February 20th, 2009

сова

Дорогие подарки. Фельетон

            В последнее время бизнесменов и политиков России обуяла самая настоящая мания – делать народу максимально дорогие подарки. Все словно соревнуются в своем желании потратиться на народ, забыв о падении рынка ценных бумаг и опасностях нищеты, стерегущей за углом избыточно щедрых дарителей. В первых рядах шествуют министры и работники Министерства Финансов. Казалось бы мелочь – Марью Ивановну могли сократить из банка. Да, кто такая Марья Ивановна? Уборщица. Зарплата тьфу, рожа вечно помятая от дешевых напитков, речь некультурная. Но нет, Министерство Финансов любит Марью Ивановну, для Министерства Финансов нет людей презренных и недостойных. Правда, мы живем в эпоху рынка. Давно канула в прошлое эпоха силовых методов и беззакония. Нельзя приказать банку не сокращать унылую пьянчужку. Остается одно – спасительный кредит в пару миллиардов долларов. Естественно, к документу о транше приписочка – не сокращать Марью Ивановну в течение ближайшей пары месяцев. Ух, Министерство Финансов может спать спокойно, а некоторые даже слетать на пару недель в Анды покататься на горных лыжах. Банк-то надежный. Сказал – не уволит, значит, не уволит. Вздохнули, выдохнули, а тут новая беда – в другом банке собрались швейцара сократить. Хороший швейцар – дядя Вася. В отличие от Марьи Ивановны, он всегда трезв, подтянут, полон пролетарского достоинства, не курит и в подкидного дурака на деньги не играет. Короче, пришлось уже другому банку дать транш в четыре миллиарда. Осенью уже давали, а теперь снова пришлось потратиться. Всё нормально, это и называется – социальная политика. Во главе работы должен стоять человек и его интересы.

            О производстве у нас тоже не забывают. Вот простой человек – Виктор Петрович. Виктор Петрович – шофер инкассаторской машины. Он перевозит деньги торгующих нефтепродуктами. Из-за падения мировых цен на бензин над Виктором Петровичем нависла угроза сокращения – меньше цены, меньше доходы, меньше перевозка денег. У Виктора Петровича семья и дети. Дочка Машенька в свои неполные восемь круглая отличница и поет в детском хоре. Ах, как ей хочется подарок от папы на новый год. И она действительно получает подарок от папы, потому что правительство бдит, правительство не допустит сокращения Виктора Петровича. Теперь страна платит за литр бензина больше, чем в Америке. Тяжело? Ничего, Виктору Петровичу не легче. У его дочки скоро день рождения. Но правительство бдит, правительство работает. Алло, Виктор Петрович! Как ваша Машенька? Вы не забыли купить ей куклу с веселыми, карими глазками? Теперь за РЖД, там работает стрелочник Сенькин. Это у кого всегда виноват стрелочник? Только не у нас. Стрелочник Сенькин вне подозрений, в зной и дождь, в мороз и пургу он всегда готов перевести стрелки в нужном направлении. Кто там говорит, что объем перевозок упал, железные дороги несут убытки, а единственный способ поднять конкурентоспособность промышленности – понизить тарифы? Вы куда Сенькина денете? Сенькин – надежда и опора Родины. Никаких снижений тарифов, только вверх и только за счет пассажирских перевозок. Очень хорошо, что на короткие расстояния самолеты не летают, а цена купе дороже  авиабилета выйдет. Главное, Сенькин работы не лишится. Заодно сынка Сеньки Мишу к делу пристроим. При нынешних ценах придется штат контролеров в электричках увеличивать. Правительство понимает - Миша дорог отцу Сенькину и маме Сенькиной. Будет сынок при деле.

            Впрочем, Россия уже полной ногой вступила в постиндустриальное общество. Главные рабочие места теперь создаются в сфере услуг. У нас есть Министерство, которое себя посвятило исключительно услугам населению. Их служба опасна и трудна. Конечно, речь идет о Министерстве Внутренних Дел – главным борце с безработицей в условиях кризиса. Посмотрите на простого парня Ивашкина. Его сократили с завода. Теперь он думает – пойти воровать или повеситься. Второй выбор заведомо неприемлем. Если бы у нас при выборе воровать или вешаться каждый хватался бы за веревку, разве прославились ли мы количеством владельцев миллиардных состояний и мудростью чиновников? Стой, Ивашкин, – МВД объявляет новый набор сотрудников. Будешь беречь покой граждан, ходит с дубинкой и очень нравится девушкам своей новенькой формой. Ура, Ивашкин спасен и, пересчитывая получку, думает, ну, теперь и воровать не грех. Живи, Ивашкин, ты сделал правильный выбор.

            В кризисное время в стране все службы работают во имя сокращения безработицы. Благодаря Роспожарнадзору растут штаты МЧС. Врачи помогают росту занятости в аптеках. А продуктовые магазины помогают трудоустройству врачей, следя за качеством продуктов. В благодарность врачи с помощью дирекций предприятий и их мер по охране труда помогают обывателям получать пенсии по инвалидности. А пенсии по инвалидности помогают привлекать рабочую силу из-за рубежа. Там же тоже люди, о них заботится надо.   

            Главное – помощь становится адресной. Особенно адресной она становится при мелкой благотворительности. Например, говорит один политик с населением и слышит, что в Сибири девочке нужно новое платьице. Другой бы просто дал ей платьице ценой в 500 рублей и успокоился. Но он дарит платьице ценой в миллион баксов, потому что дешевые подарки оскорбляют его тонкую душу. Сомневаетесь? Давайте подсчитаем. Цена эфира, оплата труда журналистов в газетах, радио и телевидение, расходы на восхищением поступком политика в Интернете. Это вам не трактор крестьянину купить и втихомолку подарить, платьице выходит дороже самого дорогого американского грейдера. Не платьице, а целый ПМК с краном, бульдозерами, самосвалами, отечественным грейдером, зарплатами рабочих и прорабов. Ух, я бы на платьице особый знак происхождения товара проштемпелевал бы и на аукцион в Сотби выставил. И то там миллиардеры и миллионеры ушлые, больше ста тысяч баксов не дали бы. Вы думаете, когда инвалиду дарят тросточку, это просто тросточка в тысячу рубликов? Нет, в наших условиях тросточки только выглядят на тысячу рубликов, а содержат на миллион рублей сопутствующих расходов и на десять миллионов любви доверчивого обывателя. Ох, как мы все дороги нашим чиновникам и миллиардерам от Марии Ивановны до Сенькина, от Виктора Петровича до постового Ивашкина. Плачу слезами умиления. Помилуйте, да какой в нашей стране может быть кризис! Это в наших головах кризис, а наверху кризиса быть не может, там в головах и ниже сплошное процветание, понимание и сочувствие. Ой, кажется, эту мудрую мысль до меня уже высказали. Значит, я на правильном пути, спасибо. Кстати, чем сейчас наше правительство занято? Ах, понимаю, спасает рабочее место сторожа на закрывшемся на днях заводе господина Дерипаски. Верю, спасут. Кризис не пройдет.

З.Ы. Само собой самовольную перепечатку моих личных записей, включая данный фельетон, запрещаю. И ещё - нищета и безработица стимулирует. Лучше фельетоны писать и иностранные языки в голове поддерживать, чем просто унывать и бездельничать