письменности перешли: Вася + Зоя = любовь, здесь был Павел, ребята, кто мои носки спиздил? Стихи появились:
Кто здесь прошел,
Я вас люблю.
Ложи на камень
По рублю.
Хорошие стихи, в рифму, видимо от всего сердца были написаны. Впрочем, и белыми стихами баловались, и классику цитировали. Некоторые физики и математики формулы написали. Хорошо формулы с высоты смотрелись, ни дать не взять, с левой стороны пособие для абитуриентов, с правой стороны предисловие к кандидатской диссертации. Местные археологи заволновались: нельзя, чтобы новое скрывало под собой старое. Археологи – особая профессия. Чтобы открыть старое, они берут и раскидывают лопатой всё накопившееся над старым новое и в отвал кидают. За это им платят деньги и позволяют выпускать книжки с картинками и рисунками. Поддержали археологов журналисты. Они тоже написали статьи с картинками и призвали объявить скалу заповедником старого и непонятного. Местная администрация заволновалась и объявила тендер на обустройство туристического маршрута.
Скала же продолжала спокойно впитывать мировую культуру и потихоньку воспринимать её содержание. Сами понимаете, какие у скалы объемы, много туда влезет. А мечта скалы продолжала потихоньку выходить наружу и улетучиваться. Мечта исчезала незаметно, как и полагается всякой мечте. Казалось, ещё вчера полон мечтаний, а сегодня мечты нет, и надо напрягаться, вспоминать мечту, точнее, загонять её внутрь памяти, а она не лезет, хоть тресни.
Так и получилось. Пока подрядчики факсы слали, и инвесторы с местной администрацией коньяк пили и пальцы растопыривали, произошло землетрясение. Фасад скалы аккуратно обвалился вместе со всей писаной и рисованной культурой и историей. Стоит теперь скала чистенькая и ещё более незначительная, чем было раньше. Только в самом центре скалы маленький значок сохранился, но никто не поймет, нарисовал ли значок проезжий турист или трещины в скале значок образует. Значок обозначает букву «я». Вот и все то ли остатки, то ли последствия мечты от приобщения к мировой культуре. Что хотела сказать этим скала, людям неведомо.