September 20th, 2009

сова

Даже комментить лень


http://komkoban.livejournal.com/189698.html
Ну вот, заметка, описывающая, как Яроврат и Калашников в одной компании. Идеи, благодаря которым Яроврат и Калашников пытались сойти за умных, они брали у Хомякова. Хомяков свои контакты с ними особо не скрывал. В этом же посте упоминание о ФСБ, как спонсоре Яроврата и Калашникова.  
сова

Камень-спотыкун. Миниатюра


Камень-спотыкун

 

            Происхождение этого камня уходит в глубь языческой Руси. По преданию, первый камень заметил богатырь Вольга, нагнулся и с дороги отбросил. Огромный был камень. До сих пор он лежит в неизвестном валдайском лесу, а забредшие туда туристы иногда залезают на него и отдыхают. Был камень-спотыкун, а стал огромным валуном. Существовал ещё один камень-спотыкун, за ним попытался спрятаться Соловей-разбойник, когда Илья Муромец встряхнул дуб специалиста антихудожественного свиста. Упал Соловей-разбойник, но не помог ему камень. Илья его объехал, а самого Соловья-разбойника схватил, избил до полусмерти, связал и в Киев уволок. Остался лежать камень-спотыкун сбоку от Муромской дороги. Проезду добрых людей не мешает, а споткнуться об него может только богатырь. Теперь в это предание верится с трудом – перевелись былые богатыри на Руси. Некому теперь о такой большой камень споткнуться, разве что всем телом удариться. Самая таинственная история камней-спотыкунов связана с волхвом Мстиславом Кленка. Жил он где-то в верховьях Москва-реки и с людьми мало общался. Лес, в котором он жил, Мстислав усеял камнями-спотыкунами. Маленькие то были камни, совсем не богатырские. Если человек шел в гости к Мстиславу Кленка с нехорошими намерениями или не был люб хозяину, то начинал он спотыкаться. Один раз споткнулся – предупреждение, пора назад возвращаться. Второй раз споткнулся – начинались дела дивные, человек бродил по кругу, спотыкался о деревья и возвращался на прежнее место. Если второе предупреждение не действовало, незваный гость собирался с волей и находил путь вперед, то тут ждал его третий камень. Это означало, что Мстислав Кленка дальше препятствовать гостю не будет. Он уже собрал ценные вещи и отошел в сторону. Самые наглые доходили до жилища волхва, праздновали победу, но Кленку не находили. Где он был в это время, никто не знает. Али совсем рядом за деревом стоял или далеко отошел. Мог волхв от обиды покинуть свой лес на много дней. Но, когда незваный гость уходил, неизменно возвращался к родной хижине. Если же человек люб был Мстиславу Кленка, то доходил прямиком до его жилища и никаких камней-спотыкунов не замечал. Из-за этого среди кривичей, да вятичей долгое время случались языческие споры – существуют ли камни-спотыкуны в природе, как они выглядят и какие последствия бывают после столкновений с ними.

            Много лет жил Мстислав Кленка в родном лесу, обучал молодых волхвов, и уходили от него молодые волхвы, унося знание о камнях-спотыкунах и массе других непонятных ныне премудростей. Поэтому чудесные предания о чудесных камнях ныне не только с именем Мстислава Кленка связывают. Тут-то узнали люди, что камни-спотыкуны бывают видимые и невидимые, лесные и полевые, речные и морские, медленно движущиеся и неподвижные, но спотыкунами они становятся только после непонятного ритуала в самом начале новолуния. Многое узнали, а ещё больше оказалось скрыто, особенно, какие неприятности ждали споткнувшегося о третий камень и его потомков. Волхвы были людьми скрытными и серьезные тайны берегли свято. В те времена пришли на Русь христиане и начали на Кленку охоту. Знали христиане методы верные – загонная облава, сожжение в срубах, пытки и убийства мечами. Никакого страха перед Кленкой они не испытывали – какой смысл бояться человека, предпочитавшего уйти от незваных гостей, а не убивать их. Многие споткнулись, но все устояли и дошли до жилища волхва. Как он ушел, никто не знает, но назад не вернулся и не сумел бы – воздвигли христиане на месте его жилища сперва часовню, затем храм, а позднее даже монастырь возвели. Жили они хорошо, только спотыкались часто. Вот тогда люди окончательно уверились, что камни-спотыкуны бывают видимые и невидимые. Видимые камни даже стали приспосабливать для дел разных. Клали вместе с другими камнями при строительстве печей, стен зданий и оград. Самые ловкие клали камень на меже, чтобы соседи не заходили, а христиане даже на могилы. Причем сами не ведали, что творили. Говорят, несколько видимых камней-спотыкунов в 1812 году положили в основание редута Раевского на Бородинском поле. Сперва французы долго о редут спотыкались, потом русские и французы, когда друг у друга редут пытались отбить, а закончилась Бородинская битва оттого, что и солдаты, и военноначальники перестали понимать происходившее с ними. Именно так, битва закончилась от всеобщей растерянности. И, говорят, Наполеон с того дня до самого последнего дня бегства из России оставался в состоянии недоумения.

            Особое распространение получили камни-спотыкуны после начала монголо-татарского ига. Многих тайных волхвов увели в рабство в Поволжье, Казахстан и  Монголию. Бежали они из этих мест во все стороны и везде после себя камни-спотыкуны оставляли. Это они делали, чтобы их местные жители случайно не обнаружили и обратно в рабство не обратили. Так появились загадочные невидимые камни на Дону и Урале, в Крыму и в Сибири. Вплоть до Сахалина и Камчатки бежали волхвы. Да, что Сахалин! Говорят, экспедиция Беринга споткнулась на ровном месте. Причем судно с русским капитаном без проблем вернулось в Петропавловск-Камчатский, а Беринг не смог, умер во время зимовки, и команда его перегрызлась, пока домой возвращалась. В иные столетия камни-спотыкуны наводили такой страх, что святой монах Иннокентий Углический в 16 веке написал трактат «Против камней-спотыкунов». В трактате написано следующее: «Вера в камни-спотыкуны есть вера языческая и идет от дьявола. Над истинным христианином камни-спотыкуны власти не имели и иметь не будут. Иисусом Христом нам заповедован единственно верный и светлый путь – путь в рай после смерти и путь в рай на земле после второго пришествия единственного Бога нашего Иисуса Христа. Поэтому христианин всегда неуклонно идет вперед, а, когда спотыкается, то не предается греху уныния, а только сильнее молится. Не предупреждение это, а козни нечистой силы. Если от случайного камня с кем какая беда случается, то это не беда, а испытание Божье, данное нам для проверки прочности веры. Если же после столкновения с языческим камнем верующий гибнет с именем Христовым на устах, то это признак благой. Вознесут такого верующего ангелы на небе, и примут его сам Христос, да пресвятая Богородица. Русский же народ труслив и неблагодарен есть. Надо вероотступников бить кнутами и батогами, казнить немилосердно и непрерывно заставлять идти вперед по указанному им нашим Богом пути. Так спасем его душу, которая важней спасения жизни маловерного и жестковыйного народа, да и сами от Бога хвалу заслужим». Говорят, у самого Ивана Грозного от чтения трактата слезы на глаза навернулись и послал он Иннокентию шубу парчовую, золотом шитую со своего плеча. Ту самую, которую через пару лет у святого монаха отнял опричник Всеволод Галицкий, а самого монаха забил до смерти за попытку сопротивления. Позднее, казнив опричников совсем за другие грехи, Иван Грозный взял её обратно в казну. И досталась она Борису Годунову. 

            Постепенно в борьбе с камнями-спотыкунами нащупала власть метод верный – чем самим вперед идти, надо впереди побольше народа пустить. Действительно, народ стал спотыкаться регулярно и привычно. Многие пострадали, стали роптать и сочинять басни про дураков и дороги. Однако, скоро обнаружили, что власть спотыкается на свои камни, а народ на свои. «Страшно далеки мы от народа», - негодовали декабристы. В Петербургском и Московском университетах попытались провести научные исследования камней-спотыкунов и страшно расстроились. Ни одного приличного материала не было найдено. Крестьяне приносили свои камни, дворяне свои, купцы – третьи. На проверку все камни оказывались обычными и безобидными. Более тщательная академическая проверка камней только подтвердила теорию Ломоносова об изобилии российских недр полезными ископаемыми. Единственное, о что споткнулась наука, трудности в исследовании причин медленной их добычи. К работе подключились писатели и историки. Оказалось, что единственным достоверным источником остался трактат Иннокентия Угличского, все остальное было настолько богопротивно, что пришлось срочно записать в языческие суеверия. Особенно вознегодовал Достоевский и написал роман Бесы. Более интересен был подход физиолога Павлова. Он объяснял предание о камнях-спотыкунах особенностями условных и безусловных рефлексов русского народа и возмущался нехваткой средств на опыты по измерению слюноотделения у крестьян и мастеровых в момент спотыкания. Большевики формально тему закрыли.. По их новой вере получалось, что для марксиста камни-спотыкуны не существуют, поскольку Бога нет, а есть Маркс. Что касается старых традиций, то их надо переиначивать и заново творить на благо пролетариата. «Нам, пролетариям, никакие суеверия прошлого не страшны», - вещал Ленин на заводе Михельсона в 1918 году. – «Пусть буржуазия спотыкается об учение Карла Маркса. Мы идем правильным путем к светлому будущему мировой диктатуры. Ура, товарищи!» Однако тот же Ленин вместе с Троцким и Сталиным позднее выделили значительные средства на тайные исследования камней-спотыкунов под патронажем ЧК. Их искали вплоть до Тибета. Крупным энтузиастом этого дела был товарищ Андропов. Однако материализм исследователей давал о себе знать. Как говорилось в секретном докладе академика Вильниченко «камни-спотыкуны не существуют, потому что у нас любой генсек может развалить страну и не споткнуться». Именно этот доклад незадолго перед смертью Андропов передал Горбачеву, а тот послал копию в Оксфорд и получил краткий совет верить тайным докладам и не верить суевериям. Именно так поступил Горбачев. Существование камней-спотыкунов отрицается до сих пор. Недавнее интервью Павловского лучшее тому подтверждение. Он буквально светился оптимизмом во время ответов, а на вопрос корреспондента Дейли Мейл о загадочных камнях сказал бодро: «Какие камни? С 2000 года мы уже не спотыкаемся, а просто летим. Более того, лучшие люди давно оторвались от земли и работают в офисах, а в офисах случайных камней не бывает». В подтверждении своих слов Павловский сослался на директора ФСБ господина Бортникова.

            Лично мне против слов Павловского возразить нечего. Смущают только поверья о камнях-спотыкунах, записанные известным этнографом Афанасьевым в 19-ом веке. Суть поверий в том, что переделать и победить прошлое невозможно, как невозможно вымолить у Мстислава Кленка и других волхвов прощения за прошлые преследования или доказать камню свою порядочность. Не камень идет к человеку, а человек к камню, и своей верой во всесилие делает камень для себя невидимым. Камень же только поворачивается к человеку так, как он того заслуживает.