October 9th, 2011

сова

О троллинге

Почему-то вспомнилось старое четверостишие:


У нас на всех одна душа -
Услышал я и понял, почему
Так часто забываем сны,
Так часто снятся нам кошмары...

Нет, господа, не пишите стихи. Это очень непродуктивное занятие. Оно вызывает цепную реакцию, подобную разжевыванию анекдотов до того состояния, пока долбоёб или носик не воскликнет - наконец, понял, что не смешно.
сова

О пропаганде в ЖЖ

Не секрет, что пропаганда в ЖЖ несколько разочаровывает Кремль и разных политологов. С одной стороны, вроде хорошо, что народ не рвется на митинги, с другой стороны, неясно, есть ли в этом хоть какая-то заслуга пропагандистов. Ведь, когда зовут, народ не приходит. РОД с трудом собирает 30 человек, посиделки Галковского - человек 15. Ну, увеличим это число до 50-80 человек. Кто-то иногда приходит, иногда отсутствует. Всё равно это мизер, который даже нет смысла арестовывать. Зато формально работа ведется огромная - по 5-6 тысяч френдов у Крылова и Галковского. Более 50 000 у Навального. Навальный может собрать энное количество сторонников, но, когда он рекомендует поучаствовать в демонстрации, в которой сам не собирается участвовать, результат нулевой. То есть, люди читают, а остаются при своем мнении.

На этот счет на Эхо Москвы было интервью Митиной (Колобок-1973). Она прямо говорила - плюнем на рассуждения о силе твиттера или фэйсбука. В реальности всё должен решать и решает административный ресурс. За счет административного ресурса должны строиться и в действительности строятся оппозиционные организации. За счет административного ресурса проводят демонстрации, например, приходят студенты в Университет, а им говорят - Университет сегодня закрыт, вы все должны идти на демонстрацию.

Признание госпожи Митиной весьма показательно. В нужном направлении народ строится исключительно за счет административного ресурса. При этом у Митиной ещё остались кое-какие иллюзии. Это не только её иллюзии массы людей, чья карьера в ведомстве Суркова зависит от способности повести за собой массы. До сих пор существует вера в силу реального общения. В ЖЖ Митину не воспринимают как великого лидера, хотя сперва ей устроили место депутата в Госдуме от КПРФ, а после исключения из КПРФ из-за скандала с поставками несовершеннолетних мальчиков для педофилов, ей поручили ответственную работу с молодежью в партии Единая Россия. В ЖЖ Митину не воспринимают, а, приди народ на митинг, он сходу её полюбит и признает лидером. Личное общение, якобы, творит чудеса.

Вот тут позвольте мне усомниться. Личное общение очень часто со мной творило очень большие чудеса. Например, я с Крыловым обменялся только парой фраз на одном мероприятии, но мне хватило буквально одной секунды, чтобы увидеть, как выпрямляет спину, чтобы показать, насколько он умственно меня выше. После этого я потерял особый интерес к общению. С Галковский тоже получилось смешно. Стоило ему сказать в реале несколько слов про новую хронологию, как у меня возникло ощущение, чо он жуткий жулик. Но интереснее иное. В режиме реального общения вне работы, когда никто не подлаживается к их связям и возможностям, "доминантные" даже не понимают, что они не являются доминантными.

Классический пример. Говорю о Китае с неким Игорем в клубе Галковского. Через полгода получаю по почте требование сделать ему справку-доклад по Китаю. Отвечаю, что бесплатно не работаю и судорожно соображаю, что это за дурак. Оказывается, Игорь решил, что он произвел на меня настолько неизгладимое впечатление, что я обязан его запомнить навечно и разбиться в лепешку по первому требованию. Когда я его вспомнил, я удивился - на мой взгляд мы общались на равных, и я не дал ему ни малейшего повода подумать, будто мной можно помыкать. Таких моментов в реале масса. Ну, встретится народ в реале, поговорит, пожмет руки и останется при своём мнении.  Или был я на сеансе кино в клубе Изуверова. Ну, чуток поспорил с одной юной и тупой дамочкой, уступил ей пальму первенства и помолчал. Но она как была для меня тупой и наглой, так и осталась тупой и наглой. Если она вообразила, будто победила меня в споре, это её личное дело.

