kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Если вам показывают большой кулак, это не значит, что надо идти следом.

http://du-jingli.livejournal.com/129986.html Сперва текст
В 2004-2005 годах мы сидели за пивом с дядей Вовой в Гуанчжоу, благо, мы жили рядом, и часто могли посидеть вместе (некоторые из моих читателей его знают лично). И высказывал очень простые мысли.

С точки зрения айкидо или карате, или любого иного боевого искусства всегда было понятно, что избежать конфликта – это лучше, чем войти в прямое противостояние с непонятным исходом.

В 1994-м у меня был интересный случай, мы отправлялись на выходные в санаторий под Москвой. Всем факультетом. Всё как обычно. Пьянки, танцы и все сопутствующие этому декоративные элементы.
Во время общей дискотеки в зале санатория кто-то из наших пьяных сокурсников разбил огромное, под три метра высотой, и, наверное, такое же ширины стекло.
Разумеется, допытывались кто. Но никто не сознался. На этой дискотеке была и местная шпана. С ее малолетним авторитетом. И местные менты приняли его с большой охотой, ему немного оставалось до зоны, учитывая его послужной список. А тут такая оказия. Всё бы было хорошо. Но он был не виноват.
Скоро подъехали местные бригады, выручать авторитета.
По всем комнатам шел шмон с избиением, пытались найти виновника. Ломали двери. Врывались. Милиции не было видно нигде.

Раздался стук в нашу комнату.
Тут было всего несколько тщедушных пацанов. И много девчонок. Итог мог стать очень предсказуемым.

Я всегда считал, и до сих пор считаю, что мне в жизни очень многое не дал отец. Вернее, дал. Но слишком мало. Из того, что он умел. Именно поэтому, я пытаюсь дать своим сыновьям максимум из того, что я сам умею. …
Мы ходили с отцом на медведя. Я видел как он поднял его рогатиной. Отец при мне мог умиротворить шесть человек своим кулаком. Я им очень горжусь. Теперь. В детстве было не так. Он слишком много пил. Я его стеснялся. И стыдился. Теперь мне бати очень не хватает.

Отец был одним из тех волков, о которых я писал. Если отец был рядом – мне никогда не было страшно. Я знал, что он может решить любую ситуацию или договориться в любой ситуации. Будь это драка с ножами, медведь, или поломка Газ-66, или танка. Он мог подниматься на руках на пятый этаж, или поднять две огромных 200-х литровых бочки с водой, обняв каждую рукой, или одной рукой менять колесо от Газ-66... Поэтому к одному из таких волков, с которым мне посчастливилось встретиться в Китае – я относился как отцу. И пытался добрать мужское знание.

Начиная с самого детства, я всегда чем-то занимался. Классической борьбой, дзюдо, регби, самбо и далее… Нельзя сказать, чтобы у меня в этом были большие успехи. Но я всегда вырывал победу зубами. На краю. Не сдаваться. Не сдаваться. Не сдаваться. И тут вдруг противник ломался – ему хватало физических усилий, но не хватало силы духа. Если когда-нибудь я себе закажу кольцо – то напишу не «Всё проходит», как царь Давид, а «Преодоление».

Лет в шесть в раздевалке после дзюдо у меня вышла потасовка. Ну вышла и вышла. Я почему-то думал, что тут много моих друзей, ничего страшного не случится. Оказался я в кругу один. В снегу. Все стояли рядом. Бросил одного, бросил другого. Я выиграл по всем очкам. Потом мне сказали – «так не дерутся». «А как надо?» - спросил я. В тот момент я понял преимущества бокса на такой дистанции. Я пришел домой, «слегка» помятый. Батя спросил, что случилось. Потом дал мне свинцовый шар. «Зажми в руку, и отыграй назад». Я пошел, но там уже никого не было. Но сам подход был такой. Реши сам. Всё реши сам. Я могу только подстраховать. Это - твоя жизнь. Ты – мужик.

У всех матроски разного цвета, не знаю, обращали ли вы на это внимание. Есть голубые, более светлые, более темные, есть черные полоски. Перед отъездом в санаторий батя дал мне свою.

Дверь поддалась быстро.
Я вышел вперед. Пацаны увидев матроску в черных полосках остановились. Возникла пауза. «Никто из вас сюда не войдет», - сказал я. Сзади вылезла голова – «Ты на каком служил?»… Нужно импровизировать. В распоряжении секунды.
«Дерзкий, 93-й».
«Смелый, 92-ой». Парень подумал немного и сказал – «Своих не бьем, пошли дальше».

