March 30th, 2020

сова

Спецпропуска и прочая рутина

https://lenta.ru/news/2020/03/29/propuska/
В Москве в ближайшие дни будут введены специальные пропуска для выхода из дома. Об этом в своем блоге сообщил мэр столицы Сергей Собянин.

Пропуска будут выдаваться в порядке, установленном правительством Москвы. «В течение ближайшей недели будет развернута умная система контроля соблюдения домашнего режима и установленных правил перемещения граждан. Постепенно, но неуклонно мы будем ужесточать необходимый в этой ситуации контроль», — подчеркнул градоначальник.

Данная мера вводится в рамках всеобщего режима изоляции, который вступит в силу в столице 30 марта. Он распространяется на всех жителей столицы вне зависимости от возраста. В то же время он не ограничивает права граждан приезжать в Москву или покидать ее.

По словам Собянина, покидать жилище разрешается только в случаях обращения за экстренной медицинской помощью, поездок на работу (если гражданин обязан на нее ходить), совершения покупок в ближайшем работающем магазине или аптеке, выгула домашних животных на расстоянии не более 100 метров от места проживания, а также необходимости вынести бытовой мусор.


Непонятно, как жесткий режим карантина будет сочетаться с правом граждан приезжать в Москву и покидать её. Понятно иное, приходится идти по пресловутому западному пути, хотя отрицали, называли эпидемию блефом и так далее.

А в это время...
https://www.yahoo.com/news/boris-johnsons-government-reportedly-furious-075257081.html
UK government officials say there'll be "reckoning" for China over its handling of the coronavirus.
Boris Johnson's government is reportedly furious with the Chinese state.
It has accused of China of spreading disinformation and lying about the number of cases it has.
Scientists have reportedly warned Johnson that China could have up to 40 times more cases than it says.
It could prompt the prime minister to abandon his deal with Chinese telecomms company, Huawei.

Британия в лице Бориса Джонсона обдумывает, как Китай действовал против коронавируса. Борис Джонсон в бещенстве против КНР. Оно обвинило КНР в дезинформации и лжи насчет числа заболевших. Ученые (британские, прим. переводчика) предупредили Джонсона, что в КНР могло быть в 40 раз больше заболеваний, чем КНР сообщила. Это может способствовать решению правительства отказаться от сделки с компанией Хуавэй.

Итак, Британия уже вопит о том, что КНР обманула мир, преуменьшила опасность эпидемии, пора КНР наказывать. Куда-то исчезла "достоверная" информация, что коронавирус угрожает только желтой расе, куда-то исчезла "достоверная" информация, что эпидемия закончится к концу марта. КНР виновата в том, что весь декабрь, январь, февраль и даже март СМИ врали, правительства бездействовали, ученые и медики не получали соответствующих задач и финансирования. Про могучие разведки даже говорить лень. Они моргали глазами, утирали руки, честно врали.

Лично я всегда считал Бориса Джонсона образцом вырождения британского очарования под влиянием мусульман. Он потерял прежний британский нюх и умение влезать в доверие без мыла, зато апломб остался и даже вырос. Нет в нем великого британского и еврейского чутья - сейчас нас будут бить, пора делать ноги. Можно вопить, что китайцы обманули, но остается вопрос - ты-то куда смотрел, Борис? Ты же умнее и выше китайцев по касте, ты либерал, ты мудр и хитер, у тебя за плечами многовековая культура лжи и обмана. У тебя статистика по странам вне Китая - пароход, Япония, Южная Корея, Италия. У тебя спецслужбы Джеймс Бонда, ученые Оксворда и Кембриджа.

Ладно, Борис, ехал бы ты к нам. У нас рельсы, на которые собирался лечь другой Борис, в целости и сохранности. Пускай Зюганов с Прохановым разведут пары, а далее "Наш паровоз вперед летит, в коммуне остановка..."

Из старого за 28 февраля 2020 года. https://kosarex.livejournal.com/4061947.html О КНР. Корнев провоцирует меня на фальшстарт. Закончил пост просто - Если у меня на этот счет соображения? Да, есть, ситуация в КНР будет меняться не в марте на пленуме ЦК КПК, а позже. Доживем до мая, там посмотрим.

В общем, всё именно так происходит. Истерика Бориса Джонсона тоже ничего не изменит. Малой кровью, могучим ударом не получится.
сова

Правильно ли поступал народ, когда закупался перед карантином?

