October 9th, 2015

сова

Нобелевка для Алексиевич

Пропагандисты недовольны http://odessa-mamay.livejournal.com/1318129.html
Хочется задать вопрос - кто может потягаться всерьез с Алексиевич? В спорте есть правило - хочешь побеждать, побеждай за явным, чтобы у судей и зрителей не было сомнений. Скромная советская сборная выигрывала у канадцев так, что ни у судей, ни у зрителей не возникало сомнений в победе и качестве игры. В итоге она перестала считать скромной сборной, а стала считаться лидером в хоккее. В футболе дела были хуже, поэтому никто не говорил, что бразильские виртуозы или немецкая машина побеждали случайно, а истинным лидером футбола была советская сборная.

В окололитературных делах первый звонок прозвучал ещё с появлением книжонки Суворова Ледокол. Оказалось, что нет способных адекватно ответить. Адекватный ответ это не рецензии, а степень популярности и убедительности для читателей. Дальше дело пошло ещё хуже. Литературу же превратили в убогую приживалку для вспомогательных работ в области пропаганды. Читать нечего, нет действительно хорошей литературы. Есть писатели, про которых можно сказать одно - если хотите иметь литературу, вышвырните эту публику вон. Снимайте с содержания, лишайте удостоверений кадрового резерва ФСБ, делайте, что хотите, но вышвырните. В своё время я был потрясен валютным, книжным комком в Шереметьево. Ещё народ читал литературу, ещё был дефицит изданий. В комке в Шереметьево за валюту продавался скромный набор произведений - Толстой, Тургенев, Короленко и Дети Арбата господина Рыбакова. Не было Пушкина, Лермонтова, Гумилева, Чехова, Булгакова и массы иных выдающихся писателей и поэтов. Зато были Дети Арбата.

Есть хороший принцип - если хотите навести порядок с мебелью в квартире, можно всерьез подумать о сохранении дорогого антиквариата. Но выбросьте покосившуюся стенку фабрики Красный столяр, сделанную в прошлом году. Не ждите, пока этот убогий ширпотреб рухнет вам на ноги. Выбросьте матрас с рвущимися наружу пружинами, плюньте на то, что матрасик совсем новый, купили два года назад и даже толком на нем не спали, поскольку и сидеть на таком матрасе больно.

Можно хоть сто раз повторять, что российский Сорокин или Акунин ничуть не хуже Дэна Брауна, а Фредерик Форсайт это полное чмо на фоне Прилепина. Дело же не только в том, что Форсайта читают. Есть известный принцип - мы недостаточно богаты, чтобы покупать дешевые вещи. Для литературы этот принцип имеет несколько вариантов. Недостаточно богаты, чтобы позволять себе пиарить литературу низкого качества. Недостаточно богаты, чтобы платить деньги только блатным. Недостаточно богаты, чтобы издавать только политически правильных на данный момент времени писателей. Недостаточно богаты, чтобы задавить инакомыслие.

Такая же ситуация в кино. Страна недостаточно богата, чтобы снимать фильмы на уровне посредственных голливудских поделок и потом рассуждать, что у нас свой Голливуд. Для начала надо научиться делать фильмы лучше, чем в Голливуде, а не пищать о необходимости создать нового зрителя, готового хавать российские поделки вместо голливудских.

Если не избавляться от дряни, то мы получим ложные ориентиры. Нельзя снимать хорошее кино в стране, где заставляют равняться на фильмы вроде Плюмбума. Невозможна литература в стране, где заставляют равняться на День опричника или Детей Арбата. В своё время я четко написал про православие. В погоне за зомбированием народа православие настолько приноровилось подавлять народ и делать его управляемым, что в итоге не составила особого труда прийти со стороны и перезомбировать народ в свою пользу. Поэтому православие обветственно и за увлечение неразумными западными идейками вроде марксизма, и за соцреволюцию, и за тупость Николая Второго, и за безумие Временного правительства.

С Алексиевич всё понятно - ну, не Чехов. Но, если бы в россиской литературе именно сейчас было бы допустимо существование Чехова, то Алексиевич не дали бы премии. Зачем давать Нобелевку, чтобы выставить себя на посмешище? Однако, наше общество недаром не стало смеяться. В 90-ые ещё могли посмеяться - дали премию Алексиевич, а про Пелевина забыли. Сейчас, после заслуженной утраты Пелевиным прежнего реноме, даже критики Нобелевки для Алексиевич про Пелевина не вспомнили. Такой у нас уровень критики. Прямо под стать уровню литературы. Когда кормят такую критику, значит, у литературы в РФ дважды нет перспектив.

З.Ы. Вот, ещё подборка http://www.ridus.ru/news/200302 Опять-таки, про политику, а не литературу. В литературе-то у нас бардак. И в критике бардак. Сама постановка вопроса, что политические взгляды Алексиевич неприемлемы, поэтому на её литературные произведения обращать внимания не стоит, это уже маразм.

Другое дело, прямая постановка вопроса по поводу творчества Быкова и Алексиевич. Давайте признаем, что вопрос серьезный - стоила ли партизанская война тех жертв и тех методов, которыми она велась? Ответ на этот вопрос дал народ ещё сразу после войны и не только по поводу партизанской войны, но и всей войны в целом. Война велась часто безграмотно с неоправданными потерями и неоправданной жестокостью к своему населению на фронте, в тылу и в тылу врага. Потому что для власти не было понятия своё население, было понятие "расходный материал".

В итоге попытка отрицать очевидное автоматически позволяет заниматься политическими спекуляциями в ту или иную сторону. Но на Донбассе мы видим нечто схожее - отношение к жителям как к расходному материалу. 
сова

Алексиевич как диссидентка

В своё время Хрущев сорвал аплодисменты, заявив о хулиганах, - хватит говорить о пережитках капитализма, мы их сами плодим собственным разгильдяйством.

Диссидентство это не хулиганство, но тоже не надо думать, что Россия или Беларусь сама не творит собственных диссидентов. СССР плодил собственных диссидентов. Причем плодил сознательно. Те, кто сгибался в сторону Запада, имел шанс выжить. Кто не сгибался, уничтожался с ещё большей безжалостностью.

Диссидентство взросло не только на происках неких, вполне реальных перестройщиков. Оно взросло на типично советском хватательном инстинкте власти - бей более слабого, то есть своего. Особые возможности иностранцев в СССР и потом в России - основа диссидентства. Особые возможности нерусских в России - основа диссидентства. Всё это порождает определенную колониальную атмосферу и заставляет искать хозяев колонии, то есть защиту извне.

Сейчас же мы видим цирк - поклонники продажи себя покровителям из некого лондонского обкома пытаются напасть на Алексиевич за готовность продаться тем же самым покровителям, на кого работают её критики. Лукашенко поступил логично, поздравив Алексиевич официально, а не тайком пожав руку. Будьте уверены, живи она в России, её бы здесь поздравили вполне официально.

Другое дело, что жизнь уничтожает диссидентство с неожиданного бока. Народ видит, что диссидентом может быть каждый, а набор в диссиденты с официальной, последующей подкормкой ничтожен. Это стимулирует более свободное развитие мысли. Зато охранители начинают дергаться и перестают понимать собственную власть. Им хочется, чтобы власть ценила их услуги как в 30-ых, чтобы в партию принимали за написание анонимок на соседей или гневные речи против врагов. Да, платят, но по более рыночным, умеренным расценкам, а будут платить ещё меньше. Предложение превышает спрос.