February 11th, 2009

сова

Как Костя Крылов Чехову морду намылил

http://krylov.livejournal.com/1796155.html Здесь откровения Крылова, а сам неудачный романчик можно почитать здесь http://feb-web.ru/feb/chekhov/texts/sp0/sp1/sp1-273-.htm А здесь Крылов подкрепляет фразу авторитетом Галковского, причем фраза Галковского о настроении общественном переиначивается в политический заказ, в итоге Чехов подается чуть ли не как платный агент врагов самодержавия http://www.samisdat.com/3/311-107.htm

Чехов – это зло или он только прикидывается? Приблизительно такой вопрос задал бы себе наивный читатель после очередного поста Крылова. Действительно, чем Чехов не угодил не только Крылову, но ещё некоторым горе-литераторам, которые при внимательно взгляде в сочувствии не нуждаются – пишут, как могут, имеют за это кусок с маслом, широкий вход во многие издательства и прочие прелести жизни? Лично мне подобные публикации очень напоминают историю, описанную в Архипелаге ГУЛАГ. Директор предприятия устал хлопать десять минут подряд, вслед за ним все с облегчением прекратили аплодисменты вождю, а на следующий день директора отправили в тюрьму и влепили десять лет. Следователь, клепавший дело, прямо объяснил – сажаю, чтобы народ не расслаблялся. Действительно, нападки на Чехова очень напоминают классическую провокацию по отделению послушных и трусливых от независимых. Очень напоминает дурной еврейский междусобойчик. Ах, вы знаете, что наша Фима защитила диссертацию исключительно потому, что спала с директором? Дело ясное – Фима не дала раком правдоборцу, надо бы ему в морду дать, да сгноит гад с помощью связей и милиции. Остается только разводить руками – Фима? Неужели? Не верю! В более тяжелом случае приходится поддакивать – Фима? Ух, грязная шлюха! Но дурной еврейский междусобойчик тем и отличается от дурного русского междусобойчика, что кое на кого катить бочку возбраняется. Попробуйте смешать с грязью Мандельштама и получите в морду. В лучшем случае от вас отвернуться. Положение Фимы тоже не самое худшее. Чуть сменится расклад сил хоть лет через десять – припомнят по полной программе. Зато у русских принято прощать. Да, было десять лет назад, но человек изменился. А, если покаялся, так доброхоты найдутся и начнут к Фиме приставать – что ты ему, деваха, раком не даешь, он же нравственно переродился! Причем объяснять доброхотам, что они заслуживают получить в морду по полной программе, абсолютно бесполезно. За доброхотов вступятся новые доброхоты и побегут жаловаться в милицию. Ух, тяжело жить в русской среде. Потом ещё удивляемся, что у русских с патриотизмом плохо, причем доброхоты идут в первых рядах разоблачителей ленивой до патриотизма, «тупой» русской массы.

            Но вернемся к Чехову, на которого льют грязь с каким-то поганым сладострастием. Начинал Чехов как автор маленьких юмористических рассказов. Занятие весьма неблагодарное. Рассказ – не книга, сразу не издашь. Более того, издать подборку рассказов очень тяжело. Каждый редактор дуреет от изобилия и начинает выпендриваться – это возьму, а то не возьму. Режет редактор единое целое, словно барана стрижет. А что? Баран он и есть баран, его дело шерсть наращивать, а дело редактора стричь кусочки получше – выстриг клок с одного бока, добавил клок с головы, пару клоков со спины и в этом непотребном виде пустил дальше шерсть нагуливать. То ли дело роман – или завернули, или издали, мелкая правка не в счет. С одного романа легко имя заработать, да и гонорар побольше, чем за рассказ будет. Поэтому писатели обожают писать именно романы. Чехов в молодости попробовал, а теперь нагоняй от Крылова получил. Злодей Чехов, человеконенавистник, приспособленец, поливающий помоями действительность! Как хорошо, что его роман не напечатали! Чехов был вынужден приспосабливаться и более тонко и ядовито обливать помоями русскую жизнь. Правда, первый романчик Чехова был посвящен вымышленным событиям в Австро-Венгрии, на обливание грязью русской жизни не тянет, но опять-таки мы видим проверку на вшивость – смолчишь или возмутишься. Реальный Чехов попал в очень неприятную ситуацию поиска своей компании, без которой пробить к читателю практически невозможно. К православным он пристать не мог – православные семь шкур сдерут, душу вымотают и грош ломаный кинуть пожалеют, если заподозрят хоть на йоту в инакомыслии. Для православных надо идти по пути Достоевского – прямо объяснять русскому человеку его полную греховность и дубиной вколачивать комплекс неполноценности перед Верой и церковной иерархией. Да и то будут, как Достоевского, вечно подозревать в крамоле. Идти в революционеры и молиться на Чернышевского ещё смешнее. Тут писать дадут только публицистику. Вместо истинного писательства потребуют разносить листовки, написанные дубовым языком с крикливыми лозунгами, замочить кого-нибудь или доставать динамит для бомбистов. Вообще не до писательства станет.