В том-то фокус, что рефлексы власти и требования жизни часто расходятся. Много воняли, когда народ стал закупать макароны, гречку, тушенку. Много воняли, что карантина не будет. Теперь выясняется, что нужно было именно помочь народу закупиться перед карантином, а не вонять про панику. Плакаты надо было писать - ты закупился хорошим сыром? Ты не забыл снять деньги с книжки и купить сигареты? Кто поленился тащить домой соки и долголежащие яблоки? Надо было устраивать панику - торговля завышает цены на сало, сало по 730 руб. в Пятерке отпугивает народ от идеи делать запасы. Надо было радоваться - отличный парень Сидоров забил морозилку мясом, позор Петрову, уклонившемуся от заботы о семье.

Почему не подключили оппозицию в лице Навального? Платят нашей оппозиции деньги, а они могли призвать нас купить стиральный порошок и конфеты про запас. Каюсь, сам грешен, купил только один пакетик гусиных лапок, а мог бы пять пакетиков дешевых конфет купить. Могли бы Собчак подключить - пьет чай с карамелью и рассуждает, мол, не боится она коронавируса, конфеты купила, две пачки чая про запас, власти не верит, а верит в полный холодильник. Рядом Богомолова посадить, пусть поглаживает десять блоков Беломорканала и творчески улыбится.

Обычная ситуация - кто слишком верит власти, тот рискует пасть жертвой её рефлексов, мол, мы этот коронавирус малой кровью могучим ударом побьем вне нашей страны, в итальянское логово коронавируса проникнем, удар нанесем смертельный, водрузим там флаг нашей победы, народу же надо властям и СМИ верить, поэтому инициативу не проявлять, инициатива это паника и вера вражьим слухам.

Кто в будущем блокадном Лениграде имел больше шансов выжить - ведущий себя как власть призывала или покупавший продукты в запас или мчавшийся в эвакуацию под звуки сообщений от бравурных побед? Сейчас, конечно, положение легче, но мы все чувствуем, как легко может неделя карантина превратиться в две, три или в месяц. Свободную покупку продовольствия уже хотят превратить в четкое прикрепление к конкретным магазинам, а в ряде магазинов многого нет, в Пятерке с мясом плохо, в Пятерке рядом с моим домом сигаретами не торгуют, хлеб в Пятерке всегда плохой. Дома рядом с метро соседствуют с избыточно дорогими магазинами. Очень не повезет тем, кого прикрепят к дорогому, по слухам, медведьевскому Мираторгу. Спекулянтам радость, а нам беда. Вон, в Италии на юге уже мафию обвиняют - население готово бунтовать из-за нехватки денег на продукты. Только не ту мафию обвиняют, которая с пистолетами играется, а правительство, решившее, что работающим неофициально помощь из-за потери работы не нужна.

Как быть с обвинениями народа в снятии денег с сберкнижек? Налик-то нужен для разных непредвиденных ситуаций. Например, даете вы деньги родителям, чтобы те могли дать деньги соцработникам на лекарство. Услуги разные тоже требуют наличности. У людей реальные потребности, а у власти рефлексы.

Умный человек не ждет, пока собака вцепится ему в ногу или руку за попытку переложить кость поближе к миске, чтобы весь пол не извазюкала. Он её приучает себя контролировать. Но власть не собака, у власти масса теорий о том, что контролировать и воспитывать её нельзя. Потом мы видим рефлексы как в Италии - у народа проблемы с едой, а власть про заговор мафии кричит. Могли бы сказать - не покупайте 20 рулонов туалетной бумаги, купите 8, а к остаткам доложите денег на стиральный порошок. Проблема власти в её плохой обучаемости и вечной нехватке условных рефлексов. Вон, в конце 70-ых начали усердно рекламировать сою как источник белка. Но соевые белки не перевариваются человеком. Могли бы заранее выяснить и не заполнять полки магазинов соей в томате. Заполнили, народ не стал брать. Поняли ровно лет на семь-десять, потом стали класть неперевариваему сою в колбасы и консервы. Снова народ был вынужден возмутиться. Организм отторгает все эти добавки. В очередной раз получилась нулевая обучаемость власти. Условные рефлексы слабы, безусловные на бабло торжествуют. Собаки Павлова показывали лучший результат. Или вспомним гениальную идею с турникетами в автобусах. Столь же гениальна идея даже элитные дома строить без мест под парковку или не расширять улицы, пока пол города в пробках не встанет. Вспоминаю я пресловутую борьбу с покупками населения и думаю - губил собак Павлов, ученые труды писал, а толку чуть. Безусловные рефлексы торжествуют над условными.

