March 12th, 2011

сова

Об акции 11 марта


http://dm-krylov.livejournal.com/1092753.html
http://community.livejournal.com/dc11/21607.html
Понятно, что ДПНИ с его ресурсами проводить акции ежемесячно невозможно. Мало народа. Что вы хотите от 200 человек с контактами с тусовками по по нескольку десятков или паре сотен  человек, которых а) не много б) отнюдь не рвуться в подчинение к ДПНИ в) часть которых, вроде широпаевцев считает себя блатными, то есть вошли в движение по настоянию кураторов смотреть и командовать, а не подчиняться и получать палками от ОМОНа? Я уж не говорю про такие мелочи, как кто будет платить или компенсировать штрафы от ментов, платить адвокату, трудоустраивать при потери работы и т.д. Тут всегда неизбежны конфликты, где при избыточной настойчивости каждый подозревает соседа в схеме "расходы ваши, слава наша". Судя по сообщению, так и произошло. Некоторые давшие предварительное согласие тусовки, решили не рисковать, поехали в сторону и провели свой сбор.

Однако, есть более серьезная проблема. Изначально акция 11 число задумывалась как перехват чужой протестной энергии. Ради этого ДПНИ, широпаевцы и прочие после 11 декабря прошлого года провели пикет у Останкино в 300-350 человек. Журналистам, включая иностранных, объявили, что они и есть тот национализм, который вывел тысячи людей на Манежную площадь 11 декабря. Реакция фанатов была предсказуема - управляемые Кремлем самозванцы решили присвоить себе чужую славу. Ожидать повторного массового прихода на акции посторонних было просто смешно. Между жаждой протеста и жаждой влиться в ряды ДПНИ дистанция огромного размера. Это было видно ещё в январе, когда действовали хитрее и приглашали прийти 11 января от лица неких, анонимных организаторов Манежки. Акция сорвалась в том смысле, что пришло не более 200-300 случайных людей. Теперь и эти люди поняли, что их зовут в объятия ДПНИ. Перехват провалился, все остались при своих сторонниках.

Как ни странно, акция была очень полезной. Во первых, она показала невозможность либералам сотрудничать с выделенными им в помощь националистами без ответной помощи по принципу "вы нам пятьсот страстных националистов на акцию 31 числа, мы вам пятьсот страстных либералов на акцию 11 числа". Во вторых, она показала, насколько низок ресурс националистов из числа готовых пойти на альянс с либералами. Это сильный удар по самолюбию кураторов, а также мыслителей из друзей Эхо Москвы, но это хоть вернет их на реальную почву. Недавно эти граждане встречались с Байденом и, небось, говорили, что они могучая сила. Оказалось, что вопросы обеспечения куда важнее, чем это кажется. Нельзя прикрывать и обеспечивать только вождей и оставлять рядовых активистов на растерзание государственной машины. Я бы даже выдвинул лозунг - В борьбе за блатную революцию каждый рядовой активист должен стать блатным. Каждому по адвокату, каждому деньги на компенсацию штрафов, каждому хорошее трудоустройство, каждому по Кате Муму и т.д. Издеваюсь? Нет, даже в США реальное количество протестующих всегда меньше количества недовольных. Пусть там не шастают в таком количестве менты с вопросами, почему мы твой мобильный зарегистрировали там-то во время митинга, но там действует позвоночное право. Поэтому протестуют те, кого по разным причинам нельзя прижать - безработные, владельцы своего бизнеса, те, кого начальство по звонку не выгонит. Остальные выходят на улицы только в самом крайнем случае.

В любом случае, время поджимает. Это заставляет организаторов протестов лучше думать. Пускай думают, это полезно. Всего лишь год назад считалось, что народ безмолвствует только потому, что либералы поставили задачу повести за собой народ исключительно под либеральными лозунгами. Чуть прижми народ национальной преступностью, все рванут за Людмилой Алексеевой в страстном порыве. Осенью с горя допустили сквозь зубы националистические лозунги. Глядишь, к этой осени вспомнят кое-что из опыта польской солидарности. Хотя и здесь я сомневаюсь.
сова

Немножко о боях в Ливии

Понятно, что безоткатные орудия на грузовиках появились не случайно. Это продолжение французской тактики войны с ливийцами в Чаде. Грузовики по пустыне ездят быстро. Безоткатка легче обычного орудия. В нужное место выскакивают с десяток грузовиков, расстреливают из засады или открытой позиции одинокий танк, артиллерийскую батарею, позицию роты или несколько бронетранспортеров. Потом они столь же быстро сматываются. Маневр и удар, удар и маневр. Всё бы ничего, но такая тактика предполагает превосходство в ориентации в пространстве. Например, непрерывный мониторинг позиций сторон из космоса, наличие беспилотников. У другой стороны, естественно, таких возможностей быть не должно. Именно поэтому Запад столь жаждал ввести зону запрета для полета самолетов Кадафи в Ливии. Пресловутые "повстанцы" действуют там, опираясь на мониторинг американских, военных спутников, которые обеспечивают всё, включая контроль над полетами беспилотников Кадафи, если они у него есть. Однако, похоже, что у повстанцев появились проблемы. Кое-кому из ливийцев они надоели. А прятаться в пустыне не всегда возможно, лучше спрятаться в населенных пунктах. У Кадафи всё-таки есть самолеты, а с них обзор местности не так уж плох. И тут главное - заложат местные или не заложат. Похоже, "повстанцев" стали закладывать, то есть начали воспринимать не как помощников, а как оккупантов.

И тут мы возвращаемся к проблеме, которую путинисты и медведисты упорно не хотят принимать всерьез, поскольку не хотят делиться с народом. Только народ может защитить власть от американцев и новых космических технологий. Один звонок с мобильного может перевесить эффект от действия роты танков или один местный, взорвавший газопровод, подающий газ в Европу, может перевесить действия дивизии. Однако, признать столь очевидный факт у нас не хотят, поскольку при таком раскладе простой русский мужик значит больше десятка Шендеровичей.
сова

Культура и наша оппозиция

Если что и можно поставить в укор русской культуре, то только избыточную политизированность её отдельных частей, например, литературы или картин передвижников. С другой стороны, для политиков это просто рай. Гоголь, Некрасов, Толстой, Достоевский, Чехов, Булгаков. Казалось бы, как удобно прижаться к родным корням, поспорить, подумать, сказать своё. Опираясь на свою культуру, мы налаживаем мостики с другими культурами. Чем плох Хемигуэй с его Иметь и не иметь или По ком звонит колокол? Какие прекрасные мысли - один человек ничего не может или про коммунистов и Марти - мы сперва его боялись, а потом поняли, что он опасен только для своих. Опираясь на классику, можно развить интерес к современно литературе и публицистике.

Если мы посмотрим на современную оппозицию, то увидим нечто странное - русская культура им глубоко чужда. Когда вы в последний раз видели ссылки на Ревизора или Нос Гоголя? Салтыкова-Щедрина изваляли в грязи. На Чехова лично Крылов наезжал. Не люб он ему. Его друзья, когда работали в журнале Москва, наехали на Булгакова - антисемит и омерзительная личность. Скажите, кого они открыли из современной литературы? Вы помните восторги по поводу Поколение П Пелевина и других его вещей? По мне так Священная книга оборотней очень даже хороша. Здесь вы можете разобраться сами. Достаточно погуглить, взять рассказик Крылова под псевдонимом Харитонов Happy birthday to you, прочитать и сделать сами выводы об отношении современной "националистической" оппозиции к русской культуре.

Особняком стоит вопрос о Сахарове и Солженицыне. Сахаров просто кладезь примеров для человека, который решил понять причины неудачи либерализма. Человек не хотел понять свой народ, он решил, что ему нужны проповедники некого абстрактного, либерального знания. Он лез к русскому народу с заведомо порочной идеей, мол, вы, гады, другие народы мучаете, не будете мучать, всё будет хорошо. Ну, мы и видим, что, если их не "мучать", а действовать согласно рецептам либералов, они срочно будут терзать русских и друг друга. Даже недавнее стремление малого народа Дагестана отсоединиться от остальных дагестанских народов отлично доказывает нелепость сахаровского многословия.

С Солженицыным же просто беда. Он, де, слишком опорочил красный террор. Категоричен, неуживчив, бездарен, слишком нос задирал, мало жертвовал. Может быть, господа нам активно рекомендуют некие иные книги? Их нет. Понятно, что Архипелаг ГУЛАГ больше является публицистикой, чем классической литературой. Но это так же пример победоносной борьбы с системой в литературе. И как господа хотят побеждать без подобных примеров?

В неприятии русской литературы, отсутствие потребности в открытии литературных талантов, в равнодушие к классической музыки и картинам художников-классиков нет ничего удивительного, если мы вспомним старую тактику радикалов. Тактика заключается в попытке вклиниться между интеллигенцией и народом. Есть они, есть народ, они ведут народ вперед, а интеллигенция, как учил Ленин, это говно нации, обязанное примкнуть к своему народу и идти вслед за радикалами. Ровно тоже самое мы видим в современном увлечении молодежью. Культ молодежи де факто является культом энергии, лишенной жизненного опыта. Ребята лет 16-22 это народ. Если вам лет 30, то вы уже не блестящая молодежь и не совсем народ. Если вам 40 лет, то вы совсем не народ. Ваше дело идти покорно вслед за бегущей вперед молодежью. Вот этот большевизм отлично передал Есенин в строках - и потому так хочется и мне, задрав штаны, бежать за комсомолом! Его сирого, слишком старого телом и душой, ведет молодежь вперед, а было дедуле Есенину в тот момент аж 24 года.

Всё бы ничего, но в ответ на столь любезное отношение можно сказать очень просто - господа, раз мы вам не нужны, то и вы нам не нужны. Раз вам не нужна русская культура, то и вы России не нужны. Возможно, вы можете внести свой вклад в перемены, только не опоздать со свержением вас, если вы дорветесь до власти. Варвар не должен руководить культурными людьми. Фокус может пройти только при одном условии, который очень хорошо уловил Есенин, пытаясь подлизаться к советской власти. Он - серый, отсталый, в жизни запутался, но он видит пацана 15 лет с комсомольским значком на груди, у пацан взгляд светл, без тени сомнений, он видит будущее, надо за ним бежать и признать за ним высшую правду. Потом эту система даже породила ситуацию - отсталые родители и передовой Павлик Морозов. И Павлики Морозовы народ ведут вперед.

P.S. А вот этот "гениальный" рассказик Крылова-Харитонова http://haritonov.kulichki.net/stories/birthday.html После прочтения рекомендую ответить себе на несколько вопросов. Как автор подобных произведений должен относиться к Гоголю, Булгакову или Чехову? Второй вопрос ещё интереснее. Это вопрос об отношении человека к собственной "революционной" деятельности. Волнуют ли его социальные вопросы? Способен ли он зажать свой страстный писательский дар во имя своих политических целей? Это вопрос о его способности что-то принести в жертву формальным политическим целям. Если бы я был политиком, и меня волновали бы подобные вещи, я бы просто не стал бы писать, чтобы не порочить своих товарищей по движению. И на закладку чисто развлекательный вопрос - чем интересна молодежь для Крылова-Харитонова?
сова

Цунами в Японии

При всех ужасах цунами в Японии оно явно не дотягивает по разрушительной силе в сравнении с цунами в Индонезии и на Цейлоне. Тем более, те два цунами всё-таки были более редким явлением природы, чем цунами в Японии. Более того, недаром говорят, что это самое страшное цунами с 1933 года. То ли в 1923, то ли в 1926 году более 90% Токио уничтожило землетрясение и последовавшие пожары. Учитывая длительность перерыва, логичнее ожидать более сильное цунами рядом с Токио. Точно также запаздывает катастрофичное землетрясение в Калифорнии. Там сильнейшие землетрясения происходят раз в сто лет, последнее было в 1906 году. Если рухнет треть Лос-Анжелеса, удивляться скорее надо, почему так поздно. Давно не было сильного землетрясения в Крыму. Последнее было в 1927 году. Давно не трясло как следует Португалию и Италию. Последние лет 60 были скромны на природные катаклизмы. Не надо удивляться, если природа начнет наверстывать упущенное. Конечно, также возможны необычные катастрофы вроде Тунгусской. Где-нибудь над Детройтом она может произвести несколько более сильное впечатление. Но всё это в рамках нормы.