            Короче, думал Чехов и сделал глупость. Решил он еврейскую тему поднять и либеральной общественности польстить. Написал романчик супротив аристократии. Аристократия была не только евреям как нож в горле. В итоге Чехов попался на классическую обманку. Среди либеральной общественности все свои, пока дело не доходит до дележа денег. В этом смысле либеральная общественность ничем не отличается от любой другой общественности. Там тоже не говорят, что деньги на первом месте, поскольку все идейные, все продажные. Короче, влип Чехов со своим романчиком, но разобрался и стал писать более независимо. Либеральная общественность такого не прощает. Каждый человек, который, действуя в рамках либеральной общественности, не добился финансовой независимости, но понял, что деньги в либеральной среде важнее идейности, автоматически записывается в люди сомнительные, способные помешать рулить дураками и хорошо за их счет наживаться. Крылов, нападая на Чехова, действует четко в рамках правил либеральной общественности. В этом принципиальная разница между либеральной общественностью и «грубым» русским народом. «Грубый» русский народ, включая православных, «не доросли» до записи во враги всякого, кто способен увидеть в них недостатки, включая пресловутое сребролюбие, а либеральное мировоззрение именно на этом держится – на способности увидеть в человеке врага, прежде чем человек поймет, что имеет дело с ничтожеством. Враг при этом описывается четко как Чехов по Крылову – человеконенавистник, коварный вливатель яда в незрелые души, скрытен (скрытные люди – подлы по сути), хитер, опасен. Жертве скопом приписываются черты агрессора. Логика не требует ума – смотри в зеркало, да пиши. Грязи хватит с избытком.

            На самом деле Чехов был человеком закомплексованным, страдавшим, как 99% русского народа, комплексом собственной неполноценности перед евреями и агрессивными либералами. Какой человек без комплексов женится на артистке Ольге Книппер, ободравшей впоследствии его как липку? Почитайте рассказ Доктор и его жена. Там Чехов здорово откровенничает. Страдал он этим комплексом чисто по-русски – думал, что он психологически независим. Сильнее этим комплексом страдают только махровые антисемиты – эти точно полагают себя совсем независимыми и выглядят со своим самомнением смешно и нелепо. Комплекс собственной неполноценности перед либералами и евреями является естественным следствием всего комплекса собственной неполноценности, навязываемого народу столетиями. Отсюда столь обычен в России комплекс неполноценности перед Европой, Кавказом или Америкой. Если у нас нет комплекса собственной неполноценности перед марсианами, то исключительно в силу того, что отсутствие этого комплекса не мешает работникам СМИ и культуры питаться крошками с барского стола истеблишмента. Не было бы евреев, заставили бы комплексовать перед китайцами или папуасами. Но у Чехова был ещё один крупный недостаток перед лицом либеральной общественности – он не навязывал комплекс собственной неполноценности читателю с усердием Толстого или Достоевского. За это Чехов стал практически единственным русским классиком, которого оценили западные интеллектуалы без раскрутки с помощью либеральной общественности как в случае с Набоковым или Буниным. Чехов как бельмо в глазу нашим либеральным писателям. Даже произведения Булгакова или Гоголя не смогли добиться большого успеха на Западе, а тут такой вопиющий казус. Ух, русская сволочь! Так и нарывается на либеральное разоблачение. Чехов невольно посягнул на святое право либералов быть посредниками между Россией и Западом в диалоге культур. Остается только зубами скрежетать.

            Напоследок хочется дать Крылову совет. Если ошельмовать окончательно Чехова не удастся, надо вступить в союз с ярыми антисемитами и уж совсем неприкрытыми либералами, как это было сделано с Солженицыным. Представьте себе картину – Крылов, Новодворская, Мухин, Баркашов, Каспаров, Чубайс и прочие дружно идут поклониться мощам Николая Второго, а затем объясняют народу, что развалил Российскую империю своим Вишневым садом подонок Чехов, а большевики были просто невинными пешками в коварной игре Чехова. Смешно? Ну, если СССР развалил не Горбачев, а Солженицын, будем считать, тропинка уже проторена. Верной дорогой идете, товарищи!



сова

Пожар в Пекине

http://www.youtube.com/watch?v=6hSPFL2Zlpg&eurl
http://www.youtube.com/watch?v=geAHieWER7Q&eurl

Злобные американские диссиденты сейчас активно демонстрируют запись недавнего пожара одного из зданий телецентра в Пекине, сравнивают силу пожара с пожарами в зданиях Торгового центра в Нью-Йорке 9/11 2001 года. Пожар в Пекине был действительно ужасен, вдобавок стоял треск каких-то лопающихся перегородок и прочих элементов небоскреба, но здание не рухнуло. Напомню, что именно пожар был признан официальной причиной обрушения нью-йоркских небоскребов.