January 1st, 2017

сова

Новый год встречают радостно

Причем, провожали 2016 год тоже радостно, радостнее, чем другие годы. Похоже, что Трамп прикажет резко смягчить давление на русский народ. Это у нас сперва воспримут как приказ смягчить давление кавказцев на среднеазиатов, они очень рады Новому году. Далее Трамп повторит приказ. То, что я вижу, нельзя объяснить только восстановлением экономики. 
сова

Избиение Мирзаева сделали сенсацией

На самом деле стоит задаваться иным вопросом - почему это произошло так поздно? У него такой характер, что и новое избиение возможно. Наше общество больно, среди прочего, неправильным отношением к спортсменам. Им слишком многое прощается, они воспринимают это как нечто естественное. К Мирзоеву пришли на квартиру. Пресса не задается вопросом - почему пришли? Что спровоцировало? Только сожаления и волнения о его здоровье. Но ясно, что был конфликт, была очень сильная мотивация прийти и набить морду. Обычно же чемпионов не бьют, им просто засаживают нож в бок или стреляют в них полноценной пулей.

И давайте нормально относиться к ММА. Пресловутые бои без правил давно не только в России стали школой подготовки бандитов для избиения людей, неспособных достать пистолет, поскольку они лишены права на ношение оружия, и людей, неготовых отвечать в классическом уголовном стиле, подойти сзади, ткнуть ножом, а дальше думай сам, что даст или не даст способность бить безоружных. Да, школа наемников как в истории под Екатеринбургом. Весь расчет был на то, что другая сторона не посмеет схватиться за ружья, или их у неё нет. Вот и вся суть этой ММА, а соревнования и мировые первенства только прикрытие.  
сова

В РФ повысились акцизы на алкоголь

https://lenta.ru/news/2017/01/01/alco/
Нельзя сказать, что повышение акцизов слишком большое, но, после торжественного заявления Путина о намерении снизить акцизы, считать надо с учетом предполагавшегося снижения. Предлагали снизить на сто рублей за литр спирта, повысили на 23, видим пересмотр позиции на 123 рубля в сторону увеличения. А поэтому данный факт можно рассматривать с позиции собственного кармана, а можно посмотреть с позиции власти.

Именно вера в непоколебимость власти КПСС помогала партии в брежневские времена не надрываться и не пытаться построить обещанный Хрущевым некий коммунизм, а смело, раз за разом повышать цены на водки. Естественно, росли цены не только на водку - росли цены в ресторанах, на рынках, цены на промышленные изделия. Но, цены на водку были символом уверенности власти в себе. Неуверенность власти в себе при Ельцине на первых этапах привела к резкому падению цен на водку и разные спиртные изделия. Бедные жрали спирт Рояль, средний класс приучался разнообразить свой быт разными ликерами и наливками, баловался вином. Только стрельба из танков по Дому парламента дала власти уверенность в себе и привела к росту цен и сокращению разнообразия в винных отделах и ларьках.

Эстафету уверенности в себе продолжил Великий Путин. Торговлю спиртным сперва в ларьках ограничили пивом, импортное пиво заменили на доморощенное с иностранными этикетками, чистый спирт запретили продавать, а жаль. Простой народ потихоньку стали приучать пить вместо водки настой боярышника и иные заменители. Да, некоторую неуверенность власти придали требования Лондона провести Оранжевую революцию и действия подвизавшихся на ниве данного проекта в лице Навального и компании. Именно поэтому массовые смерти от настойки боярышника произошли столь поздно, а не лет на пять раньше.

Однако, победа Трампа даровала российской власти больше уверенности. Вспомним, ещё летом, не зная итоги будущих выборов наверняка, шли разговоры о снижении акцизов. Но по мере роста рейтинга Трампа эти разговоры всё громче перебивались требованиями повысить акцизы. Избрание Трампа сразу открыло вредоностность пития настойки боярышника, от которого срочно скончалось больше 70-ти бедолаг. Курс на рост акцизов и запрет суррогатов стал необратим. Да, в начале декабря говорили о феврале, но коллегия выборщиков в США не поддалась на провокации сторонников Хиллари Клинтон и проголосовала в полном соответствии с Конституцией США. Поэтому акцизы повысили с января.Начался процесс, когда уверенность власти в себе стало подкрепляться верой народа в уверенность власти в себе.

Вера народа в уверенность власти в себе спровоцировала целую панику среди жижистов и прочих пользователей социальных сетей. Многие оппозиционеры решили срочно заткнуться, а некоторые даже сбежать из соцсетей, пока не посадили. Новый взгляд на новые цены на водку ещё больше заставит их понять, что уверенность власти в себе на данный момент непоколебима. Однако, не надо забывать, что политика Трампа далеко не столь предсказуема, как кажется сторонникам повышения цен на водку. Человек сторонник повышения цен предполагает, Господь господин Трамп располагает. Поэтому на пути нашего ликеро-водочного победоносия ещё много преград. Тем не менее, никакая оппозиция не сможет остановить общий тренд роста цен на водку и сигареты. Народ отучится курить Кент или Кэммел и вернется к родной, патриотической махорке. Народ проклянет виски, текилу, ром и прочие западные навороты и станет верить только в водку, да и то по праздникам. Если, конечно, Трамп не нарушит на время наши планы. Но только на время.

Вспоминаю патриотический стих Емелина из 90-ых. Оказывается, и в те времена жили люди, способные мыслить и сочинять стихи по-государственному, славить Родину и верить в победоносие власти.http://e-libra.ru/read/167162-stixotvoreniya.html

Городской романс

Стоит напротив лестницы
Коммерческий ларёк.
В нём до рассвета светится
Призывный огонёк.

Там днём и ночью разные
Напитки продают —
Ликёры ананасные
И шведский “Абсолют”.

Там виски есть шотландское,
Там есть коньяк “Мартель”,
“Текила” мексиканская,
Израильский “Кармель”.

Среди заморской сволочи
Почти что не видна
Бутылка русской водочки
Стоит в углу одна.

Стоит скромна, как сосенка,
Средь диких орхидей,
И этикетка косенько
Приклеена на ней.

Стоит, как в бане девочка,
Глазёнки опустив,
И стоит в общем мелочи,
Ивановский разлив.

Надежда человечества
Стоит и ждёт меня,
Сладка, как дым отечества,
Крепка, словно броня.

Стоит, скрывая силушку,
Являя кроткий нрав.
Вот так и ты, Россиюшка,
Стоишь в пиру держав.

Ославлена, ограблена,
Оставлена врагу.
Душа моя растравлена,
Я больше не могу.

Пойду я ближе к полночи
В коммерческий ларёк,
Возьму бутылку водочки
И сникерса брусок.

Я выпью русской водочки
За проданную Русь,
Занюхаю я корочкой
И горько прослежусь.

Я пью с душевной негою
За память тех деньков,
Когда в России не было
Коммерческих ларьков,

Когда сама история
Успех сулила нам,
Когда колбаска стоила
Два двадцать килограмм.

Давно бы я повесился,
Я сердцем изнемог,
Но есть напротив лестницы
Коммерческий ларёк.

 
сова

Книги и бумага

Иногда некоторые читатели удивляются моим фразам. Например, у многих дворян не было денег на книги Пушкина. Между тем, именно так было. Читал любопытное исследование. До середины 80-ых годов 19-го века наследники требовали большие отчисления от изданий, в итоге было издано только порядка 50 000 эксземпляров книг Пушкина. Меньше одного экземпляра на одного дворянина. А больше трети дворян не имело крепостных, да и среднее поместье имело 25-27 душ. Это четыре полноценные семьи. Книги были серьезным расходом. Ц ены на книги падали медленно.

Но сначала поговорим об освещении. Пока не началось массовое производство керосиновых ламп и стеариновых свечей из жира китов и свиней, свечи стоили очень дорого. Вечернее освещение состояло часто только из огня очага или камина, очень тусклых ламп на оливковом масле или на жире, а в России и в ряде иных стран пользовались лучинами. Лучины имели ряд недостатков. Сперва их надо было сделать из дерева, а за вечер сгорало много лучин. Затем в доме нужен был особый человек, следящий за лучинами, зажигавший их одну от другой. Существовали специальные держалки для лучин с чашей воды, в которых гасили огрызки лучин. Но лучина давали много света. Пока лучина горела, она в большинстве случаев горела лучше одной свечи. Соответственно, три горящих лучины заменяли пять-шесть и более свечей. Всё это вело к коллективному времяпрепровождению вечеров, женщины совместно пряли и ткали, мужчины чинили инструменты и столярничали, совместно читали, пели, ели. В одиночку поддерживать свет лучины не имело смысла.

Проблема цены бумаги упиралась в проблемы сырья. Бумага делалась прежде всего из тряпичного материала, а большинство населения было достаточно бедно, занашивало рубахи до дыр, дыры штопали, делали заплатки. Можно было просто взять хлопок или лен, но такое сырьё было достаточно дорого. Конечно, дешевле, чем пергамент или шелк, но всё равно цены кусались. Хлопок везли из-за океана из колоний, а лен всегда стоил дорого, поскольку лен плохо влиял на почву, она теряла плодородие, требовалось сем-девять лет посева других культур, чтобы возобновить посевы льна. Поэтому богатые страны, вроде Англии, покупали лен в России, где хватало свободных земель, а золота было мало, революция цен на золото и серебро затронула Россию меньше, чем иные страны.

Тем не менее, цены на бумагу относительно других цен на иные вещи пусть медленно, но падали. Изобретение книгопечатания решило много проблем, но проблема цены бумаги оставалась. Рост производства хлопка и льна влиял на падение цен на бумагу вплоть до конца 19-го века, а тогда изобрели производство бумаги из древесины, и тут быстрое падение цен на бумагу стало неотвратимым. Нынешнее поколение родилось при значительно более низких ценах на бумагу, чем раньше. Кое-какие привычки тех времен продолжали, однако, долго о себе напоминать.

Надо помнить, что дороговизна бумаги отнюдь не являлась слишком сложным препятствием для обучения искусству письма и чтения. Греки пользовались дощечками, покрытыми воском. Сидят ученики с дощечками, написали диктант, учитель проверил, восковое покрытие снова выровняли лопаточками, можно писать снова. Классная доска тоже позволяла писать дешевым мелом, стирать и снова писать. Понятно, что более мелкие доски можно было раздать ученикам, или ограничиться классной доской и писать на ней по очереди. Поэтому в тетрадях можно было писать только самое важное, уже выучившись читать и писать. До этого не было проблем с берестой, да, на ней не слишком удобно много писать, зато материала в изобилии. Цена книг влияла не на состояние с грамотностью населения, а на количество книг для чтения. Реальная грамотность сильно зависила от политики церкви и властей. Например, Никоновские реформы привели к массовому изъятию у населения светской литературы. Её объявили греховной. Петр Первый успешно запретил монастырям иметь перья и бумагу. В итоге народ в 18 веке оказался более безграмотным, чем до Никоновских реформ в 17-ом. Поэтому не надо удивляться, что берестяных грамот в Новгороде находят много - тогда грамотность не подавляли, как позже.

Очень часто книги читали поочереди. В итоге книги меньше изнашивались. Привычка одалживать книги у знакомых тоже является продолжением традиции старых времен, когда так экономили на стоимости книг. Потом, в двадцатом веке многие сожалели, что привычка восприятия книг на слух и семейного, общего чтения исчезает, слуховое восприятие речи страдает. Это прямое следствие падения цен на книги. Точно также падение цен на бумагу и печатные машинки повлияли на умение писать от руки. Раньше качеству почерка придавали особое значение. Хороший почерк давал возможности трудоустройства, массу бумаг, которые делались в единичном или в нескольких экземплярах, выгоднее было написать от руки, чем пытаться отпечатать. Набор страниц требовал больше времени и усилий.

Но с дороговизной книг часто связана также привычка учить книги наизусть. А мы часто путаем эту традицию с традицией бесписьменной культуры. В Китае особым показателем грамотности было знание книг наизусть. Значит, хорошо учил, способен владеть знанием. Нечто схожее было в иных странах. Держать книги с былинами на бересте было сложно - слишком много места. Там прочитал, выучил, здесь прочитал и выучил. Иначе вместо книжной полки потребовалось бы всю избу завалить берестой. Так что, чтец с хорошей памятью мог заменить для окружающих небольшую библиотеку. А коллективное чтение было также освоено во всех храмах и церквях. Достаточно вспомнить традицию чтения вслух Евангелия. Я невольно на данный счет вспоминаю анекдот про полицейских. Несколько полицейских думают, что подарить коллеге на день рождения. Один говорит - может купим книгу? Другие отвечают - зачем? У него уже есть одна! - Тут как с Евангелием - зачем попа и приходу ещё книги, если одна уже есть?

Совершенно не случайно существовал во времена Пушкина нож для разрезания страниц книги. Журналы и книги продавались с неразрезанными страницами, это означало, что эти книги до продажи никто не читал. Свежачок, старые шли по иной цене. Как только изобретение бумаги из дерева уронило цены, страницы стали разрезать ещё в типографии.

Богатые люди, конечно, во все времена имели библиотеки, если имели к этому склонность. Хорошая библиотека была признаком состоятельности. Дорогие обложки усиливали эффект ярмарки тщеславия. И в наше время старые, редкие книги высоко ценятся в отличии от новых изданий. Отнюдь не все дворяне могли позволить себе хорошие библиотеки. Недаром старые библиотеки часто собирались на протяжении нескольких поколений.

И напоследок, очки не случайно считались признаком интеллигентности и безобидности. Много читать при свете камина, лучинах или свечах и не испортить зрение было трудно. Зато отсутствие очков у дворянина намекало на то, что он больше времени уделял фехтованию, стрельбе, езде на лошадях. Только усиление загрязнения окружающей среды и всеобщее обучение привело к тому, что ныне и двоечник часто ходит с очками. Очки перестали быть обязательным признаком учености. Сейчас же к загрязнению добавились электронные игры. Иные времена приводят к новым стереотипам.

Во времена же Пушкина бедные дворяне имели массу проблем не только с книгами, дорого стоили хорошие учителя французского, преподаватели истории, математики, физики и прочих наук. Для крестьян же проблем было ещё больше. Пресловутые, дешевые, народные книги напоминали свернутые листы, то есть содержали очень мало текста и быстро изнашивались. Содержание текста тоже часто оставляло желать лучшего. Позднее проблему частично решили за счет расширения сети публичных библиотек. Но тогда образованным людям хорошо платили.

В советское время, да и сейчас, очень многое делается, чтобы образованным жить было невыгодно. Это видно по зарплатам, которые не покрывали расходы на книги, костюм для работы и так далее. Зато электронные носители удешевили доступ к носителям информации. Теперь важнее не столько найти, что читать, сколько научиться отличать толковую информацию от вздора и намеренной дезинформации. Сейчас пора вспомнить Франсуа Вийона, "умиравшего от жажды над ручьем".