Это – избежание конфликта.

В 2004-2005-м мы говорили с дядей Вовой точно о том же. Русский кинематограф должен снять фильмы, показывающие в хорошей мере русский дух, чтобы избежать даже возможности конфликта с Китаем (можно было бы расширить, но мы были сосредоточены на своей теме).
..
Козельск, Битва под Москвой, Севастополь, Сталинград и дальше. Всё на новом уровне, с голливудскими эффектами. Настоящее масштабное кино.

Прошли годы. Многие из этого сняли. Что-то на уровне ниже, чем мне бы хотелось. Неудачно, наверное.

Сегодня я поставил «Битву за Севастополь» с китайскими субтитрами. Кстати, мне не понятно, почему наша сторона уходит от того, чтобы дать готовые китайские субтитры, переведенные правильно и в нашем понимании. Почему мы позволяем фильмам уровня «9-ая рота» или «Битва за Севастополь» или другие… выйти в китайский прокат с субтитрами, которые не дадут китайцам в полной мере понять текст? Почему мы не делаем это сами? У нас много достойных переводчиков.

В процессе я уточнил пару мест, где перевод был абсолютно неправильным. Но день прошел не зря. У китайцев текли слезы.

И это большая победа. Чем больше будет таких фильмов, тем менее вероятен наш конфликт с Китаем. Когда-нибудь, конечно.

Нужна правда о войне, о людях и настоящих людях, о том, что значит быть русским. А сравнить и сделать выводы – китайцы могут самостоятельно. Как впрочем, и не китайцы.

У меня была несколько иная ситуация. С ребятами с завода выпивал на картошке. Отношения были хорошие, поскольку не побоялся вступить с их задирами в драку.  Представителей моего издательства обычно не уважали за трусость. Суть истории вы уже могли прочитать в рассказе Проклятый. Недавно давал сноску, пока снова не дам. Пьем водку. Ребята говорят, да, твои интеллигенты трусы, но наши тоже хороши. В прошлом году бегали за водкой, местные по дороге встали и отняли водку. Наши бросили клич, прибежала компания, отняли водку назад. В ответ те собрали человек пятьдесят, пришли с палками и цепями, стали врываться в комнаты и бить. У нас заезд сто двадцать - сто пятьдесят человек. Хоть один бы побежал по комнатам, собрал бы группу для сопротивления. Нет, все сидели по команатам.

Ситуация в рассказе очень похожа, Герой сидит в комнате, не побежал к соседям, мол, бегите к нам, вместе отобьемся. Ну, соврал, ну, не стали бить. Дальше что? С моей точки зрения это не повод особо осуждать, но и не повод хвалить. Типичное поведение в стиле каждый умирает в одиночку. Произошло ровно то самое, что потом в гигантских размерах повторилось в Буденовске. Боевики Басаева бегали по квартирам, требовали открыть дверь, после ударов в дверь большинство боялось не открыть и притвориться отсутствующими. Их спокойно брали и волокли в качестве заложников в больницу. Да, автору рассказа повезло, но найдите десять отличий от событий на картошке и событий в Буденновске.

Теперь посмотрим на иную ситуацию. Я как-то с возрастом стал иначе смотреть на здоровых мужиков, смело идущих в драку. Реальная история, которая была со мной, в рассказе я наблюдатель, и там был наблюдателем http://www.proza.ru/2006/05/04-23 Если прочтете, почувствуете иронию. Да, мог бы из меня вырасти Писатель-певец-драк-в-подворотне, но рост пошел не в ту сторону. Храбрость в драке человека, который очень силен, совсем иная, чем у дерущегося с себе равным. А в атаку под пули идут первыми отнюдь не те, кто первый в драке. Большинство не дотягивает до уровня Тайсона, вышедшего против Льюса со знанием, что он точно проиграет. Впрочем, это бокс, а бокс не гарантирует, что человек пойдет под пули в атаку.

У прототипа задиры в моем рассказе есть брат, который прошел две Чеченские. Все эти подвиги типа избил шестерых для него настолько расхожи, что он дорос до главного - не хвастает ими. Будь у него сын, точно не хвастал. Он рисковал жизнью, ходил под пули, но он честно говорил, что не герой, а герои погибают первыми. Рисковал-то очень серьезно, когда солдат побоку, вперед идут офицеры.