У пропагандистов есть неправильное ощущение, будто натиск и очарование в реале способно пересилить конкретное содержание того, что они говорят. Ничего подобного - первые пять минут это не вечный импринтинг в мозгу утенка при рождении - кто рядом, тот мама и вождь на всё время детства и далее по жизни. Наоборот, человек возвращается домой, вспоминает, кто что говорил, и импринтинг ослабляется, исчезает или даже сменяется на чувство протеста. Надо же понимать, что разговоры о ревущих от восторга толпах при виде Ленина или Троцкого это не реальные воспоминания, а ложь. Люди отрабатывали подобными воспоминаниями усиленный паек и карьерный рост в большевистской партии.

Ещё более занятным было интервью одного социолога на Эхе Москвы, где он прямо сказал, что большинство пропагандистов это невменяемые люди. Это ещё любопытнее, поскольку в невменяемости обычно обвиняют народ, а не тех, кто ему лапшу на уши вешает. Он считает, что нужно набрать тысячу вменяемых людей с нужной авторитетностью для работы в сети. Я недоумеваю - если раньше не смогли набрать тысячу, а сами предпочли невменяемых, то как вы сумеете справиться с такой задачей? Причем, как я понимаю, в плане уровня зарплаты они вполне вменяемые. Но ещё важнее разлом между уровнем требований заказчика и реальными возможностями исполнителей. Например, некая Маша Сергеева с точки зрения заказчика вполне вменяема - голова забита вопросами вождения личного лексуса и вечеринками с знакомыми чеченцами. Однако, с точки зрения потребителя, то есть населения, её интересы ещё не означают права считаться лидером. Пропагандист, пытаясь сочетать несовместимые требования  заказчика и потребителя, становится невменяемым, если, конечно, преположить, что работа на Кремль в принципе ещё не означает наличие невменяемости.

Ещё важнее, что считать вменяемостью? Кто-то считает невменяемостью конкретное содержание тех или иных текстов, а потребитель может кроме текстов принять во внимание действия. ИМХО, появление Шляхтича на митинге в защиту Багирова это признак невменяемости. РОД под крылышком Жириновского тоже невменяемость. Однако, это мнение потребителя, а мнение заказчика прямо противоположное, поскольку невменяемые действия были совершены по его прямому указанию или с его согласия и помощи.

Я часто говорил, что Россия - страна верхушечных переворотов, а не народных революций. Требования к народным движениям оказываются настолько завышенными, а презрение к народу настолько большим, что контролируемую революцию без серьезного административного ресурса нельзя провести в жизнь. Расшифрую понятие - завышенные на примере ЖЖ. Живой Журнал это только способ общения, дискуссий, но не императивных приказаний и мобилизации населения. Твиттер не место общественных собраний в стиле КПСС - собрались, проголосовали, кто не будет подчиняться, тому премию на работе не выплатим или уволим с волчьим билетом. И, вообще, как можно уволить за невступление в ряды каспаровцев, если нет смысла увольнять даже за невступление в Едро? Политика это рынок, где разделение понятий "заказчик" и "потребитель", то есть Кремль и народ, это химера, если заказчик не учитывает требования потребителя. Ни один серьезный менеджер не будет наниматься в фирму, если её товар не учитывает требований потребителя, а товар надо сбыть по жестко фиксированной цене. Попробуйте перетянуть хорошего менеджера с достойной фирмы в мультиуровневый маркетинг, то есть в пирамиду. На такое пойдет только невменяемый менеджер.

У нас именно невменяемая ситуация. ЖЖ создавалось именно с расчетом, что ЖЖ не вызовет слишком большого роста политических движений в реале. И вдруг оказывается, что это плохо - послали в ЖЖ пропагандистов, а за ними в реал не идут. Это всё равно, как если бы народу предложили со стороны посмотреть соревнования по теннису, а потом возмущались, что заменили теннис на реслинг, а народ не рвется на ринг заменить спортсменов.
сова

О моих стихах

Честно говоря, у меня со стихами плохо. Стихи это юность, энергия, вера в то, что ты пишешь, нужно окружающим. Каждый поэт чувствует, что писателя надо брать не стихом, а верой. Вон, Пушкин писал в 19 лет - "и неподкупный голос мой был эхо русского народа". 19 лет, а уже был. Или как у Есенина проявления старчества "я теперь скромнее стал в желаньях". Словно написано в 60, а реальный Есенин умер в 25. Молодой поэт и юноша, и старик в одно и тоже время. Обратный вариант плохо прокатывает. Всегда найдется баба, которая поставит на место - мол, я молода телом, а ты мне впариваешь про молодую душу, я тоже в 70 лет скажу, что я молода душой, посмотрим как твой внучок в скромные 50 скривится от отвращения. Поэтому всякие проявления бодрости в стихах с возрастом воспринимаются как нечто, неспособное вызвать адекватную реакцию, мол, девушки, это только стихи, а не попытка уклониться от расценок в 300 баксов заночь, да провалитесь вы в пропасть, спекулянтки позорные, 
 с вашими расценками, вашим дряблым салом и вашими юными 40 годами от роду. Нет, есть серьезные поэты, вроде Юдика Шермана (чур, меня, чур). Я не из их числа. Нет, уже пора писать не для вечности. Вон, вчера написал четыре строки:      
 
Я люблю молоко козье,
В нем масса белка и кальция.
Посему мне бренд рожи Рогозина
Как призыв на всенародную акцию.

Потом понял - уворовал у Маяковского. У него многие воруют. Доходчиво писал старик и про Путина, и про Медведева. Целые тома накатал. Просто некоторые списывать не умеют, потом других критикуют, мол, старо и не оригинально. Ну, чего критикуешь? Открой соседний том и списывай, сколько душе влезет. Там и про Чубайса написано, про Грызлова или Кудрина. Чай, не Юдик Шерман писал, в суд за плагиат не подаст. Впрочем, из старья помещу нечто схожее.

Вчера убили рыжего ковбоя
За то, что он быка не подоил.
И сам шериф, бульдожью рожу скроя,
"Жаль дурака" сквозь зубы процедил.

Отпели парня чинно и без драки,
На виски поскупились, колбасу.
Но яму выроли - не гнить же так собаке,
Шериф задумался, стал ковырять в носу:

Мол мне простые нравы и порядки приятны,
Откровенно по душе,
Край скотоводческий, могил различных грядки
Здесь вроде земледелия уже.

Везде по-своему в век пара и прогресса,
Но раз тебя шальная занесла,
Стреляешь вяло ты, без интереса
Учись доить хоть не быка - козла.

Шериф был прав, но почему же часто
Так хочется стрелять и жечь дотла,
Когда любой прохожий, как начальство
И друг, советует доить козла


Ну, и что? Как в 25 писал не для вечности, так и сейчас. Эх, женщины, не хвастайтесь юным телом, вы и в тринадцать слишком стары душой. Уж, какая тут поэзия для вечности!
сова

Наганов и Сурков

http://naganoff.livejournal.com/35976.html?view=2650248#t2650248  Я поместил у него свой коммент. Наганов вроде пишет как человек осведомленный, но забывает, что реальную схему правления страной никто не отменял. Ещё меньше кто-то отменял схему мониторинга и контроля со стороны, например, Прайс Уотерхауз. В принципе любая схема управления сверх формальных схем имеет две составляющие. Первая - долгосрочное управление, это подбор кадров. Как только Андропов перехватил незримо контроль над кадрами у Черненко и Суслова, перестройка стала неизбежна. Вторая - контроль над уже имеющимися кадрами. Это управление в режиме реального времени. В этом смысле Сурков может быть важной, но не главной фигурой. Есть Сечин, ответственный за экономику. Есть ФСО, которое, среди прочего, обязано контролировать лояльность Суркова общему курсу. Есть Путин и Медведев.

Основная проблема власти заключается в том, что говорить по серьезным делам не с кем. Возьмем более примитивную схему управления. Например, лагерную зону. Есть пахан, но его способность решать вопросы ограничена советом воров. С ворами контакт невозможен - отфутболят к пахану. Часть воров в законе напрямую контролируются лагерной администрацией. Ну, пойдет пахан в администрацию с просьбой, администрация скажет да, а совету воров прикажет сказать нет или даже снять пахана за излишнюю назойливость. Однако, администрация официально существует. Можете сами обратиться, можете обратиться через адвоката. Теперь представьте себе ситуацию, что администрации формально как бы не существует. Всё, говорить не с кем.

В этой ситуации администрацию может волновать только одно - когда шестерки, цветные, полуцветные, воры и пахан перестают быть авторитетами, поскольку все, кто им подыгрывает, уже ничего не могут. Их посылают прямиком по адресу - идите к ворам, а вы здесь не свои. В нормальной тюрьме это даже хорошо - администрация действует по закону без резиновых прокладок в виде воров в законе. В ненормальной это конец управления. Надо посылать ОМОН всех бить, если в ответ вырежут всех воров в законе и шестерок, то их надо завозить со стороны, а это равносильно оккупации страны чужими силами, или признанию бессмысленности старой, воровской схемы управления.

Однако, государство это не тюремная зона. В тюремной зоне шестерки и воры в законе не могут свергнуть власть администрации, а в государстве могут. Вон, Чавес был просто шестеркой, генералом, смотрящим за интересами США. А он с другими такими же генералами взял и доказал, что он не шестерка. Именно поэтому столь важно долговременное управление кадрами - шестерка должна не иметь способностей и жеания стать тузом. С этим в России всё понятно - кадры подобраны идеально. Кто хочет, тот не имеет способностей, кто имеет способности, тот не имеет желания. При этом все о себе могут иметь прямо противоположное мнение. Так даже удобнее.

Внизу народ. А народ может только одно - понять, что говорить не с кем и делать культ из одной фигуры бессмысленно. В средние века у царей была отработана методика выпуска пара. Берется часть бояр вроде Суркова и отдается народу на растерзание. Потом всё возвращается на свои места. Сейчас иные времена и Суркову ничего не грозит. Но суть остается старой - раз диалог вести не с кем, то и разделение бояр на хороших и плохих бессмысленно. Это они сами должны решать, кто хороший, а кто плохой. Вон, нобелевский лауреат Андрей Гейм работает за границей, а в ответ на предложение приехать в Сколково взял совершенно четкую тональность - всё несерьезно и не с кем говорить серьезно. Он даже не стал упоминать Вексельберга, предназначенного держать пальцы веером, мол, я старший по Сколкову, я всё решу. Нет Вексельберга, есть некие анонимы, стоящие сверху, снизу и со всех боков рядом с Вексельбергом. И Сурков как корень зла или корень всей добродетели не существует. Он важная часть всей системы, но только часть. Даже в истории с Прохоровым Сурков работал не на себя, а на Путина и Медведева, а ещё больше работал на весь круг власти.

Вот тут надо понять разницу между кругом власти и вертикалью власти. Если хочешь повлиять на вертикаль власти, выбери виновное звено и бей до упора. Например, проворовавшийся мэр. Пусть получит за воровство по полной программе, чтобы другим не хотелось воровать. Против круга власти такая схема выделения одного виновного часто вредна. Или они все начинают учитывать требования народа и демократии, или они все несут нравственную ответственность в глазах народа и должны образумиться. Выборочность это вопрос ГК или УК РФ. Моральная ответственность - нечто иное. Общая страна, общий бардак, общая ответственность.
сова

Сугубо личное после очередного коммента в моем ЖЖ

Женщины, полюбите, наконец, Ру Антифама. Ему сам Ленин завещал - жениться, жениться и ещё раз жениться! Хватит мастурбировать, глядя на фото Алена Делона. Ру Антифам от природы рожден нежным, щедрым, занудливым и легко управляемым. Это просто идеальный жених.