May 1st, 2011

сова

О Поршневе и Диденко

http://malib.ru/didenko_civilization/4/  Мне лень разбирать сейчас всю их книгу, хотя концепцию знаю. Но дело в том, что в самом начале книги уже начинается бред, чья популярность основана исключительно на незнании этнографии. Теория троглодитов как падальщиков и теория необходимости поедания себе подобных аргументируется рассуждениями, которые очень легко опровергнуть. Например, жизнь бушменов. Женщина в среднем тратит 2 часа в день, чтобы накормить всю семью кореньями. Мужчины заняты охотой, то есть добычей мяса.  Если голодно, а добычи нет, они сами собирают коренья. Причем, периодические голодания, вызванные засухой, связаны с проживанием в пустыне. Более влажные степи заняты другими племенами, занимающимися земледелием и скотоводством. Ясно, что до возникновения земледелия и скотоводства там заниматься собирательством и охотой было ещё проще, а голодовок из-за засух там не было. Так же ясно, то этим же промыслом могли заниматься и занимались троглодиты. В 70-е годы в джунглях на Филиппинах было найдено очень любопытное племя. Оно не знало огня и ело всё в сыром виде (это вам не напоминает пищу японцев?). Более того, оно практически не имело орудий труда, ловило рыбу, насекомых и мелких животных руками. Представьте себе более древнее время, когда это племя могло выходить на берег моря и усиливать свой рацион морскими молюсками, рыбой и прочими дарами моря. Это опять-таки примитивная деятельность, которая не просто была по силам неандертальцам, знавшим огонь и делавшим копья. Нет, эта деятельность даже ПРОЩЕ, чем деятельность неандертальцев. Тем не менее, эта деятельность насыщала, давала время для отдыха и потребности бегать за некими крупными хищниками, раскалывать кости после пира львов или тигров, или жрать друзей по племени просто не было. Всё можно было достать - зелень и корнеплоды, мясную и рыбную пищу как источник белка. Тут даже не надо прибегать к простейшему доводу против важности людоедства как источника белка - всё, что съест человек, пока подрастет, это то, что вы можете сами съесть. Не надо путать человека с козой. Коза ест траву, то есть то, что вы не съедите, а дает молоко и мясо. Даже появление собаки у человека было свидетельством избытка пищи у людей. Лайки едят рыбу, которую могут есть эскимосы, или белок, весьма деликатесное мясо среди сибиряков.

Однако, если мы учтем данные этнографии, то теория Поршнева даст трещины. Но эта теория очень популярна. И она должна быть популярна, поскольку относит звериные качества человека не к возникшим и развившимся в последнее время на пути к классовому обществу и в процессе существования классового общества, а к неким изначальным качествам. Вот тут мы восходим к недобрым временам борьбы с расизмом и нацизмом, когда ввели запрет на допустимость развития человека уже после его возникновения. Мол, человек возник в ходе эволюции от неандертальцев (троглодитов), а потом развивался только социально. Между тем, это тоже не соответствует данным этнографии и истории. Масса примитивных народов была уничтожена именно за неспособность вжиться в мир эксплуатации, насилия и лизания зада начальству. Совершенно не случайно простые индейские племена оказались уничтожены, причем именно за неспособность выдерживать феодальную эксплуатацию испанцев или работать в качестве рабов на плантациях англичан. Зато выжили индейцы Мексики, которые уже имели государство и дыже тысячелетнию историю издевательств над соотечественниками со стороны местных вождей и жрецов. На плантациях Америки завозились негры из племен, чьи вожди уже имели право издеваться над соотечественниками, зато никому не приходило в голову хватать и продавать в рабство бушменов. Они просто считались плохими работниками за то, что вымирали в рабстве. Можно заодно вспомнить, как плохо вживались в социалистическое общество некоторые народы Сибири. Зато у чукчей уже было рабство к приходу русских. Совершенно не случайно таких хороших людей бросился спасать Абрамович.

Нет никаких оснований считать, что народы Кавказа всегда были такими, какими их застала российская цивилизация, то есть охотящимися друг за дружкой с целью продажи в рабство женщин и детей, с вождями, имевшими право как Шамиль рубить головы подданным и т.д. Везде, куда мы ни бросим взгляд, везде можно задать вопрос - желаем ли мы понимать, что с нами сделали цивилизация и прогресс, или мы хотим вечно, как король в сказке Шварца, всё списывать на дурное наследие предков, желательно ещё обезьяннего облика? Даже пресловутая брутальность тоже может трактоваться несколько иначе. Например, цивилизация борется с "несдерживаемой" брутальностью. А раньше определенного вида брутальность была неоходимым элементом выживания. Достаточно вспомнить Энгельгарта, где он описывает, как мужики с поленьями и голыми руками выскакивают из изб, чтобы защитить скот и собак от нашествия волков. Так что и на происхождение брутальности можно посмотреть иначе. Трансформация брутальности, необходимой для выживания, в садизм именно в процессе развития цивилизации и цивилизованных отношений, поскольку и здесь мы наталкиваемся на фальсификацию. Пресловутое варварство сплошь и рядом оказывается цивилизацией. Гавайцы не поднялись выше каменных орудий, но имели королей и классовое общество. Свободные адыги имели рабов из соплеменников, которых продавали армянским торговцам в рабство для дальнейшей перепродажи, когда нуждались в деньгах. Свободные чеченские тейпы облагали данью соплеменников, а при случае воровали у более слабых соплеменников девиц для продажи. В итоге мы имеем высокоразвитые народы, которые в отличии от хантов и манси не исчезают, а наоборот процветают. Процветают благодаря отбору, возникшему в результате междуусобиц, порабощения Золотой ордой и т.д. А нам подсовывают теорию, будто виноваты хвостатые предки. В итоге протест против того, что с нами делает цивилизация оформляется несколько иначе, чем нам дают данные этнографии.

Все подобные теории двойственны по сути. С одной стороны, они несут в себе некое протестное начало, с другой стороны, приучают наше сознание к манипуляциям, поскольку игнорируют данные этнографии и истории. В наше время всё идет в ход. Например, сомнения в хронологии Толяна Фоменко несли в себе протестное начало, но Толяну дали в компаньоны Носовского, создали уродливую картину истории, далекую от реальности. Теперь его теория превратилась в средство одурманивания народа. От критики несоответствий и проблем классической истории, авторы новой хронологии перешли к откровенному вранью и подтасовкам. Протест обуздан и используется на благо истеблишменту. 

Теорию Поршнева сейчас не используют так широко, как теорию Фоменко. На это есть более важные причины. Шатается та схема эволюции человека, которую принято считать марксистской, хотя она общепризнана. Например, если племя может отлично выжить без орудий труда и огня, что в чем причины эволюции неандертальцев в человека? И вот тут надо признать сразу две противоположные тенденции. Борьба человека с окружающей средой и конкуренция внутри собственно человеческого общества. На эти представления был наложен негласный запрет после Второй мировой. Вот вам и причина, почему теорию Поршнева пытаются приспособить для нужд времени, но боятся неизбежных дискуссий.