Я давно понял, что эти сильные мужики сбивают нас с толку. Они создают иллюзию, будто в критический момент они разделят с нами опасность и даже будут впереди. Нет, они будут только тогда впереди, когда опасность не зашкаливает за именно ими определенный порог. Мой знакомый на войне поумнел настолько, что испытывал комплекс вины - в ряде случаев берег жизнь, погибли другие офицеры. Хотя, казалось бы, какой комплекс? Ранение в Афгане, ранение и контузия в Первой чеченской. Вопрос о наших иллюзиях.

Смотрим дальше -Лет в шесть в раздевалке после дзюдо у меня вышла потасовка. Ну вышла и вышла. Я почему-то думал, что тут много моих друзей, ничего страшного не случится. Оказался я в кругу один. В снегу. Все стояли рядом. Бросил одного, бросил другого. Я выиграл по всем очкам. Потом мне сказали – «так не дерутся». «А как надо?» - спросил я. В тот момент я понял преимущества бокса на такой дистанции. Я пришел домой, «слегка» помятый. Батя спросил, что случилось. Потом дал мне свинцовый шар. «Зажми в руку, и отыграй назад». Я пошел, но там уже никого не было. Но сам подход был такой. Реши сам. Всё реши сам. Я могу только подстраховать. Это - твоя жизнь. Ты – мужик.

За такие вещи в хорошей деревне карали просто. Для начала сжигали стог. Поживи без коровы. Если человек пытался мстить, брали двухстволку, садились в засаду, пропускали, стреляли в спину. Никто потом не каялся - зверь он и есть зверь. Взрослый мужчина не имеет права давать шестилетним детям для разборок свинчатку в руки. Идут словесные разборки со взрослыми - почему одни бросили, другие гурьбой напали? Детишек потом наказывают. Но отец не имеет право превращать чужих детей в материал для избиений для подъема в собственном сыне боевого духа. Американцы правы, когда решали вопросы адекватного поведения не дуэлями на кольтах, а чаще всего просто брали в руки винтовки. Тем более, ситуация четкая - сын победил в драке, но, видите ли, недостаточно синяков наставил, чтобы все потом от него в страхе шарахались.

Вот тот же парень, которого я описал в рассказе, был отличным спортсменом. Он в данной ситуации был прав. Но он за свою жизнь избил по пьяни сотни, если не свыше тысячи людей, которых сознательно провоцировал на драку. Кураж у него такой. Эти крутые ребята делают из нас трусов. Фактически, они помощники репрессивной системы. Что же мы удивляемся, что мы в таком дерьме? Мелкий пример, ребята вдвоем нажрались по случаю проигрыша сборной РФ. Мало, пошли в магазин, увидили компанию из восьми человек, спровоцировали, избили. Сам признает - брат первым схватился за бутылку и опустил на голову "противника". Да, втянул в драку, а потом нога две недели болела - бил ногой по почкам, но чуток промахнулся. Ударил не только противника, но и ногой о землю. Тут самый момент порассуждать, почему потом на трезвую голову мы такие недружные, нам ставят в лидеры играющих в крутых и кричат вперед, а мы в стороны.

Давайте представим, что история Дмитрия имела "счастливое" продолжение. Взял он папину свинчатку, каждого подстерег, каждого избил. Потом все выросли. Вышел Дима вперед и закричал - сплотитесь вокруг меня, мы пойдем за Навальным! Следующий шаг понятен - ругаться и ссылаться на пассивность и трусость народа. Это у нас традиция такая. А народ смотрел бы и переглядывался - этот любого готов избить. Иногда надо понимать, что уход в сторону, отказ от добивания и даже проигрыш это не трусость.

Послушай, Дима, я слаб, труслив, стар, но у меня чисто интеллигентное мужество - не пишу заказные посты, не работаю на систему. Поэтому у меня свой взгляд на кулачное мужество. Для меня Чернышевский - паяц, а Рахметов Чернышевского тоже паяц. Человек, поднимающий авторитет среди народа за счет объема бицепса или меткого удара ногой по яйцам, это человек, который использует игру не на тех струнах и получит не ту музыку. Хотя, конечно, лучше быть здоровым и сильным, как Дима Добролюбов, чем слабым и больным, как Леша Богословский.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments