May 4th, 2011

сова

О викингах и этнографии

Разгреб дела, еду отдохнуть на даче и читать китайские чэнъюйи. Буду в конце недели. Напоследок постик про викингов и Валгалу.

Нам уже запарили мозги рассуждениями про то, что высшей доблестью для викинга была смерть с оружием в руках. В кино даже ритуалы за них придумали. На самом деле героизация смерти в бою это одна проблема, а смерть в бою как замена смерти от старости это проблема иная. У многих народов вплоть до Японии и дальше была традиция убивать соплеменников, достигших старости. Обычный срок жизни составлял шестьдесят лет, хотя могли быть колебания. Называется - прожил своё, не томи народ. Сейчас эту традицию в иной форме жаждут возродить либерасты, рассуждая о невозможности раздувать объемы пенсионных фондов. И, действительно, после либерастического распила бабла социальные фонды превращаются в нечто неподъемное для экономики. Отсюда пропаганда эфтаназии, домов для престарелых в обмен на жилплощадь и прочие способы ликвидации престарелых и приватизации их денежек. Как верно говорится, старые боги не умирают, а возрождаются под видом новых.

Убитых стариков утилизировали по разному, например, пауасы и ительмены съедали. Другие народы оставляли тела в специально отведенных для этого местах. Это уже не принципиально. Важно, что такая смерть была по сути бабьей, то есть уравнивала мужчину и женщину в форме смерти. Отсюда возник обычай у ряда народов смерти в бою для мужчин. В шуточной форме это пересказал Джек Лондон в рассказе про старика-индейца, который решил погибнуть в бою традиционным методом, сел в пирогу, взял копьё и отправился "воевать" с соседним племенем, в расчете, что его сходу прибьют. Естественно, на войне как на войне, не убьёшь старика, он тебя пришьет за отсутствие почтения к мужчине. Ему неповезло, он убил пятерых из соседнего племени, плюнул на затею, вернулся дмой и взял себе дополнительную жену, а последний бой в жизни решил отложить на потом. Над соседями же, струсившими и несумевшими воевать в нужный момент, потом долго смеялись. Нечто похожее мы видим у папуасов, где в ряде племен старые и больные идут через разграничительный лес, где их убивают и съедают соседи. Причем мужчины прихватывают с собой оружие.

Как вы видите, смерть в бою это совсем не то, что мы видим в фильмах про викингах. Это скорее смерть в ритуальном поединке, которая связана с возрастом и не противопоставляется смерти от болезни или несчастного случая в молодости или в ином, например, судебном поединке. Поскольку поединок был реальным, а старик к нему готовился и имел оружие, победа в таком бою воспринималась молодежью как некое достижение на пути превращения в воина. Это видно по папуасам, которые любят рассказывать приезжим подобные истории, выдавая ритуальное убийство как самозащиту от нападений соседей. Скандинавы же превратили эту историю в нечто запредельное. Недаром, слово скандинав в русском язые соответствует таким словам как скандал и скандалист.

При всей экзотичности такой смерти, не надо забывать, что жесткие и жестокие отношения времен варварства готовили человеческую психику к жестокостям классового общества.