kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

В Питере пить?

Не стоит думать, будто сухой закон стал основой так называемого культурного питья. До революции в Российской империи запойный пьяница мог пить как лошадь или пить как англичанин. В целом это было, что в слоб, что по лбу. Истинным борцом с пьянством оказался Генри Форд, сделав автомобиль массовым. За рулем особо не попьешь. Возникла проблема меры. Конечно, американцы сопротивлялись, но, чем раньше молодой человек садился за руль, тем легче было ему знать меру.

Крайняя нелюбовь в СССР к массовой автомибилизации была выбором в пользу неумеренного потребления спиртного. Причем, партийная элита позаботилась также о себе, предпочитая автомобили с шофером. Пить было можно по-ельцински, то есть прямо на рабочем месте. Простому же народу полагался общественный транспорт. Он был доступен и трезвым, и пьяным.

Что касается Питера с его сыростью, ветрами, мокрым снегом и долгими ночами, то этот город словно создан для потребления крепких напитков. Сухое вино больше подходит для американских извращенцев, которые на машинах попадают в теплый гараж кондоминиума и далее идут в теплую квартиру. Шатания пешком от остановки до работы и от остановки до дома настраивают не на охлажденное сухое вино или пиво.

Впрочем, демонизация любви петербуржцев к выпивке неуместна. Вид пьяных финнов показывает, что нет, питерцы отнюдь не пьют на пределе возможностей. Зато вид Эстонии в советское время сперва наводил на мысли об умеренном потреблении, потом оказывалось, что эстонцы часто пьют больше, но у них не было таких проблем с закуской, поэтому даже русские там выглядели не только более сытыми, но и физически более крупными.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments