February 6th, 2009

сова

(no subject)

Говорят, солдатами не рождаются, солдатами становятся, и забывают сказать, что мужчинами не становятся, мужчинами рождаются, в крайнем случае, мужчинами просыпаются.




сова

(no subject)



Если кого-то интересовало моё фото, то пока посылаю фото на сайте с моими литературными произведениями. Фото старое. Сейчас я выгляжу несколько иначе. Когда удастся разобраться с фотошопом и просто обрезать по краям снимки в полмегабайта и больше, помещу более свежие фотографии.

сова

(no subject)

Больше месяца назад Наталья Холмогорова нагловато обвинила меня в анонимности. Требовала назвать фамилию и вывесить фото. Ради хороших знакомых, о чьём литературном издании я сообщу чуть позже, мне не жалко назвать себя и вывесить фото, но ради некоторых ЖЖистов делать это не стоило. Объясню, почему. За всякого автора говорят его литературные вещи. Речь идет именно об удовольствии, достовляемом читателю, а не критику, тем более, лицу заинтересованному. Чего ради мне представляться людям, возомнившим, будто их оценка что-то меняет? Тем паче, нечего распинаться перед ребятами, которые возомнили, будто их молчание надо воспринимать так, как и принято воспринимать молчание в порядочном обществе - вот, писал, написал плохо, а мы - люди добрые, мы от критики воздерживаемся. Мальчики и девочки обезумели от поисков талантов, не знающих себе цену. Есть такой господин Карабанов. Он не любит Белковского и компанию за то, что эта сволочь регулярно читает его сайт и ни разу не удосужилась хоть формально выразить ему своё уважение. Хотя без его работы Крылов собирал бы уже не 30 человек тусни за раз, а не больше 15. Было дело, я сам писал у Карабанова в том числе под псевдонимом Савин.С. При этом, толком не зная ни о чем, я способствовал сперва росту ДПНИ, затем первому расколу в ДПНИ. Знаете, вот так получается - я работаю, у кого-то прирастает. Я продолжаю работать - у кого-то убывает. Непроизвольно получается. Пусть немного, не буду себя переоценивать, но прибывает или убывает. Так вот, в ЖЖ я не просто вывесил некоторые статьи, но и литературные вещи, которые на порядок выше этих статей. Реакция была очень предсказуемой - молчание. Авось, гражданин не знает себе цены, авось, будет заискивать, глядеть снизу вверх, бояться сказать своё мнение, если оно не совпадает с мнением старших товарищей, авось, его ещё никто не читал. Проскудин даже успел под шумок идею уворовать, переиначить в худшую сторону и на АПН тиснуть. Сейчас, надеюсь, успел и гонорарчик получить. Я думаю про другое - представим себе на моем месте действительно начинающего литератора. Он сломается от необходимости подлаживаться. Он просто не будет понимать, за что его так. Он не поймет, почему он пишет лучше Крылова, а Крылов устраивает ему иерархию  отношений - Крылов на недосягаемой высоте, затем великая Наталья Холмогорова и только ниже он, начинающий, в виде твари смиренной. Это называется - тихий шантаж. Да, тихий шантаж - норма современного поведения, но для литературы и журналистики такое поведение всегда ведет к краху. Не надо удивляться, что народ перестает читать литературу и теряет интерес к публицистике. Если бы он видел, что тихие шантажисты заняли все ключевые ниши, он бы принципиально прекратил бы читать журналы, книги, газеты, словом, всё, кроме старой, проверенной классики. Вернемся к основной теме. Розыгрыш получился неплохой. Целых три месяца важные господа читали ЖЖ и делали вид, что ничего не поняли. Они уже и фамилию мою вычислили, и статьи в других местах прочли, но гордо и несгибаемо молчали. Они изволили обидиться на розыгрыш. Ну, и пусть. Ребята, не воруйте, не шантажируйте, не играйте в незаменимое начальство, тогда никто не будет вас разыгрывать.
сова

Женская логика. Рассказик

 

Женская логика

Известный китайский философ Суй Жуй сидел и размышлял о бездонном. О безграничном Суй Жуй уже много размышлял и еще больше творил, став автором семи томов гениальных произведений. Теперь он только решил уточнить ход своих мыслей, сосредоточившись исключительно на частном аспекте безграничного – на бездонности. Неожиданно ход его гениальных мыслей спутался. Шум соседей за окном стал нестерпимо резким и громким. Суй Жуй нехотя оторвался от тонких и величественных рассуждений и решительно хлопнул в ладоши. Старый слуга Дунь Цай вошел в кабинет философа и почтительно склонился.

«Старый Цай, что за шум?» - Суй Жуй был краток. Только недовольный изгиб бровей показал его нетерпение.

«О благороднейший и почтеннейший господин, у соседа Ван Си потерялась коза. Вся семья отправилась на поиски. Сейчас часть искавших сбилась с ног, вернулась домой и спорит о поисках потерявшейся козы».

Суй Жуй взглянул на слугу с презрением:
«Такая мелочь и столько шума». Затем он сделал паузу и добавил: «В моем доме больше слуг, чем родственников у этого козлодоя. Пошли человек пять. Пусть найдут эту козу, а соседей попроси не шуметь».

Дунь Цай привычно согнулся чуть ли не пополам в знак уважения и вышел. Суй Жуй рассеянно смотрел по сторонам, слушая шум соседей, затем шум прекратился, видимо, Дунь Цай передал соседям просьбу философа и выслал слуг на поиски козы. Суй Жуй еще раз взглянул на потолок и предался мыслям о бездонном. Увы, мысли о потерявшейся козе соседей мешали философу работать. Часа через два он снова вызвал Дунь Цая и спросил о поисках. Слуга был вынужден ответить, что козу пока не нашли, а слуги еще не вернулись. Суй Жуй приказал послать еще пять слуг и снова попытался сосредоточиться. Ничего не лезло в голову. Вплоть до обеда философ размышлял, но не смог записать и одной толковой мысли. После обеда Суй Жуй возобновил размышления и почти сочинил гениальную фразу, когда ещё больший шум соседей окончательно вывел его из себя. Философ не выдержал и хлопнул в ладоши трижды. Старый Дунь Цай влетел в кабинет взволнованным жаворонком, мигом превратился в послушный знак вопроса и замер, чуть не касаясь головой собственных колен.

«Что за шум? Я уже послал десять слуг. Неужели не могли найти одну козу? Неужели между поисками быстроногого скакуна, пробегающего 10 000 ли, и ленивой козой нет разницы?»

Дунь Цай упал на колени и запинающимся голосом попробовал объяснить:
«О господин! Коза не могла уйти далеко, но она пошла по дороге на запад в город Цяньчжоу, а там по дороге столько различных ответвлений, что никаких слуг не хватит на поиски. Всё селение сбилось с ног в поисках козы. Люди с трудом возвращаются назад. Половина искавших потерялась. Их жены волнуются, надеются, что мужья хотя бы успеют вернуться домой засветло и не будут ночевать под открытым небом. Где коза, никому не ведомо».

Суй Жуй выслушал слугу, задумался и начал причитать: «Горе мне, горе мне, как я раньше не подумал?»

Слуга Дунь Цай заволновался, но выдержал почтительную паузу и, наконец, спросил: «О чем вы, благороднейший господин? Я немедленно прикажу слугам вернуться или искать козу хоть три дня, но найти её!»

Суй Жуй посмотрел на слугу и промолвил: «Конечно, я горюю не о жалкой козе соседей. Я думаю о своих величайших трудах. В них так много разветвлений мыслей, столько возможностей, что простой ум невольно начнет путаться в них и не найдет самых простых вещей, которые больше подходят его примитивному умишку, чем гениальное разнообразие, открывающиеся в моих произведениях. Ну, а прямой путь к моим главным идеям примитивному умишке совсем не под силу!»

«О высокомудрый!», - ноги слуги Дунь Цая сами подогнулись от глубины его мышления, и он бухнулся на колени.

Жена философа Гу Сюеянь в это время стояла за дверью, слушала высокомудрые суждения мужа и невольно воскликнула: «Ах!» Философ услышал, нахмурился и попросил жену войти.
Гу Сюеянь выдержала почтительную паузу и заметила:

«Я, разумеется, не слишком мудра в философии, но немножко понимаю логику коз. Им абсолютно наплевать на пути человеческого ума и действия человека, прокладывающего различные дороги. Они бредут напрямик, смотря, где трава гуще. Зачем ловить козу, плутая по готовым дорогам? Лучше забыть про дороги и шире открыть глаза!»

Суй Жуй выслушал замечание жены и погрузился в еще более глубокие раздумья. Через некоторое время он открыл глаза и воскликнул:

«Совсем горе. Я строю свою философию, давая людям самые различные пути мысли. Большинство людей пойдет по готовым дорогам. По зеленой траве своим путем мимо моих совершенных дорог пойдут только козы, козлы, да гении. Как же отличить козлов от гениев, если следы их в начале пути будут столь схожи?»

«По длине пути», - ответила Гу Сюеянь. – «Козу, наверняка, найдут не сегодня, так завтра. Гения придется искать куда дольше!»