September 15th, 2016

сова

Получил приглашение на выборы

Цитирую первые три фразы из основного текста -

Участие в выборах - Ваш шанс повлиять на политику страны. От Вашего выбора многое зависит. Если у Вас есть планы на пятилетку - приходите и голосуйте!

Конечно, вопросы выполнения и перевыполнения личного, общегосударственного, производственного и прочих пятилетних планов весьма любопытны. Как ещё Высоцкий пел - до свиданья, план мой встречный, перевыполненный мной! А мне бы петь - здравствуй встречный, поперечный, недоделанный, но мой... Или как у Булата Окуджавы - до свиданья, дедушка (бабушка), не горюй, не грусти, пред тобой широкие пути...

Я, конечно, напишу, всё, что я думаю о выборах вообще и данных выборах в частности. Но так уж получилось, что зовут на выборы, пишут о внутреннем борении перед личном выбором и делают выводы для масс граждане серьезные, оплачиваемые, глубоко профессиональные или организованные энтузиасты. Лезть с моим свиным рылом в их калашный ряд с моей стороны было бы претензией на место в обществе, которого у меня нет. 
сова

Бить или добить?!

https://lenta.ru/articles/2016/09/14/nasilie/

С 15 июля вступили в действие поправки в Уголовный кодекс, частично декриминализовавшие статью 116 о побоях. Теперь, если речь не идет об избиении близких или хулиганских выходках, обидчиков привлекают к административной ответственности. Максимальное наказание — штраф 30 тысяч рублей или арест на 15 суток. Уголовные дела о побоях прекращены, новые, административные — пока редкость.

Почему-то авторы статьи задумались о женщинах. Хотя это касается женщин весьма относительно. Например, если вы попытались вылить на мужа кастрюлю с горячими щами и получили за это в морду, то это, безусловно, мужнино хулиганство, оно будет наказано по всей строгости закона. Другое дело, если вы в свободное от семьи время пошли клеиться к разным мачо и за выпендреж получили в морду, или мачо стал к вам клеиться, а потом дал вам в морду, то это может оказаться отнюдь не криминальным деянием. Но в принципе новые правила касаются всех, включая стариков и инвалидов. Например, Александр Емельяненко побил в ресторане пенсионеров. Раньше надо было квалифицировать поступок грозного спортсмена как хулиганство, а теперь можно взглянуть иначе.

Невольно вспоминаю ситуацию на Украине перед майданом. Борьба за гуманизм привела к тому, что посадить преступника за многие преступления стало слишком сложно. Разгул преступности был использован для переворота. Но не надо бояться. История большевизма в СССР показывает, что большевики в ряде случаев сознательно создавали волну преступности, чтобы потом выставить себя в качестве спасителей населения. Например, сразу после Октябрьского переворота они широко использовали назначения преступников на роль комиссаров, те грабили и убивали. Потом этих преступников расстреливали, себя подавали в качестве борцов за порядок, а жизни "буржуазных" элементов уже не вернуть, да и конфискованное поступало в большевистский общак, а не возвращалось родственникам жертв грабежа.

Когда мы говорим о бериевском гуманизме летом 1953 года, то, конечно, вместо политических заключенных из ГУЛАГа выпускали матерых уголовников не только для того, чтобы они грабили, убивали, насиловали. Был прицел потом сорвать лавры гуманистов и борцов с преступностью. Правда, эти лавры стяжал не Берия, а его политические противники, но тут уже вопрос лично к Берия, понимал ли он, что разные непотребные фокусы, которые можно попытаться обратить себе на пользу, не с меньшим успехом могут использовать другие граждане себе на пользу, но во вред хитровану. Товарищ не понял, стал шпионом многих разведок и был ликвидирован как враг народа.

Но то были прошлые, злые времена. В наше же время встал вопрос о том, что люди разные, с баблом и без, со связями и без, правильной национальности или нет. Поэтому очень сложно понять, было ли некое действие хулиганством или не было. Если подчиненный бьет начальника, то это хулиганство, а наоборот? Тут российской Фемиде и полиции нужно принимать сложное решение. В одних случаях хочется рассматривать удар в морду как хулиганство, а в других случаях как проявление эмоций. Речь идет не об ответных действиях, когда удар можно рассматривать как самозащиту, а в других как превышение пределов самообороны. Например, подрезали вас и устроили ДТП хорошие ребята, вы стали неправильно реагировать, получили в морду. Это хулиганство или естественный выплеск удали? Раньше считалось, что полиция и нападавшие должны с вами договариваться об отказе от возбуждения уголовного дела. Теперь договариваться не надо, хорошие ребята и хорошая полиция договорятся между собой сами. Если вы будете упорствовать, то они договорятся с хорошим судом.

Не надо думать, что речь идет только о женщинах. Если хорошие ребята из охраны олигарха после ДТП поругаются с полицией и дадут полицейским в морду, тоже встанет вопрос - это хулиганство или молодецкий всплеск удали? Если это не хулиганство, плати тридцать тысяч и живи спокойно. В наш век равенства смешно думать только о женщинах или думать, что женщин нельзя бить без хулиганских побуждений. И женщин, и стариков, и детей, всех можно, если это не хулиганство. Принятие закона напрашивалось всей логикой отношений в современном обществе, вот и напросились прямо себе в морду.

Причем в расматриваемом в статье случае прямо чувствуется внутреннее согласие журналиста с новым законом. Это классика - берут сомнительные случаи, чтобы в дискуссиях утопить суть проблемы. Женщина повздорила в метро, ударила, получила в ответ. Можно спорить до хрипоты - имела ли право женщина ругаться, толкаться, бить и не получить в морду. И под этот случай можно подвести более сомнительные, типа пошла на дискотеку, подошли неизвестные, вовремя не встала раком, получила в морду. Проблема не в том, что женщина должна иметь право поругаться, ударить кого-то и не получить в морду. Проблема в том, что под новый закон можно подвести массу куда более однозначных деяний и создать в обществе обстановку полной незащищенности личности.