kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Немножко о китайском эскапизме

Китайцы не слишком подвержены эскапизму в отличие от русских. Беги, не беги в глухомань - везде достанут. Но раньше было не совсем так. От тех давних времен сохранилась поговорка shiwai taoyuan 世外桃源.
Дескать в царство Цзинь (4-5 вв. н.э.) некий рыбак заблудился и подплыл к скале, где увидел вход в пещеру. Из глубины пещеры чуть был виден свет. Рыбак пошел по пещере и вышел на равнину, полную полей, рощь шелковиц и бамбука, села богатые (ji ming gou fei 鸡 鸣狗吠 (петухи поют, собаки лают - села полны жизни, процветают). Рыбака встретил старик, он его пригласил в дом, устроил пир - наварил китайской самогонки, зарезал барана. История такова - раньше, во время смуты, кто-то наткнулся на проход, и жители села ушли в этот мир. Они очень просили рыбака не рассказывать о пути к ним и просили остаться, но рыбак не выдержал, ушел домой, всё разболтал, но снова дорогу найти не смог. Вот так, дескать, родилась пословица Персиковые родники вне (этого) мира. Персик, понятно, не только символ красивой жизни, когда землю есть под овощи, зерновые и фруктовые деревья. Персик - символ женской красоты и в данном случае красивой жизни. На этот счет в России есть другая история, уже без персиков. В 1942 году один из самолетов был вынужден приземлиться за Уралом возле никем не обозначенной деревни. Летчика спросили, какой царь правит на Руси. Потихоньку выяснилось, что деревня ушла в поисках свободы ещё при Алексее Михайловиче. На рассказы о войне с Гитлером местные жители реагировали странно - их, дескать, ещё старики предупреждали, что при плохом отношении людей друг другу только жди самых разных бед. Персиков в том, реальном миру не росло, правда, мужики начали спиваться только после приобщения к прогрессу.

Другая китайская байка как раз по случаю кризиса. Zhaitai gaozhu 债台高筑 - казаться в больших долгах. Во времена Чжаньго (Воюющих царств) потомок чжоуских ванов Nanwang был слабым и трусливым. Само имя больше напоминает кличку - нань означает покрываться краской стыда от позора. Наньван прослышал, что вэйский князь успешно напал на княжество Цинь и решил срочно пойти по его стопам, чтобы обогатиться. В это время князь княжества Чу Сяолеван (князь, полный почтения и энергии) решил тоже пойтив поход на Цинь. Но Наньван был потомком властителей всего Китая, поэтому он был нужен как символ союза хецзун (традиционный союз по вертикале, то есть Севера и Юга против Цинь, антиподом служил союз по горизонтали, это надо видеть карту Китая). Короче, Наньван издал указ о походе, на содержание войска одолжил средства у богатых родов и выступил. К нему примкнул только князь Чу, а остальные князья решили не воевать. Пришлось Наньвану возвращаться домой. Войны нет, добычи нет, а долги платить надо. Кредиторы каждый день собирались у дворца и требовали долгов с процентами. В итоге Наньван надстроил башню во дворце и на вершине её коротал время, мол, кричи, не кричи, а возврата долгов не дождетесь. Казалось, история произошла за пять веков до нашей эры, а ведь теперь финанситсты тоже предпочитают обитать на верхних этажаэ небоскребов.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments