May 19th, 2011

сова

О бескорыстии в Интернете


Немножко о бескорыстии в Интернете.

 

Пришлось вернуться к Анисимову. Это результат маленького удивления. Оказывается, женщина, на чей ЖЖ я ссылался, решила попробовать у себя в ЖЖ сделать маленький бизнес на торговле данными по перебоям с подачей электроэнергии в КНР и причинам дефицита. Смешно здесь не то, что подобные данные, якобы, не секрет, труд не стоит денег, а как раз обратное – труд стоит денег, многое действительно может оказаться секретом, а сообщение, что произошло падение инвестиций в энергетику, заслуживает особого внимания. Ещё смешнее с деньгами. Деньги в стране на такие вещи есть. Но платить некому. Работает фокус – вы мне скажите, чем торговать будете, в итоге вы расскажите, а я скажу, что это и так знал, это старо, это не нужно и т.д.

 

Путину или Медведеву достаточно поднять трубку, и какой-нибудь олигарх мимоходом выдаст нужные деньги за информацию. Если рявкнет, то по пути не распилят 99% ассигнований, всё вручат по адресам. Но это невозможно, Путин и Медведев никогда не поверят, что их подчиненные не могут выудить информацию на халяву. И так по всей цепочке – разве нельзя наобещать, к патриотизму воззвать, выудить информацию и заявить, что старо, не нужно, общеизвестно, неправильно и т.д.? Посмотрите на лицо Петрика и поймите, что в стране уже давно не могут отличить порядочного человека от непорядочного, интересную информацию или идею от неинтересной, проходимца от ученого или объективные потребности от ведомственного интереса.

 

Конечно, падение инвестиций в энергетику КНР на очевидном фоне отставания её угольной промышленности это не катастрофа, но выводы серьезные. Дисбаланс между методами «ручного» управления и рыночными методами нарастает. Цены на электроэнергию стимулируют наращивание энергоёмкого производства, запланировано производство электромобилей, а в стране веерные отключения электроэнергии. Хоть движок в квартиру ставь для подачи электроэнергии для холодильника или кондиционера. Понятно, что выкрутятся, но тем не менее. Это у них, а у нас не заплатят за самую нужную информацию и за самую тяжелую работу по сбору и обработке информации. На том стояли и будем стоять.

 

По моим скромным понятиям, когда Александр Анисимов написал про китайскую статистику, он сделал нечто большее, чем дал важную информацию. Он прочистил мозги. В 2006 году эффект был как от разорвавшейся бомбы. Статью читали китаисты, читали аналитики МИДа и правительства, читала Дума, читала администрация президента. Страна дремала, народ не знал, а кому нужно, те читали. Им доходчиво объяснили, что реальные экономические возможности КНР не совпадают с могучими Талмудами западных экономистов, аналитиков, политиков, спецслужб и, тем более, с рассуждениями журналистов. Все прочли и устроили коллективный заговор молчания. Премию не дали, Фрадков, как начальник внешней разведки, не заскочил с мигалкой пожать руку, журналисты не стали цитировать и пиарить. Всё это происходило без указаний сверху. Если бы он разместил статью в ЖЖ под замком с объявлением «платите десять рублей», никто бы читать не стал. Известное правило Булгакова «рукописи не горят» отлично работает в нашей стране. Рукописи не горят, автор получает фигу с маслом.

 

Однако не надо ругать власть. Приведу пару примеров. Например, я в 2007 году слил информацию, что Запад перегоняет на топливо зерно и масло. В итоге мировые цены на продукты искусственно завышаются по случаю неурожая в Индии. Получатели информации были аналитики правительства РФ. Информация важная, поскольку прямо доказывала необходимость создания резервного фонда зерна и форсирование развития животноводства вопреки всем западным рекомендациям. Тема крайне интересная. Предположим, что Запад решит, что КНР зависит от импорта продовольствия, решит страну поставить на колени, а в РФ неурожай. Там зерно перегонят на биотопливо, и никакой блат не позволит это зерно купить, его просто не будет в закромах. Не отдельный Китай, а весь мир будет голодать, зато Запад создал себе колоссальный запас прочности. Ему любой неурожай не страшен, просто дается команда гнать на биотопливо больше или меньше зерна и масличных культур. Это принципиально новая западная стратегия, пришедшая на смену традиции уничтожения «излишков» продовольствия. Прежняя стратегия уничтожения излишков могла побудить фермеров производить меньше продукции, а новая гарантирует стабильность производства, если сам Запад будет затронут неурожаем. Конечно, я ничего не получил, кроме спасибо от человека, которому я это слил. Если кто-то наварил на этом бабло, то только не я. Но, тем не менее, там хоть оценили. Далеко не случайно была предпринята попытка создать резервный фонд зерна в пару десятков миллионов тонн. Конечно, не я один приложил руку, были ещё прогнозы по неустойчивости погоды, было тиражирование идеи и подачи наверх от своего имени. Зато обыватель в ЖЖ и на проза,ру стал на меня наезжать или просто равнодушно проходить мимо.

 

Хорошо, посмотрим судьбу другой идеи. А у меня много идей такого масштаба. У меня была статейка про земледелие в древности и средневековье. Вроде, пустяк, сказал, что все перемещения народов связаны с войнами, болезнями, давлением власти, а не с проблемой подъема целины, поскольку любое поле можно сперва перекопать заступом (лопатой) и мотыгой, а потом пустить соху или плуг. Казалось, мелочь жизни, однако, эта мелочь принципиально меняет взгляд на освоение южнорусских степей, которое было принято связывать с неким подъемом качества сельскохозяйственной техники и внедрением плуга. Также решается проблема существования Триполья и других культур, которые отлично практиковали земледелие в степи, имея лишь каменные и деревянные орудия труда.  Заодно высказал интересную идею о внутренней колонизации России в 15 веке. Это вопрос о падении цен на металлические изделия, позволившие крестьянам иметь достаточное количество железных кос в хозяйстве и заготавливать сено. Смешно же получается по традиционной схеме. Крестьянин ещё веками пахал сохой с маленьким сошником, а у нас рассуждают про более глубокую вспашку. Нет, всё проще. Рост заготовок сена позволил держать больше домашних животных, навоз сделал рациональным освоение бедных суглинков и пошла цепочка – больше навоза, легче прокормить крупную лошадь, более крупная лошадь пашет глубже. Больше сена – растут зимние перевозки, развивается хозяйственная жизнь. Крупнее лошадь – кавалерии легче одолеть степняков. Тут много последствий, которые автоматически обязаны прийти в голову специалисту. Например, у северных степняков мелкие лошади, поскольку крупные сбивают копыта зимой. Поэтому крымские татары были сильны против калмыков летом, зато калмыки были сильны против крымских татар зимой. Всё-таки в Крыму не столь сильны морозы, а зимой можно за Перекопом отсидеться. Это также важно для понимания борьбы ногайцев и крымских татар за Казанское ханство до присоединения его к России. Это важно для понимания успехов борьбы Тамерлана с Золотой ордой – он больше воевал летом. Наконец, это важно для понимания развития рыцарской конницы в Восточной Европе. Польша поглотила Речь Посполитую и воевала с Турцией именно на крупных конях, питавшихся зерном и сеном, получаемых от крестьянских хозяйств.

 

Почему-то я уверен, что здесь принцип «рукописи не горят» давно сработал. Кому надо, то прочел и спасибо не сказал. А речь идет не о неких управленцах, а нашей, родной интеллигенции, ученых-историках. Причем, не просто спасибо не сказали, кое-кто даже обвинил в эгоизме, проявляющейся в избыточной любви к авторскому праву на идеи. Сидит, мол, гаденыш, пишет, деньги не требует, но всё равно гад, поскольку может сказать, что идея его и он её уже опубликовал. Это наши нравы. В теории специалисты по истории России должны возрадоваться, всё-таки, мягко скажем, не каждый день такие вещи говорят. Это вам не Фоменко с идеей, что Древнего Рима не было, а на развалины акведуков или Колизея не надо обращать внимания, наоборот, как раз взнос в копилку традиционной истории. Господа считают, что зарплата и официальный статус выше идей. Но, когда китаист начинает удивляться и ставить материалы под замок с требованием деньги заплатить, это странно. Китай давным-давно нашел противоядие внутри собственной культуры подобным вещам. Китайский рецепт на китайское беззастенчивое копирование чужих идей очень прост – или публикуешь, или ничего не даешь, пускай сами колупаются. Но, если опубликовал, изволь себя ценить и не заискивать. Не опубликовал – тем паче цени себя за сдержанность. Можно некой великой идее служить бесплатно. Бесплатно можно дать совет императору, если приспичило, можно служить за мелкое жалование, но поступать по своему разумению и своим понятиям. Можно жестко потребовать достойное жалованье. Но ещё важнее потребовать уважения. Не уважают – не ловчи и не пытайся хоть грош урвать. Не вняли советам, пришли степняки, императора и чиновников в капусту порубали – это их проблема. Народ дохнет, в стране разор – это их проблема. Сиди в хижине, пиши трактаты, стихи, короче, твори как хочешь, но не выдавай ничего ценного окружающим. Нельзя служить недостойным людям. Да, на этом пофигизме взросли китайский застой и китайское невежество, но на этом же пофигизме взросла великая культура.

 

На мой взгляд, Александр Анисимов или неизвестная мне женщина просто унизили себя. Анисимов унизил себя, переделав статью под сайт Кургиняна. Первый вариант статьи без кургиняновских, алармистских ноток уже прочли и выводы сделали. Да, Кургиняну дают денежки на наше оболванивание, но его серьезные люди читают с брезгливостью, и подлаживать под него нельзя. А женщина унизила себя жаждой мелкого прайса. Если вы поймете, что вам ничего не полагается, то вы станете свободны. Нет смысла сдерживать себя и проявлять подобострастие, отказываться критиковать, бояться обидеть. Нет смысла сознательно стремиться быть полезным обществу, если вам за это не платят. Не надо быть левшой или мелким лавочником в торговле своими идеями. Можно предупредить, а можно сказать что-то задним числом. Так даже лучше. Общество-то переделать нельзя. Я в этом убедился, когда написал про события на Даманском. Как меня шпыняли китаисты за то, что сами не смогли до этой концепции додуматься! Это их личная проблема. Если человек воспринимает чужие мысли только с обидой, мол, я бы на его месте наварил бабла, автор де обязан был мне на ухо шепнуть, чтобы я ему кидалово устроил, то к таким людям надо относиться с равнодушным презрением. Есть знаменитая фраза – не верь, не бойся, не проси. Хорошая фраза, правда, Танич, любивший её повторять, как-то забывал сказать, что её полезность прямо пропорциональна традициям уголовного мышления в нашем обществе. Извините, это аксиома – мы живем в обществе, где уголовное мышление пропитало общество насквозь. В этом обществе писать можно что угодно, но шестерить перед шестерками последнее дело.

 

Я бы предложил восточную по духу медитацию вместо утешения ищущим некое достойное вознаграждение за достойный труд. Надо представить, что всё вокруг чужое. Сидит начальник, труд его, деньги его, народ его, мораль его, успехи и неудачи его. Не посягайте на чужое. Когда вы говорите что-то умное и ему полезное, вы невольно посягаете на часть чужого имущества. Вы, якобы, имеете право на вознаграждение за нечто полезное и, якобы, имеете право посягать на его характер работы. Точно так же с обывателем. Радости и горести его, эмоции его. А вы ему под нос суете нечто, заставляющее думать и менять себя. Да, ещё обмен благодарность хотите. То есть, вы агрессивны, а он величественен в своем праве выбора. Лучшее, что вы можете сделать, это бессмысленным взором созерцать их величие, особенно, величие начальства – деньги, машины, виллы, девиц, чванство. Тем самым вы помогаете ему смотреть на вас привычным, бессмысленным взором.

 

«Вы уходите в Дао и великое недеяние Увэй. Вы понимаете, что деньги и власть сами по себе, а мозги сами по себе. Вы разделены и объединены одновременно. Вы свободны в своих мыслях об окружающих, потому что вы ничего от них не хотите. Вы не давите, вы не провоцируете, вас не за что наказывать, поскольку вы ничего не даете и ничего не хотите взять. Вам нельзя приказать быть дураком или стать умным. Когда взгляд начинает терять интерес, он отворачивается от источника стремлений. Когда взгляд отворачивается от источника стремлений, он видит всё вокруг. Когда взгляд видит всё вокруг, он постигает Дао. Через постижение Дао взгляд возвращается к источнику стремлений, но видит не стремления, а проявление Дао, которое одинаково равнодушно и благосклонно ко всему сущему. Нет разницы между источником стремлений и источником нестремлений. Десять тысяч вещей соединяются в одно и вновь распадаются на десять тысяч вещей. Знание и незнание соединяются в просветление. Просветление подобно Дэ, устремленному к Дао. Неуловимое и незримое, оно заполняет вас. Шесть звуков внутри вас достигают гармонии. Вы не можете сказать, что вам всё пофигу, поскольку вам действительно всё пофигу. Вы не можете поглупеть, поскольку вы уже поглупели. Вы не можете поумнеть, поскольку вы уже поумнели. Недеяние Увэй гармонизирует мир за вас, потому что вы его уже не хотите гармонизировать. Поднебесная приходит в согласие, простолюдины счастливы в своем невежестве, власть исполнительная радуется ненужности перемен и гармонизируется вместе с народом». Короче, не помню, кто это сказал – Лаоцзы, я или кто-то иной. Ещё раз повторюсь, можно писать или не писать, главное не унижаться.
сова

Маленькая зарисовка о "первых" русских в Сибири

Наталкиваюсь на краткие сообщения, что, возможно, часть казаков, пришедшая с Ермаком в Сибирь, после гибели Ермака не вернулась назад, а осталась казаковать на свой страх и риск. Ситуация прмо скажем, занятная. Представьте себе альтернативную историю - Красная армия вторглась в 1945 г. в Германию, но была разбита Вермахтом. Маршал Василевский пишет отписку в Кремль: Государь наш, Великий Иосиф, убили Жукова нашего, поиздержались мы в танках и самолетах, поистратились в снарядах, изголодались, большую часть состава потеряли. Вынуждены вернуться голыми и битыми. Что касается, группы маршала Конева, то они идти назад отказались. Говорят, хрен с вами, слугами Великого Иосифа, мы и без вас Вермахта не боимся, хорошо устроимся. То ли Гамбург захватим, то ли по Италии прогуляемся, нам эти Гитлер с Муссолини не помеха. Ответное письмо Сталина: Спасибо за службу, сказать снабженцам, чтобы вас обеспечли оружием, барахлишко в виде станков, музейных ценностей и пленных немцев сдайте в казну и ждите приказа. О Коневе приказываю забыть. Пусть никто не ведает, сколько с ним народа ушло, удалось ли им заграницей повеселиться или потерпели они поражение. Германию эту мы потом добьём.

Тут я невольно вспоминаю книгу Савельева от 1915 года об истории казачества. Там он пишет, что Ермак не просто был дезертиром с Ливонского "фронта", самовольно сбежавшим из войска, он также виновник внутренних раздоров, практически, войн. Он напал на казаков Андрея Гребня и вынудил их бежать на Терек. Его реноме не спасли даже победы над ногайцами. На Урале Ермак оказался со своими людьми, поскольку на Дон ему пути не было. Ермак для донцов был отморозком, готовым убивать своих во имя власти. Понятно, что у Строгановых Ермак оказался, поскольку Иван Грозный позволял Строгановым использовать преступников (Ермак дезертир), но встает вопрос о целях похода. Тут мы имеем два варианта. Или Ермак заманивал людей обещанием получить прощение от царя за присоединение Сибири и стать там казаками на царском жаловании, или он хотел образовать собственное казачье войско с правами и вольностями подобными правам донских казаков. А донские казаки имели столько прав по грамоте Ивана Грозного, сколько было до него у степных ханств, когда они находились в союзе с Московией. Это полная автономия, свобода от царской власти и налогов, но обязательство всё-таки помогать Москве во время войн. Первый вариант это официальный, патриотический вариант. Ермак думал о расширении русских границ и службе царю. Второй вариант больше соответствует менталитету самого Ермака, который нарушал даже нормы поведения вольного казака на Дону, а с войны бежал, ногайцев разгромил вопреки царскому приказу, короче, был в розыске за измену. Первый вариант имеет основания, поскольку Ермак в момент трудностей послал в Москву атамана Ивана Кольцо с пушниной и выражением покорности царской власти в обмен на помощь. Второй вариант подтверждается нежеланием части казаков возвращаться. Только вопрос встает о том, было ли войско разбито, если часть его могла себе позволить остаться в Сибири.

(Срочно выбегаю по делам, допишу потом)

Понятно, что при описании покорения Сибири полагается всячески подчеркивать силу противника. Войско Кучума сильно, взятие всякого городка дается тяжело, за заслуги казаков надо ценить. Надо помнить, что приблизительно с такими же силами Ермак в своё время разграбил Сарайчик на Эмбе. Сарайчиком назвали столицу ногаев. После подчинения Ивану Грозному ногайцы утеряли контроль над волжскими городами и попытались создать новый центр ремесла, необходимый для возрождения былой мощи. Ермак с Волги спустился на Каспий, прошел до Эмбы, протащил вверх суда (Эмба - речка-переплюйка, вдобавок летом часто пересыхает), и спокойно взял штурмом Сарайчик, разграбил его дотла, даже не пожалел могил, и ничего ногаи не спогли ему сделать. Представьте себе, его войско на лодках шло по речке, где атака кочевников была неотвратима. Речку можно элементарно на конях перейти вброд, даже на противоположном берегу укрыться от стрел невозможно. Взяло штурмом город, не один день грабило сам город и окрестности, без спешки вернулось назад, а проблемы его ждали исключительно от администрации Ивана Грозного, поскольку он нарушил запрет царя ногаев не трогать и мир не нарушать. Давайте зададимся элементарным вопросом - кто такой этот Кучум, если даже ногаи не могли с ним справиться? Кучум, кстати, не удержал ни один город против Ермака, не выиграл ни одного генерального сражения, мог атаковать только исподтишка и скрываться в степи на конях.

Куда интереснее иное. Иван Кольцо в разгар побед над Кучумом отправляется по приказу Ермака в Москву. После этого он привозит не царское жалованье, оружие и припасы, не грамоту, которой царь наградил казаков на Дону - права на весь Дон со всеми притоками, свободу от налога, согласие с принципом, что с Дона выдачи нет, права на свободную торговлю с остальной Россией, нет, Иван Кольцо привозит прощение былых преступлений для Ермака и себя лично, подтверждение прав Ермака и приятных ему атаманов командовать остальными казаками, грамоту, объявляющую Сибирь не казачьей вольницей, а собственностью царя, и царский отряд стрельцов, которому казаки обязаны подчиняться. После этого в боях гибнут в порядке очередности а) Иван Кольцо с друзьями б) Ермак в) Царский воевода и большая часть его отряда. Желание дальше захватывать Сибирь у участников похода пропадает, стрельцы рвуться домой, казаки делятся на две части. Одни идут назад в Россию и подпадают под указ о прощении прошлых преступлений и поощрения за поход. Другая часть остается казаковать, а не подчиняться Кучуму. Картина ясная, что дело темное. Остается допустить недопустимое - в казачьем войске начались раздоры.

Давайте прикинем, что могло стать яблоком раздора. Первая причина понятна - сколько можно гоняться за Кучумом из принципа без личной выгоды. Вторая причина - вопрос пополнения припасов. Третья причина - жить свободными или подчиниться царю. Вопрос о припасах был очень прост, но о нем не говорят. Можно было обменять припасы на пушнину у Строгановых, а можно было спуститься вниз по Оби и приплыть в Мангазею, где уже давно торговали поморы безо всякого контроля со стороны царской администрации. Именно этот вопрос у нас сознательно или бессознательно опускается. Ермак имел вариант независимого снабжения своего войска порохом и свинцом. Спустись, продай, вернись или просто пошли отряд с пушниной. Заодно можно поискать добровольцев для присоединения к отряду. Путь тяжелый, но отнюдь не столь опасный, как путь в Сибирь через Урал, когда струги куда более беззащитны перед атакой с берега, чем на большой воде. Решение подчиниться Ивану Грозному это не результат безысходности, а четкий выбор части отряда. Недаром потом его участников произвели очень быстро в герои, а многие казаки после похода в Сибирь возвращались назад далеко не рядовыми казаками. Выбирали между вольницей и карьерой на царской службе, выбрали карьеру.

Казачья демократия, если отбросить всё современное, нанесенное властью царизма и идеологией подчинения вертикале власти, очень проста. Сели, решили, и атаман уже не атаман всего войска или части войска. Иван Кольцо ушел со ста казаками на рыбную ловлю, а, может, он уже не мог ужиться с остальными казаками, если его считали предателем казачьих интересов. Стрельцу при встрече морду бить или шашкой рубать не за что - он человек служивый, послали, приказали, мучался в походе. Иван Кольцо виноват - он принял условия, решил свои проблемы, часть казков этим недовольна. Тут уж непонятно, просто он ушел рыбу ловить или не мог ужиться, но зимой укрепления не построишь, налетели воины Кучума, и конец настал Ивану Кольцо.

Не в традициях казачества отплывать от берега, оставив атамана на берегу. А ведь он утонул в Иртыше, а не погиб на берегу. Как-то так получилось, что струги стащили в воду, в них сели казаки, Ермак пошел вслед за стругами, но не догнал. Только тяжелый доспех утянул его на дно или отсутствие протянутого весла или руки? Те, кто сели в струги, не просто спаслись, лезть на лошади вслед за стругами равносильно безумию. Копьём ударят, из ружья или лука выстрелят, остается только стрелять с берега, но на Ермаке хорошая бронь, а у других казаков тоже с бронью проблем нет. Войско многократно побеждало. Кому-то досталась хорошая броня противника, кому-то броня товарища, убитого в рукопашной. Ермак утонул, и отряд сразу расхотел воевать во имя царя. Кто-то решил вернуться на Урал с награбленной пушниной, кто-то решил остаться в Сибири.