September 7th, 2016

сова

Большевики и литература

Галковский взялся доказать, что Двенадцать стульев и Золотого теленка написал Булгаков. В общем, логичное занятие, поскольку, если пользоваться его методом, взятым им ещё у большевиков старой закалки, можно доказать, что Бесконечный тупик написал не Галковский. А ещё можно доказать, что жуткие провалы в биографии Галковского и странности поведения явно свидетельствуют о том, что он - личность темная, возможно, с уголовным прошлым, а, возможно, внебрачный сын раввина, завербованный английской разведкой. Для меня же Галковский это гвоздь, на который можно повесить несколько постов. Однако, есть вещи, которые в принципе нельзя свести к Галковскому в силу его извинительной несведущности. Если мы пытаемся чего-то доказать, чтобы всерьез прославиться, надо любую тему поднимать с начала, со времени и жизни, на фоне которой развертывается тот или иной конкретный сюжет.

Проблема литературной жизни в советской стране заключалась в отношении большевиков к литературе. Мы все учили формулу создания литературы. Она должна быть национальной по форме и социалистической по содержанию. Это позиция шизиков - социалистическое содержание интернационально по сути, а марксизм учит, что содержание диктует форму. Это только кажется, что форма литературы это нечто национальное - один кричит "да здравствует СССР" в тюбетейке, а другой в кепке-аэродроме. Э, нет, так учит марксизм, а литературоведение оперирует такими видами форм как роман, рассказ, поэма и т.д. Уже здесь мы имеем полную шизу в определении. Рассказ и тюбетейка это разные понятия, агитация за социализм - третье. Но этот бред приводит нас к идее социалистического реализма как основного метода советских писателей. Это шиза из иного разряда, поскольку социалистический реализм предполагает наличие также реализма капиталистического, феодального, рабовладельческого, а в будущем соцреализм обязан уступить место коммунистическому реализму. Но нет, социалистический реализм у нас идет в последовательности - классицизм, сентиментализм, романтизм, критический реализм, социалистический реализм. Да, это шиза, причем шиза не учитывает, что масса произведений нельзя четко разделить - тут чисто романтическое направление, а там критический реализм. Вспомним Нос Гоголя - это не критический реализм, а фантасмагория.

Однако, это шиза, которую мы застали после Второй мировой, когда советская литература стала впадать в застой вместе с застоем Брежнева в экономике. А изначально в основе советской литературы лежала иная шиза - шиза большевистского грабежа и шиза большевистской мании величия. Разрушение старой литературы было основано на вполне официальной мании величия. Старое можно и нужно презирать и уничтожать, поскольку большевистские таланты способны на куда большие подвиги, чем прошлые гении от литературы. На полном серьезе говорилось, что социализм создаст тысячи Шекспиров и тысячи Толстых. Откуда взять? Гении повсюду, еврей изначально гениальнее русского, то есть, если дать евреям перья и бумагу, получим гениев, а у нас евреи, вооруженные марксизмом-ленинизмом вместе с остальными народами, чьи лучшие представители тоже вооружены марксизмом-ленинизмом. Дайте им вместо штыков перья, мы получим целые дивизии литераторов, равных Шекспиру и выше Шекспира. Из этого фанфаронства делался следующий вывод - раз Шекспир вызывал потрясение своей гениальностью, то тысячи социалистических Шекспиров потрясут читающую публику и весь мир в тысячу раз сильнее. Это как в мире музыки и пения, если за Козловским бегало несколько сотен истеричных дамочек, которые из-за него, шарахающегося от большинства дамочек в сторону, царапали друг друга ногтями и обливали кислотой, то за тысячами Козловскими побегут сотни тысяч и даже миллионы дамочек, царапающих друг друга ногтями и обливающих кислотой. Вот вам и будет иллюстрация того, как марксизм поднял искусство на недосягаемую прежде высоту. Представили себе эту картину?

Для нас вывод понятен - страна попала в руки психически больных людей, но большевики делали иные выводы, которые тоже не свидетельствовали об их психическом здоровье. Продолжу завтра.