December 4th, 2015

сова

Что у нас в Китае?

В Китае всё хорошо. Количество репрессированных чиновников можно измерять сотнями тысяч, запуганных миллионами. Учтем, что чиновников в КНР в расчете на 10 000 населения меньше, чем в РФ. Требования эффективности вынуждали работать без российской волокиты. Цифирку в 180 000 репрессированных можно воспринимать как весьма условную. Заодно приватизировали Синопек и ещё ряд доходных компаний. Это естественно, репрессивный режим не может не подбрасывать своим сторонникам вкусные косточки. Напомню, что Павел Первый за короткое правление раздал дворянам больше государственных крестьян, чем Екатерина Вторая за долгое.

Кроме нефти под приватизацию и переприватизацию попал уголь. Сперва был погром в полиции главной угледобывающей провинции Шаньси, затем погром в партии и госучреждениях. Следователи ухитрились найти в Шаньси триады. Триады это сугубо южная система мафиозной организации. В Шаньси воображение может допускать коррупцию и бандитизм, но триады это уже избыток воображения. Шаньси это не только самые современные шахты, это ещё центр алюминиевой промышленности и многого другого.

А что бизнес? Вывоз капитала из КНР означает торжество офшорной схемы управления экономикой. Капитал КНР и Сянгана торопится обзавестись вывеской Сингапура. По сути ситуация напоминает российскую схему. Администрацию сознательно делают настолько агрессивной, что от наездов можно спастись только через запись имущества на заграницу, когда можно апеллировать к международному арбитражу. Как только капитал бежит, он становится более зависимым от международных центров власти, чем от власти своей страны. Именно это нужно Лондону и Вашингтону. Даже олигархи Сянгана перестали рассматривать свой город в качестве безопасного для сохранения капитала и собственной независимости место.

Конечно, Запад горюет, что иные вывески - Лондон, Каймановы острова, Гибралтар, гражданство США - менее привлекательны, чем Сингапур. Тем более, приобрести сингапурскую вывеску это ещё не уехать в Сингапур. Кто-то пока не уехал, кто-то перебрался в Сянган или Таиланд. В итоге Си Цзиньпин озолотил Запад меньше ожидаемого. Но Сингапур весьма зависимое от Британии и США государство. Остается прийти к выводу, что навязываемая схема управления КНР всё равно во многом является калькой со схемы управления Россией и Украиной. Ничего необычного - системные либералы всегда стремятся к власти через репрессии и наведение террора.
сова

Нефтяной скандал приобретает новые оттенки

http://lenta.ru/news/2015/12/03/foto/
Поскольку иракские курды заявили, что российские самолеты уничтожают курдские бензовозы, везущие курдскую нефть на продажу в Турцию, получается, что российские самолеты били по союзникам. И нефть не сирийская, а иракская, и не ИГ, а курдская.
сова

Ненавидеть или понять заранее?

http://ukhudshanskiy.livejournal.com/4586648.html
Про большую часть информации можно сказать - хороша ложка к обеду. Да, после войны французы сажали в тюрьмы девиц, спавших с немцами, мазали их дегтем, брили наголо, возили в клетках и всячески позорили. А настроения им ещё до Первой мировой добавляли англичане. Хорошая француженка, даже проститутка, с врагом страны и народа не спит, она врагов ненавидит. С англичанином можно, он представитель дружеской нации, с немцем нельзя, зато немок можно насиловать, но это уже мужская работёнка.

Когда же нас призывали к дружбе с Европой, об этом аспекте женского воспитания принято было помалкивать. Например, о том, что, следуя европейским понятиям, хорошая русская девушка с солдатом вермахта спать не должна, солдата НАТО, да и просто гражданина страны НАТО должна с презрением отвергнуть. Ах, это только для внутриевропейского потребления, русским так нельзя, надо быть толерантными. Зато американская девушка должна прочитать речь Керри и отвергнуть русского парня ради своего негра из Гарлема или негра из дружеской Нигерии, дружественного Сенегала и чуток задуматься насчет негра из Южной Африки. Ведь он из страны БРИКС, надо уточнить, какие из стран дружественные, а какие нет.

Чем разоблачать, лучше подумать над тем, что значит быть достойной Европы гражданкой. Женщинам хорошо спать с грузинами, но до начала войн в Абхазии и Южной Осетии после перестройки. А уж после 2008 года совсем нельзя. Конечно, если отрекся от Саакашвили и Шеварнадзе публично и доказал это всем своим поведением, осудил грузинский народ за шовинизм, убийство русских миротворцев, сам поехал воевать с грузинами, то свой. А иначе дело попахивает национальным предательством. С таджиками нельзя, они устроили резню русских в Душанбе, кстати, и узбеки сомнительный народ после событий в Фергане. Понятно, что, если доблестная англичанка или француженка вдруг станет гражданкой России, то она с презрением отвернется от молдованина за конфликт в Приднестровье и ошпарит ненавистью украинца за войну на Донбассе и оскорбления в адрес Путина. С сирийцем разберется - он алавит и за Асада или суннит и против Асада.

Это, так сказать, официоз. Сразу вопрос - почему наши либералы, выступающие за европейские ценности, чуть ли не в доблесть превращали случаи секса русских и не только русских женщин с немецкими военнопленными, навязывают секс с таджиками и грузинами, да и под американцев готовы подложить любую русскую бабу? Другой вопрос о грубости трактовки. Вчера мы должны были радоваться сексу с украинками и украинцами, когда там киевский стадион прыгал и орал "москаляку на гиляку", "кто не скачет, тот москаль" и вдруг запеть с Украиной в унисон - не дам украинцу, откажусь с презрением от украинки? Сами европейцы достаточно скептично относятся к праву вертеть и диктовать, у них тоже существуют традиционные симпатии и антипатии. Но у них есть симпатии и антипатии, а нам это запрещают в погоне, якобы, за европейскии ценностями.

Вопрос-то не только в том, чему следовать, а что игнорировать. Предупрежден, значит, вооружен. Сегодня тебе улыбаются, поскольку празднуется развал СССР Горбачевым, завтра на тебя смотрят свысока, поскольку праздник кончился, начались обычные будни, послезавтра потихоньку кислород перекрывают, поскольку Путин купил недостаточно американских трежерис. Конечно, не все такие, но предупреждать надо, а не взывать к ненависти или отвращению - ах, они наказывали женщин, спавших с немцами. Иначе мы получаем аналог пропагандистского железного занавеса. Предупреждать уже никто не хочет, и вот уже надо презирать русских женщин, связавшихся с турками, а вчера нельзя было, турки не успели сбить сушку. Или, напротив, презирать нельзя, но это так по-европейски, а верховенство европейских нравов над российскими ещё даже государственники не отменили.

Однако, в этом европейском поведении прослеживается одна специфическая черта - женщина несет ответственность перед обществом за свои сексуальные и прочие связи. Причем, несет ответственность в тяжелых условиях - оккупация, нищета, голод. А у нас получается, что ответственны только мужчины. Вон, начали после войны русские офицеры и солдаты пытаться жениться на немках, сразу закон - любые браки с иностранными гражданами запрещены. И не только с немками. Нельзя жениться на девушке из семьи югославских партизан или чешских подпольщиков, и не думай о полячке, чьи родственники воевали в армии Крайовой или Людовой. Зачем разбираться? Нельзя. Можно на бандеровке - общее гражданство. Хотя, если ты член КПСС, могут быть проблемы.

Интересно, что, как только советскую армию в Восточной Европе загнали в казармы, а офицерам просто приказали не связываться с местными женщинами под угрозой немедленной высылки в СССР и понижения в звании, запрет на секс и браки с иностранцами поставили сперва под вопрос, а потом отменили. Запрет мешал КГБ подкладывать русских баб под иностранцев, лишал перспективы, мол, трахайся, есть шанс тебя, баба, устроить за границей, а родителей оставить здесь и держать на крючке.

Если же мы отбросим разные крайности, то признаем, что классический Запад до полного торжества либерализма был куда свободнее в праве населения на проявление эмоций. Француз имел право публично сказать - не нравятся мне женщины, которые спят с нашими врагами. Русский был этого права лишен. Он и сегодня лишен этого права. Он также лишен права сказать - нравятся мне француженки и испанки, они серьезнее русских относятся к браку. Заклюют. Право на эмоции это право на энергию жизни. Пусть эта энергия часто заводит не туда, но без неё тоже нельзя жить. Я, например, не могу оценить действия французов по отношению к их женщинам, поскольку это в общем ерунда по сравнению с теми убийствами и издевательствами, которым подвергались немцы со стороны чехов и поляков в процессе выселения. Ерунда в сравнении с уничтожением немцами советских военнопленных или уничтожением большевиками русских в ГУЛАГе или просто чекистских зверств в Гражданскую или в 20-ые.

В любом случае, важнее знать, что есть разные системы оценок и норм поведения. Нас оценивают отнюдь не так, как нам это подают. Это искажение является формой насилия и контроля.