February 20th, 2015

сова

Котёночек

Котёночек

Иногда во сне я предпринимаю решительные действия и достигаю успехов в борьбе за здоровье. Правда, после сна особого эффекта не наблюдаю. Зато сегодня оздоровился настолько, что не хотелось просыпаться, и я отправился погулять в прошлое. Прошлое было, как полагается быть прошлому, в меру нищее и в меру отсталое. Грязь, редкие экипажи, чуть аляповатые под свечное освещение костюмы благородных, серые и помятые одежды бедных. Кажется, я попал во времена сентиментальных романов и даже не понял, как из своего Чертаново, бывшего тогда отсталой деревней, оказался в центре Москвы без помощи метро, трамвая или такси.

Недалеко от стройки ХХС какая-то девчушка продавала котенка и просила 50 копеек. Котенок был милый и чистенький, как и полагается в момент продажи, а девчушка замызганная и не шибко хитрая. Зато прием попрошайничества явно был придуман взрослыми. 50 копеек за котенка откровенно слишком дорого. Ну, дашь такой на бедность копейку и пройдешь мимо. Котят как и в наши времена с избытком. Их тогда успешно топили, а пироги с котятами стали популярными позднее, при большевиках. Я отошел в сторону Москва-реки и задумался о котятах. Времена старые, а проблемы трудоустройства котят при новых хозяевах вполне современные.

На берегу Москва-реки я вдруг понял положительную сторону моего стремления в прошлое – воздух был гораздо чище. В городе гнили разные отбросы, кое-где пахло из сортиров, на берегу пахло меньше. Да, в мире без машин дышалось иначе.  Я радостно вдыхал воздух и разные фразы современников той эпохи о гнетущей атмосфере царизма воспринимались как нечто непонятное и неестественное. Видимо, знакомство с будущем заставляло взглянуть на мир иначе. И ещё, меня абсолютно не смущало отсутствие современных строений – серого Дома на набережной, новодела ХСС, памятника Петру работы Церетели. Я смотрел на двухэтажные каменные особнячки, деревянные домишки, заборы, сараи и ничего не хотел переделывать. Главное, что кашель курильщика исчез, а воздух был как на курорте.

Вернувшись на прежнее место, я снова увидел девчушку и какого-то мужчину. Он хотел взять котенка и говорил – вон, барыня посылает тебе 50 копеек за котенка. Девчушка цеплялась за котенка и явно не хотела понять, как ей повезло. Ведь котенок всё равно вырастет во взрослую кошку, придется новых котят покупать, а их за пятак хоть десяток можно купить на рынке. Привыкла попрошайничать, привыкла к котенку или, наоборот, ещё не привыкла и не приноровилась проявлять инициативу без родителей. Что-то мне её стало жалко, я подошёл и сказал, что в таких делах лучше всего посоветоваться с мамой и принести котёнка завтра на дом. Благо, сама барыня жила буквально за двести метров. Потом отозвал девчушку в сторону, дал двадцать копеек старыми деньгами и захотел схулиганить. Я достал из кармана монету в 50 копеек времен Лужкова и открытку с новоделом ХСС, видом на идиотский пешеходный мост через Москва-реку и зад памятника Петру Первому работы Церетели. Затем с важным видом сказал – живи долго, если проживешь двести лет, сможешь истратить.

Девчушка не стала отказываться от странной монетки и обалдевшими глазами уставилась на открытку. От замешательства девчушка удивленно протянула – она настоящая? Видимо, перепутала слова, хотела спросить не фальшивая ли она как непонятная монетка в 50 копеек. – Нет, она не настоящая, она будущая и открытка не настоящая, а будущая, - ответил я и понял, что пора возвращаться, то есть просыпаться.

Просыпаться не хотелось, хотелось из этой истории сочинить душещипательный рассказ, чтобы читатели плакали и рыдали. Для этого надо было перенести действие куда-нибудь в Лондон, обильный аристократами и красивыми экипажами. Грязный лондонский туман и фразы о давящей лондонской атмосфере обязаны были добавить страданий, а цены на котят кусаться. Монетку из будущего можно было заменить на китайскую, мол, доживешь, за границу слетаешь. Мысль моя начала путаться. Рассказ получался красивым, но противоречащим сути моего жеста. Мне хотелось, чтобы монетка времен Лужкова была найдена потом в наше время и издевательски блестела перед глазами современных археологов и историков. Мне хотелось, чтобы потом хоть кто-то из них выдумал теорию, мол, некоторые нумизматы прошлого сообразили, что собирать надо не монеты из прошлого, а монеты из будущего. Для будущего больше подходят деньги из будущего и т.д.

Увы, я проснулся и в Лондон не попал. А мог бы попасть и написать во сне крайне слезоточивый рассказ о моем похождении. Уже наяву я потянулся за сигаретой, отравил себя дымом и вспомнил фразу из стихотворения Радищего про крепостных «в нас все таланты пропадают», вспомнил сюжет рассказа, монетку из алюминия в 50 фэней, даденную в придажу к реальным старым двум пенсам, удивился его нелепости и лакунам сюжета и решил, что к творчеству во сне надо относиться намного серьезней.
сова

Что толку просто разоблачать рабство?

http://ukhudshanskiy.livejournal.com/3626671.html
Всякое рабство по сути имеет своё продолжение и свои нюансы. Например, рабство времен Николая Первого знаменательно тем, что пишущим дворянам, то есть интеллигенции того времени, приходилось в добровольно-принудительном порядке писать для самих же дворян рассказы и романы о том, что простому народу в рабстве живется лучше, чем простым европейцам без рабства. Всё у них лучше - питание, чувство свободы, уважения не только к власти, но и к себе. Даже Пушкину пришлось отметиться и написать рассказик в виде беседы русского аристократа с иностранным. Сравнивалось положение русского народа с английским. При этом подтекст смешон - сам Пушкин никогда не мог поехать за границу и реально посмотреть, хотя писал прошения. Царь запретил! А Гоголь сошёл с ума, пытаясь в Баден-Бадене и иных местах написать вторую часть Мёртвых душ, где четко обязан был доказать - при хорошем барине крестьянам лучше, чем иностранным живется без барина. Вот вам и сурковская пропаганда!

Или возьмем иной аспект рабства. Крестьян было запрещено продавать за границу и в Финляндию, но продавали в ту же Финляндию. Так в подчиненной стране, где рабства не было, приучали относиться к русским как к рабам, а те с радостью покупали рабов, чтобы рубили им лес на продажу, и отнюдь не волновались о правах человека, когда речь заходила о русских. Естественно, приезжавшие в страну иностранцы тоже покупали себе рабов для обслуги. Главное, пропуск в рабовладельцы стоил дешево, прими православие и будешь своим. Впрочем, и не свои тоже покупали или арендовали рабов, а ходили в костел или кирху. Естественно, православные вроде Дантеса, возвращаясь домой, шустро становились католиками. Вам это не напоминает современный интернационализм в России? Нас заставляют принимать за своих людей, которые отнюдь не свои и никогда не захотят быть своими.

Ещё важны аспект рабства - деление друг друга на своих, то есть рабов, и на чужих, то есть господ. Со своими можно не церемониться, чужих надо особо уважать, они заведомо выше по статусу и имеют покровителей. В силу скотских отношений при рабстве сама идея христианства не убий не могла не выродиться в четкую идею - не убей сволочь рабовладельческую.

Интересно отношение к солдатам. Турки пытали пленных русских солдат, а дворяне боялись создать прецендент, разрешив попытать турецких пленных. Когда разрешили, турки мигом согласились не пытать русских на условиях взаимности. Наложите это на события в Новороссии и поймете, что местные жители для кремлян это только рабы. И в этом уже гарантия того, что сами кремляне в будущем получат массу неприятностей. Но душа противится реальности и т.д. 
сова

Московская власть любит Порошенко

http://sandra-nova.livejournal.com/1024250.html Заявление Басурина о том, что «минобороны ДНР по   просьбе киевской   стороны приняло решение не сообщать журналистам о ставших известным ополчению данных по потерям украинских силовиков», в принципе озвучило то, что видно по многим иным фактам. Например, травле наших журналистов агентвами ТАСС, Рашка Тудей и прочими на ровном месте. Нефига давать фото с мест событий, слишком явно видно, что бои были ужасные, погибших много. Формально антипорошенковский сайтик русвесна всё больше оперирует материалами украинской стороны.

Понятно, что утечка информации о слишком больших потерях может повредить имиджу великих Порошенко и Яценюка. Обидеть их не хочется. Вдруг население Украины очнется и не станет доверять СМИ? Ужас! Этак Порошенко может испугаться продолжить войнушку и, что самое обидное, уйти в отставку. А дураков лучше всего разводить сразу с разных сторон, когда противники на самом деле гонят обывателя в одну сторону. Отсюда приказ - молчите, ребята, не показывайте и не оглашайте.

Вы уж там на Украине разберитесь сперва, чей у вас Порошенко - путинский? Обамовский? Европейский? Нешто украинский?! Он, на мой взгляд, не более украинский, чем Путин российский.