kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

О социализме.

Когда я работал в ИНИОНе, то с любопытством прочитал статью на английском. Исследовали коммуну в Южном Китае. Несмотря на все меры во имя равенства доходы семейных хозяйств в расчете на одного члена семьи колебались как один к семи. Были и большие диспропорции. Причем, во многом это было вызвано количеством в семье детей, их возрастом, то есть способностью помогать родителям в общественном и в приусадебном хозяйстве, соотношением взрослых мужчин и женщин, наличием в семье стариков и инвалидов. О похожем явлении писал Энгельгард, описывая русскую общину. Хотели равенства, установили правила, а равенство получилось относительным.

Из этих простых наблюдений делаем элементарные выводы. Социализм это неравенство, пусть не столь вопиющее, как капитализм, но неравенство. Другой вывод ещё более жесток. Если у нас при социалистических отношениях всё равно возникают столь вопиющие диспропорции, то драчка между членами общества в борьбе за кусок хлеба или миску риса неизбежна. Разница между капитализмом и социализмом не в том, что драчки нет, разница в том, что социализм диктует одни правила драчки, а капитализм иные. То есть, формируются разные типы успешной личности. Ежели мы начинаем смешивать элементы капитализма и социализма, то получаем новые принципы драчки за свой кусок, хотя можно сказать, даже формы драчки могут остаться прежними в ряде случаев, но важность тех или иных приемов меняется.

Тут можно сравнить вольную борьбу с борьбой самбо. Сходство есть, но мастеру  самбо нужно приспосабливаться к вольной борьбе и много тренироваться, чтобы стать более качественным вольником, а мастеру вольной борьбы надо приспосабливаться к самбо. Или возьмем ещё более простой пример. Бежать сто метров и восемьсот это не одно и тоже. Даже очень упорные тренировки в ряде случаев не помогут спортсмену побеждать при смене дистанции. А какой смысл борьбы без победы? То есть, драчка многое меняет, сменились правила, одни вышли вперед, другие проиграли.

Ничуть не менее важно, что борьба включает в себя элементы поведения, которые у нас пытаются исключить из понятия борьбы в обществе. Например, падение рождаемости - часть борьбы за выживание, рождение детей ради пособий как у хасидских ортодоксов тоже часть борьбы за выживание. Право на развод и алименты меняет отношения мужчин и женщин в борьбе за выживание. Наличие или отсутствие продуктовых талонов, степень безработицы, шансы преуспеть в эмиграции, налог на наследство или недвижимое имущество - всё меняет правила борьбы. Ничуть не менее важно, что борьба бывает личностой и безликой. В одних случаях вы боритесь с конкретными личностями против подсиживания на работе, в других вы как бы анонимно боритесь с обществом в целом.

Естественно, капитализм и социализм это борьба эгоизмов, в том числе, борьба эгоизмов членов общества с эгоизмом власти. Никто борьбу членов общества с эгоизмом власти при социализме отменить не может. Нам же подают социализм и, особенно, коммунизм как некое общество без борьбы с эгоизмом власти. То есть, за счет контроля над общественным мнением власть пытается создать иллюзию, будто потребность в борьбе отмирает. Понятно, что репрессии в сочетании с ложью оставляют больше простора пассивному сопротивлению. Крах СССР это не только следствие заговора наверху, но и пассивного сопротивления внизу.

Пока российское общество не признает, что социализм это борьба эгоизмов, оно не захочет всерьез бороться за предлагаемые химеры, а будет потихоньку формировать собственное отношение к социализму. Впрочем, поскольку на прежний социализм-живодерство у власти тупо не хватит русских как источника культуры межчеловеческих отношений, рабочей и интеллектуальной силы, то власти всё равно придется делать уступки в интеллектуальной сфере. Когда в СССР иссякла русская деревня для пополнения трудовых ресурсов, мы видели эту уступку в виде признания необходимости материального стимулирования. А до того, при Хрущеве пришлось покончить с ГУЛАГом из-за нехватки русских и устроить оттепель, чтобы хоть как-то скорректировать правила борьбы государства с населением. Более свободная жизнь при Брежневе и рабская при Сталине это два разных социализма в силу коррекции правил борьбы. Поэтому очевидно, что социализм вообще и социализм на практике это разные вещи. Социализм вообще это общая теория, а социализм на практике это разнообразие практик. А борьбы эгоизмов при социализме никто не отменял.

Если у нас в ответ на призывы пропагандистов сталинизма и брежневизма народ безмолвствует, то он просто дает понять, что мерзавцам, которые тогда процветали, он всё равно будет вынужден оказать пассивное сопротивление в борьбе за выживание. А мерзавцы продолжают гнуть прежнюю линию - рисуют сладенькое социалистическое прошлое без той борьбы эгоизмов, которая была в реальности, в том числе, безудержного, государственного эгоизма, который, кстати, отнюдь не был столь тупым и безудержным в ГДР или Чехословакии. Поскольку не бывает социализма вообще и эгоизма вообще, всё вполне конкретно и многообразно.

З.Ы. Если мы возьмем реальный социализм в СССР с теоретической точки зрения, то упремся в реальное хамство. Что такое теория об росте классовой борьбы по мере построения социализма? По сути это тезис, что, по мере укрепления социалистического общества и социалистической власти, гноящей народ методоми раскулачивания и ссылок, расстрелов, геноцида в ГУЛАГе, отмирает потребность рядовых членов общества в отстаивании собственных интересов и собственных эгоизмов, зато усиливается потребность власти гнобить народ во имя собственных интересов и собственных эгоизмов. В принципе это такая же хуцпа и хамство, как при Средневековых социализмах и феодализмах. Мы все рабы христовы, значит, ты мой раб. Причем, я не шучу. Буквы на халатах священников означают Иисус Христос Царь Иудейский и прочие претензии на то, что священника надо рассматривать во время богослужения и при исповеди как Христа, значит, себя как раба священника. А кто-такой Сталин или Брежнев с точки зрения советской идеологии? Это наместники Маркса и Ленина на Земле. Идейный конфликт атеиста Хрущева с атеистом Мао Цзэдуном недаром приобрел форму идейного, сектантского конфликта - кто истинный наместник умерших Ленина и Маркса на Земле? Впрочем, ныне всё как бы иначе. Ельцин это умерший наместник духа рыночных отношений, а Сахаров и прочие провозвестники явления Ельцина народу. Зато Путин это правопреемник Ельцина, то есть наместник Ельцина на Земле. И Медведев, раз его слова в граните, тоже претендент на место наместника Ельцина на Земле.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments