April 18th, 2011

сова

О банке всех банков

На этот счет Хазин опубликовал статью от 17 апреля http://worldcrisis.ru/crisis/847617  В общем, ничего интересного, тем более у меня 8 апреля была более полная статья  http://kosarex.livejournal.com/712964.html  Однако, у Хазина есть интересное передергивание фактов. Он говорит, что ФРС в США возникла под влиянием сильного кризиса 1907 года. Дескать, сейчас нужен столь же сильный кризис, чтобы заставить мир принять новые условия. Кризис 1907 года отнюдь не был столь мощным, как ряд предшествовавших. Кризис устроили банки и сравнительно быстро вернули рынок в прежнее состояние. Даже Форда не сумели раззорить, хотя очень хотели. Интереснее иное. Сразу после кризиса начался экономический подъем, вызванный окончательным решением европейских правительств устроить Первую мировую войну. Страны Антанты во главе с Британией решили завалить Германию, объективно расчищая путь США к мировому господству. Германия с Австро-Венгрией решили завалить Россию и Францию в надежде стать мировым центром, более крупным, чем Британия, и равным США. Вот это уже интересно - после создания ФРС США стали интересны банковскому международному капиталу, как ведущий центр мира. Британии и Франции потребовалось закусить Германией, чтобы играть на равных с США. Германия решила пойти ва-банк. Россию окончательно решили отдать на съедение большевизму.

Исходя из логики аналогий, создание всемирного банка, делающего ненужным доллар как уникальную мировую валюту, равносильно подготовки к войне с КНР после кризиса. И, конечно, перед этой войной грядет новый раунд войны за нефть. Поскольку ядерное оружие у КНР здорово мешает военному решению, скорее, в планах стравливание РФ и КНР, попытки создания предлога для войны за влияние в мире путем торговых блокад и т.д. По этой же логике, как и в 1907 году, важен будет не столько сам кризис, сколько волна паники вокруг кризиса, чтобы подтолкнуть страны к принятию заранее подготовленных планов реформ международных, финансовых отношений. И понятно, что Первая мировая война заранее планировалась с революционным эндшпилем в России, Германии и Австро-Венгрии. Революционная расчлененка создала на их территории целый набор маленьких и слабых государств - Польша, Венгрия, Австрия, прибалтийские хомячки, Чехия, Словакия. Так что не надо удивляться нынешним планам революционной расчлененки КНР и РФ. Ещё меньше стоит удивляться сознательному истощению мусульманских стран через работу экстремистских мусульманских организаций. Это этап истощения перед навязыванием этим странам местных разновидностей либерализма.
сова

Снова о ценах в КНР и РФ.


http://www.msnbc.msn.com/id/42639262/ns/business-us_business Статья как общий набор фраз. Как работает механизм цен, можно заметить в Москве. Например, одна и та же белорусская колбаса через дорогу на двух рынках стоит по разному. На одном свыше 700 руб за кг, на другом 480 руб за кг. Редиска на одном рынке 80 руб за кг, на другом 40 руб за кг, рядом в Пятерке 100 руб за кг. Уже упомянутого вида белорусской колбасы нет - надо беречь нервы покупателей от слишком дорогих колбас, в Пятерке лучше в принциппе колбасу не брать, просто дрянь. Зато можно сравнить цены на сало. Дешевый рынок - 140 руб за кг, дорогой - 200 руб за кг, Пятерка - 260 руб за кг. Или гранаты, Пятерка - 100 руб за кг, дешевый рынок - 50 руб за кг. Если мы поедем в центр Москвы или в кое-какие районы Северо-Запада, где торговлю контролируют несколько иначе, то мы увидим, что в Пятерке продают всё весьма дешево. Например, виноград, дешевый рынок - 50-80 руб за кг, Пятерка - 120 руб за кг, палатки в районе Тушина - 200-300 руб за кг. Для одуревших покупателей предлагаю уединиться в уголке и медитировать на фразу Гайдара "Рынок нас уладит, рынок нас рассудит". К ряду друзей хочется ездить с сумками продуктов и агитировать - попробуйте, в два раза дешевле, а вкус одинаков.

Поймите, что в КНР во многом схожая картина. Реальный индекс цен нельзя определить, просто побегав по магазинам и сняв ценники на фото. Там, как и в Москве, если создать карту цен, то можно увидеть пятна разного цвета в рамках одного города. В Москве жители ряда районов обречены платить за еду процентов на 30-40 больше, чем жители соседних районов, и это не имеет отношения к вопросу элитной или простой застройки. Тем более, жертвами наценок становятся в первую очередь пенсионеры и низкооплачиваемые работники, неимеющие возможности сесть в личный автомобиль и отовариться километров за 15-20 от места жительства. Плюс вопрос качества. Например, огурцы на дешевом рынке по 40 руб за кг не хуже, чем в Пятерке за 100 руб за кг, а помидоры надо внимательно смотреть. Впрочем, и там хорошие помидоры дешевле, но не в такой пропорции.

