April 9th, 2010

сова

Позаимствовал чуток фоток о Киргизии




Нельзя сказать, будто доблестная киргизская милиция не боролась за воспитание народа Киргизии. Кое-кого подстрелили, правда, любви к президенту не прибавили




Русских на улицах Бишкека было мало, предпочитали не встревать во внутренние дела киргизского народа. Однако и попавших в руки полиции русских воспитывали энергично, подтверждая качество высокой готовности полиции стоять на страже законности. Какой удар сверху! Любой таквендист позавидует, аж всем корпусом вложился.



Это один из итогов борьбы киргизской полиции за законность. После воспитания населения, население чуток повоспитывало министра МВД, доблестного батыра Конгантиева. Почему-то он не тянет на роль мученика правопорядка, рассуждает о том, что только выполнял приказ, и вообще ни в чем не виноват - ни в числе убитых, раненых, узувеченных, ни в чем было ещё. Например, в превращении Киргизии в рай для наркоторговцев, бандитов и ворья. А ведь так хорошо всё начиналось - объявили батыра Конгантиева скончавшимся от ран, приготовились сделать из него несгибаемого мученика, а он запел как самый обычный гражданин после допроса в участке с пристрастием, мол, не виноват, не хотел, всё случайно получилось.
 
Вот тут возникает интересный вопрос. Ведь в Москве сейчас половина молодежи как раз из тех регионов. Вопрос не в том, защищает ли милиция русских от пришельцев или прежде всего воспитывает русских в духе интернационализма в духе заветов Сергея Ковалева. Вопрос в другом - будут ли русские защищать милицию, армию, Кудрина и т. д. Сейчас этот вопрос кажется смешным, однако, благодаря путинской национальной политике, через несколько лет он станет актуальным для очень многих регионов. Ответ, полагаю, вполне предсказуем.

сова

Даешь статью о разжигании национальной розни!


http://www.pravo.ru/news/view/27919/  Именно так можно расценить желание госпожи Алексеева, чтобы Переверзева за подзатыльник судили по 282 статье. Решение она приняла в здравом уме и доброй памяти через несколько дней после инцидента. Фактически, она выдала тайное желание большинства русских либерастов - не считаться за русских, а пользоваться особой защитой и особыми свободами, которые им, по их мнению, могут быть обеспечены только за счет сознательного приравнения их к нерусскому населению. Именно так, как на митинге орать, то "своя" и "русская", как подзатыльник получить, то "спасите номенклатурную иноземку".