Короче, ждем продление карантина. Конечно, мой безусловный рефлекс веры во власть протестует, но жизнь-то собачья, пора образовываться.
сова

О Бондареве, Пескове и Вершинине

Ситуация, как верно отметил Лев Вершинин со смертью Бондарева оказалась удивительной.
https://putnik1.livejournal.com/8004499.html
Президент выразил соболезнования в связи со смертью Юрия Бондарева, - сообщил Дмитрий Песков, подчеркнув, что творчество ушедшего писателя стало творчество стало "прекрасным примером повествования о героическом прошлом и героическом настоящем нашего народа", - и и это очень правильно, похвально, уместно, но я недоумеваю, потому что доумевать невозможно...


Действительно, все творчество Юрия Васильевича посвящено воспеванию героизма советского народа на фронтах Великой Отечественной и в послевоенный период, включая эпоху после развала СССР в первые десятилетия становления Российской Федерации. О военных и "поствоенных" романах его сказано достаточно, что же до прочего, то тема романа "Искушение" (1992) -

борьба людей, которым дорого будущее России, с теми, кто, получив выгоду от развала СССР, предал интересы народа ради собственной корысти, карьеры и личного благополучия. В следующем романе, "Непротивление" (1996) с беспощадной яркостью показано, как "трусливый сволочизм" большинства, его приспособленчество приводит к гибели тех, кто хочет и готов сопротивляться. Но, правда,

трагичность романа оптимистична: писатель верит: гибель тех, кто сопротивляется, не бессмысленна, потому что "Любому народу нужны герои. Их жертва разбудит большинство и вдохновит его на сопротивление, любыми средствами, кому как под силу. Ведь любое сопротивление, отвечающее интересам народа, рано или поздно приводит к победе", - но восемь лет спустя,

в "Без милосердия", последнем своем большом произведении, Юрий Васильевич подводит печальный итог: сон большинства беспробуден, и хотя это не значит, что борьба лишена смысла, но смысл борьбы лишь в том, чтобы остаться самим собой, не сломавшись и не уподобившись. К слову сказать, этот роман в творчестве Бондарева, наверное, самый слабый в литературном смысле, -

но оно и объяснимо: и возраст был уже слишком солиден, и боль от осознания реальности наверняка мешала развернуться вовсю, - а может быть, классик слишком "выплеснулся" за пять лет до того, в "Бермудском треугольнике", одном из величайших (равном по силе "Горячему снегу" и "Батальонам") своих творений, отрывок из которого (прав ув. роint1953) незя не привести:

"Во тьме над зазубренной верхушкой баррикады промчались молнии трассирующих пуль, на площади бугорками лежали тела убитых, около моста шевелились, ползли люди, там тянулись, расплывались на асфальте лужи крови; темные фигуры в бронежилетах и касках с пуленепробиваемыми забралами стреляли, прячась в кустах, вскоре зачернели в сквере кожаные куртки, впереди закачались от густых очередей, зашелестели ветви деревьев, как под дождем, падала срываемая пулями листва, и кривоногий омоновец без бронежилета, в камуфлированном ватнике, двигая кадыком, пьяный, пил из горлышка пепси-колу, после, пошатываясь на кавалерийских ногах, разбил бутылку о бетонную стену стадиона, откуда доносились строчки автоматов; а в сквере уже не дергался на земле четвертованный пулями казачонок...

Всюду стояла и ходила милиция, марсиане с автоматами, в сквере раздавались крики, одиночные выстрелы, мелькал свет фонариков; издали видно было, как крытые грузовики подъезжали и отъезжали от громады Дома Советов. Он встретил возбужденные группки людей, объяснивших, что в сквере и на стадионе добивают раненых, а грузовики вывозят трупы неизвестно куда, в подмосковные леса, в безымянные ямы – тысячи убитых в эти дни, без оружия защищавших Верховный Совет. Официальная цифра жертв – 147 человек – была официальной ложью .... Наполовину трезвый президент Ельцин, мечом и огнем подавивший «антидемократический путч», остался полноправным правителем ..."

И я недоумеваю. Нет, разумеется, г-н Песков прав: творчество Юрия Бондарева вне всяких сомнений прекрасный пример повествования о прошлом советского народа и настоящем (понимая под "настоящим" недавнее прошлое) народа российского. Это факт. Но, оказывается, г-н Песков и его шеф согласны с бондаревским пониманием героизма, - и как тут доумевать?

Впрочем, объяснение есть...


С этим объяснением я согласен и не согласен. Идея примирения существует в разных видах. Франко хорош и прав, левые, которых он разбил, тоже хорошие и правые, священники, которых левые расстреливали, тоже хорошие и правы, марокканцы Франко зверствовали, но они тоже во многом хорошие и правые. Мы тоже проходили - Екатерина Великая это великая женщина, Емельян Пугачев тоже велик. Пускай сосуществуют в истории. Но есть в этом шаг к другой идее - примирение через подминание. Как-то евреи Нью-Йорка возмутились. Мормоны берут списки евреев, погибших в немецких концлагерях и проводят обряд их посмертного обращения в мормонскую веру. У нас был скандал - в Ростове-на-Дону есть кладбище убитых немцами. Евреи выставили табличку, объявляющую всех погибших евреями, хотя они составляли в районе одной четверти убитых или меньше. Примирение через подминание это способ агрессии. Ныне сложно сказать, сколько тайно было проведено обрядов посмертного переписывания людей и памяти о них из религии в религию. Возведение церквей на месте языческих храмов и есть такое примирение через подминание. Когда Перуна переделали в Илью Пророка это очень наглядно. Не менее наглядна история с вечным огнем. Миллионы останков погибших бросили на полях сражений, но часть убитых похоронили в сквериках и устроили Вечный огонь, где погибшим клялись как верным ленинцам-сталинцам, потом только ленинцам, но суть понятна - погибшие оказались как бы прошедшими обряд присяги на верность коммунистам. Чего такого? Сумел же Задорнов, если брать пропаганду, находясь в коме, покаяться в атеизме, причаститься и даже принять с благодарностью церковное прощение. Был чужим, стал своим в доску, хотя в сознание не приходил и подтвердить не может. Примирение это высокая ценность, ещё Вышинский добивался покаяния от судимых, чтобы их потом расстреляли очистившимися от греха неверия в правильную линию Политбюро. Вроде, атеизм и религии везде разные, но логика властной вертикали заставляет бить в одну точку.

В своё время я весьма понятно написал, почему коммунисты давили русскую культуру, но кормили писателей-деревенщиков. Писатели-деревенщики призывали равняться город на деревню как на источник нравственности, хотя социалистическая деревня была весьма безнравственна из-за социалистического рабства, а бежали из неё в город отнюдь не самые глупые и безнравственные люди. Это унижение людей города. Великие люди России - Пушкин и Менделеев, Суворов и Кутузов, Николай Королев и Булгаков были людьми города. Даже деревенские парни Ломоносов и Гагарин стали великими, когда оторвались от деревни и приобщились к иной жизни. У нас нет источников и свидетельств, чтобы Ломоносов выступал на латыне в Академии Наук со словами - я простой деревенский парень, воспитанный поморским образом жизни, ловля трески научила меня правильному взгляду на мир. Писатели-деревенщики думали, что им платили и их печатали за духовность, а чествовали их с совсем иным подтекстом.

Бондарев был советским человеком и протестовал он как советский человек. Только он забыл примириться с теми, кто был не совсем советским. У меня по отцовской линии посадили деда в 1937, у бабушки по материнской линии половину братьев посадили. Так и не выяснил до конца, её отец и мой прадед сам умер в 1925 или убили как священника. Но вполне конкретный родственник был убит большевиками в 1918 году и ныне считается новым великомучеником. Примирение же требует не то, чтобы потомок убитых шел мириться к потомству убийц, а нечто прямо противоположное. Иначе пиши, поднимай народ, верь, что сами примкнут, сами признают твоё верховенство. И тут оказывается, что патриотизм, сработавший в войну, мол, мы разные, но против оккупации страны Гитлером, как-то не работает или не так работает в иных ситуациях. Бондарев оказался в положении человека, который уважаем, которого читают, но за которым не идут. Он не сказал или не донес чего-то очень важного. Он не примирился с теми, без кого народ его не услышит.

Для Путина же примирение с Бондаревым весьма понятно - советские мягче относятся к преступлениям большевизма, кто признал советскую власть уже не может быть оторванным от ленинского прошлого, с таким возможны дикуссии насчет перестройки и разные компромиссы в стиле - перестарался Ельцин, но время было такое, сейчас мы укрепились, власть у нас не отнять, мы будем мягче. Сам же аплодировал присоединению Крыма без чекистских расстрелов. Пусть мы разные в оценке Ельцина, но мы общие в оценках Ленина и Брежнева. История всегда эклектична в своих оценках. Цезарь прав и Брут прав. Оба герои.

Всякое примирение упирается в известную логику - давай мириться, чур, я начальник. Разрушается это примирение без особой борьбы. Оказывается, что начальник не нужен в роли начальника. Вон, решили примириться с прошлым и выдвинули каких-то темнокожих нерусских в роли Романовых. Но большинство дворян получило дворянство за службу перед отменой крепостного права и позже. Они были в стороне от прелестей крепостного права, отнюдь не мечтали о его возрождении и не мучились проблемами маленькой кучки столбового дворянства. Пришли какие-то придурки со словами - мы это квинтэссенция России прошлого, чур, мы начальники. До свидания, красных дворян накушались, опять двадцать пять. Вот получилось с Бондаревым, что писатель известный, а его после перестройки толком не читали. Он своё сказал в 70-ые. Прощай, ветеран социалистического фронта. R.I.P.
сова

Дополнение к предыдущему посту о Бондареве

Александр Солженицын это оселок, на котором проверяется верность чекизму и ленинизму. Солженицына не читал, но осуждаю. Ладно уж, кто бы сомневался, что осуждающий лезет в начальство. Сегодня полез в начальство, завтра стал оправдывать чекизм и ГУЛАГ. Кой-какой скепсис к Солженицыну понятен - часто зануден, слог тяжел, бывают повторы. Можно махнуть рукой - ладно, читайте и печатайте, если охота. Но Солженицын разоблачал суть и логику репрессий. Недаром ему пытались противопоставить Шаламова, писателя, ограничивавшегося зарисовками без особых выводов. У Солженицына цифры, свидетельства, цитаты. Я вспоминаю критику - кто прочитал все три тома Архипелаг ГУЛАГ? Тяжело прочесть, поскольку после первого тома суть большевизма и чекизма настолько ясна, что далее только факты, а мысли уже ясны и понятны.

Юрий Бондарев подписал в 1973 году письмо против Сахарова и Солженицына. Ладно, всё бывает, партбилет в кармане, совесть непонятно где, надо печататься, кормить семью. Но далее в 1990 году происходит нечто непонятное для нормального человека. Бондарев выходит из правления Нашего современника за печать романа Солженицына Октябрь Шестнадцатого. Вроде как свобода слова и гласность, роман повествует не о большевиках и их злодеяниях, а об армии перед Февральской революцией, перед речью Милюкова - что это, глупость или предательство? Нет, надо встать в позу - или я, или роман. Это супербольшевизм. Роман повествует о том, что понятно эмиграции и непонятно здесь. Я помню, как были шокированы многие, когда я писал о роли погромов при Керенском для раскола армии и общества. Офицеров мочили в сортирах, вспомним Путина, офицерам стало после убийств и издевательств западло вступаться за народ и организовывать народ.

Позиция Бондарева понятна - кто не с ним, того сломаем. Уйдем от тех, кто не подчиняется и мыслит иначе. Себе духовная власть, другим примирение через покорность. Понятно, что для современной элиты, для которой само имя Солженицына противно, а стремление оболгать его имя - дело принципа, Бондарев отнюдь не столь плох, как кажется. Он свой в главном - нужно романтизировать советскую власть и тех, кто мочил несогласных в сортире. Ответная реакция проста - давай, сам призывай, сам работай. Он попытался, его толком читать не стали. Путинское определение - кто не грустит по СССР, у того нет сердца, кто хочет возрождения СССР, у того нет ума - лукаво. Оно мило делит общество на две половины ущербных граждан, у одних нет ума, у других нет сердца, иного не дано. Большинство грустит не по СССР и товарищу Сталину с ГУЛАГом, а о попадании власти в руки недостойных людей. К таким недостойным людям многие причисляют даже великого своим величием величавого Путина. Худо или бедно, но большинство не хочет делиться на две группы ущербных граждан, на безумных и бессердечных. Кстати, от безумия до бессердечия один шаг.

Тем не менее, мы видим как работа на понижение дает результат. Нужны авторитеты, а их нет. Отсюда хвалебный некролог Кремля по случаю смерти Бондарева, отсюда попытка возвысить братьев Стругацких до современности, хотя брак дочери одного из Стругацких с Егором Гайдаром говорит о том, что коммунисты прошлого и олигархи нынешнего в блатном варианте неразличимы. Насчет Бондарева и Солженицына история понятна - если выстрелить в прошлое из пистолета, оно выстрелит в ответ из пушки. Ну, стрельнул Бондарев в прошлое от Солженицына, теперь вся кремлевская рать интерес к его творчеству не возродит.