В регионах точно такая же чересполосица. Я прошлым летом сравнивал цены в Александрове и промпоселке Балакирево. Расстояние между пунктами - 20 км. В Балакирево цены выше на овощи и фрукты процентов на 20-30, если учесть Александровский рынок. Такая же разница цен на мясо, если торговаться или стать постоянным клиентом. Судя по ЖЖ, нечто похожее мы видим в КНР. Причем, районы дешевых цен оказываются вкрапленными в районы высоких цен. Цены на юге Чжэцзяна и на его севере, мягко скажем, не равны. Сердце торговца склонно к надбавкам и переменам как ветер мая.

Давайте прямо скажем - современная система торговли глубоко порочна с точки зрения качества регулирования рынка рыночными методами. Система оптовых цен в одних случаях является успешным регулятором, в других случаях пробуксовывает и позволяет загонять цены вверх. Региональный монополизм соседствует с региональной конкуренцией. Самый страшный бич торговли - оптовая игра на резкое повышение цен, поскольку потом система налогов требует полной распродажи товара до закупки новой партии. В итоге включается механизм вымывания из ассортимента ряда товаров. Например, в порыве ажиотажа цену на красную чечевицу в Москве загнали аж до 200 руб за кг. Сбыта нет, цены не падают, у сельхозпроизводителя новые партии товара не закупают. Почти то же самое сделали с фасоль, сейчас непонятно как будут снижать цены на гречку, скорее всего, оптовики будут норовить купить у производителя поменьше, чтобы распродать запасы по старым, бешеным ценам, бардак творится с ценами на подсолнечное масло.

Невольно чешешь затылок и думаешь о прогрессивной налоговой шкале или штрафах за долговременные запасы. Нравится нам или нет, но современный рыночный механизм хорош только на бумаге в учебниках для экономистов. Он выравнивается исключительно за счет инфляционных процессов, но не допускает дефляционных. Однако, инфляция не может быть вечной палочкой-выручалочкой, поскольку источником инфляции является не только рынок как регулятор спроса и предложения, а сами оптовики и владельцы арендуемых площадей. В современном рынке исчез Средневековый механизм регулирования цен. Это битьё плеткой спекулянтов. Между тем, вся Европа взросла на этой цеховой традиции. Эта традиция создала такое соотношение качества и цены, которая позволила совершить промышленный рывок вперед. Эта традиция была совершенно неправильно усвоена большевиками. Дело же не просто в плетке, а в механизме расчетов цен, качества и трудозатрат, включая трудозатраты как на производстве, так и в собственно торговле. Логика механизма проста - расчитывалось, какая часть населения должна иметь какие доходы. И это механизм никуда не исчез. Он до сих пор существует у оптовиков и арендодателей - расчитывают, какая часть населения должна иметь какие доходы, но расчитывают в свою пользу. Правительство у нас занимается тем же самым, включая планирование доходов представителей различных национальностей, а, главное, соотношение доходов олигархов, чиновников и простого населения. Процветание и деградация планируются через спрос и предложение.

Однако, торговля имеет свой ресурс перераспределения и сопротивления внешнему перераспределению. В каком-то смысле, поскольку банки работают от коротких кредитов, банки вынуждены стать сообщниками торговли. Растут цены на энергоносители - торговля включает механизм, понижающий долю доходов естественных монополий в пользу торговцев капустой или трикотажем. Растут цены на жилья - включается схожий механизм. В ответ торговцы жильём начинают загонять цены на квартиры вверх. Это не борьба за покупателя в смысле желания просто продать побольше и положить больше денег в карман, это борьба за долю в общенациональном доходе. Вот тогда станет понятно, почему на рубеже Нового Времени, когда цеховая система начала разлагаться, купчик не шибко грустил, получив в морду от дворянина за избыточную цену на модное платье. Просто цена на товар приходила в соответствие с идеей цены. А идея цены у обоих была приблизительно одинаковой и намного ниже, чем заявленная купчиком.
сова

Дэн Сяопин и идея общественной пользы

Идея не нова, Дэн Сяопин легко мог её вычитать у Джека Лондона в Мартине Идене. Сама по себе эта идея в равной степени буржуазна и социалистична. Она буржуазна, поскольку ускоряет развитие и тем самым увеличивает доходы капиталистов. Она социалистична, поскольку плодами ускорения в конце концов пользуются люди, которые к идее общественной пользы равнодушны. То есть, в идее ускорения есть идея последующего застоя и осознания потребности социального равновесия. Это равновесие, однако, можно поддержать, только урезав доходы людей, равнодушных к идее общественной пользы. В условиях Китая идея общественной пользы стала идеей, оправдывающей необходимость власти государства над бизнесом.

В условиях же Запада бизнес и идеология выше государства. Это стало нормой ещё во времена христианства. Церковь имеет церковную десятину и через Рим контролирует набор государств. Церковь как бизнес богаче отдельного государства. Тем более, церковь как бизнес богаче с учетом контроля над купцами и ростовщиками, которые через систему самоуправления городов выводятся из-под власти феодалов. Эта система может существовать только за счет игры государств в независимость. 

Сейчас мы имеем именно эту систему примата бизнеса, идеологии либерализма и чекизма, как замены церковного контроля, над государственностью. Такой системе понятие общественной пользы не нужно.