kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Пара слов о Хемингуэе и либеральной общественности

Хемингуэй очень плохо поддавался дрессуре и приручению. Весь фокус в том, что он слишком хорошо представлял свой уровень как писателя. Конечно, он хитрил, но и конфликтовал. Его проблемы с первой супргуой были в том, что ей нужен был муж при знаменитостях, а не собственно знаменитость. Хорошо, когда муж в Париже, получает неплохо как журналист, общается со знаменитыми людьми. Когда он сам стал переквалифицироваться из журналиста в писатели, это оказалось перебором. Ходит по вечерам в кафе с блокнотом, оставляет жену дома и пишет. Кстати, эта традиция потом позволила ему написать отличный рассказ Там, где чисто и светло. Забытый чемодан с рассказами это и был сознательный и подсознательный протест - муж пошел по неправильному пути в жизни.

Приблизительно так на него пытались смотреть окружающие. Жизнь показала иное. Лоеб, который дрался с Хемом в Испании, в сравнении с ним как писатель был просто пустым местом. Масса иных конкурентов тоже оказались бездарностями. Пусть не такими, как Лоеб, повыше калибром, но ничего в них не было выдающегося. Хемингуэя всегда рассматривали как человека, которого вовремя не задвинули, а хотелось бы. Поэтому на его творчество вс1 время наезжали.

Сперва пытались противопоставить Хемингуэя и Скота Фитцджеральда. Скот был хорошим писателем и приятелем Хемингуэя, но писал хуже. Не было в нем мощи личности. Достаточно вспомнить его фразу, что богатые не такие как мы - они более тонкие, изысканные и так далее. Это философия подчиненности. На самом деле, именно Скот Фитцджеральд был тоньше, изысканней и, увы, избыточно терпеливым, особенно, если вспомнить его отношения с супругой-психопаткой. Скота даже ввели в пантеон классиков американской литературы. Но Хемингуэй это классик мировой литературы, иной калибр.

Во время войны с Германией и Японией даже возник парадокс. Хемингуэй не был приглашен в борцы с нацизмом. Он активно боролся до этого в Испании, враг нацизма, Гитлера и Муссолини. Но никто ему не стал устраивать поездку в Англию посмотреть немецкие боибежки, никто не устроил ему полет на Гавайи в Перл-Харбор после нападения Японии. Денежки решили предложить иным публицистам, а Хемингуэй в это время устраивал на Кубе морские патрули на случай оповещения о появлении немецких подлодок. К распилу бабла на тему патриотизма и военной истерии его не пригласили. Очень ненормальное отношение к всемирно известному писателю, которому уже пора было давать Нобелевскую премию. Кстати, он её получил в 1954 году.

В 50-ые - 60-ые годы в качестве альтернативы Хемингуэю предлагали Апдайка. В сравнении с теми, кому у нас дают Букера или Антибукера, Апдайк, конечно, писатель. Но он как писатель был ещё более малохольным, чем Скот Фитцджеральд. Во времена СССР даже смешно было. С одной стороны, целый ряд евреев ценили Хемингуэя - хороший писатель, скептичен, но не устраивает истерики ради критики СССР, приятен в общении, когда был на Кубе. Либеральные евреи слюной исходили, да Апдайка поминали, поскольку еврейская община Нью-Йорка Хемингуэя не любила. Слишком независим. Вроде, левый, но не ручной.

Хемингуэй уехал из Кубы обратно на родину и поселился подальше от либеральных страстей в Орегоне. Там его и довели до самоубийства, навязав курс лоботомии, расхвалив его как средство стимуляции мозга. Это мы сейчас знали, а они и тогда знали, что лоботомия уничтожает творческие способности человека, это способ делать дебилов. Поняв, что его уничтожили как писателя, Хемингуэй покончил с собой. Так что, Америка в лице американской либеральной общественности относилась к нему плохо. Даже хуже, чем Батиста и Кастро. Но вытравить память о Хемингуэе не удалось. Всё равно он как писатель выше авторов бестселлеров и классиков американской литературы. А его критикам приходится делать вид, будто они не опозорились с попыткой выдумать, будто в США в 20 веке были более великие писатели.

Впрочем, либеральная общественность в США ценить американские таланты не умеет. О Генри отказывали в праве называться классиком. Джек Лондон для них слишком левый. Эдгар Алан По умер нищим. В либералах нет аристократизма, позволяющего уважать чужое мнение. Там просто не дали литературе достичь уровня английской. Ну, так и у нас после 1917 года положение не лучше.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment