kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Закончу тему с чужим авторством

Булгаков четко делил понятие литературы, как беседы с читателем от своего имени, и литературы, как халтуры за деньги. Хотел есть, хотел сбежать за границу, написал пьесу для театра на ингушскую тему. Пьеса - дрянь, зато условия большевистской демагогии соблюдены. Последняя халтура - пьеса Батум для Сталина и о Сталине. А в промежутках было ещё много чего. Фельетоны, подписанные своим или чужим именем, актуальные статьи, работа над чужими текстами, и многое походом. Булгакова всегда было много - остроумный, способный сочинять истории на ровном месте. Да, известна его история про Сталина и сапоги, а сколько забыто? В качестве халтуры он вполне мог написать 12 стульев.

Таких как Булгаков держат на рабочем месте не просто за способность выдавать план по статьям. Могу сказать про отца. Он кормил идеями половину большого института. Поговорит, даст идеи. Во второй раз после моей матери женился на женщине, которая сознательно общалась с ним ради карьеры. Он из неё сделал кандидата исторических наук, научил писать, думать и т.д. Уверен, что Булгакова держали в Гудке ради того же самого - чтобы журналисты, в том числе Ильф и Петров, могли писать лучше. Такие вещи никто официально не признает, но это обычная практика для умного начальства. Большевики же были вынуждены вполне сознательно случайно уцелевших от расстрела литераторов дореволюционного закала держать на мелких должностях, чтобы научить свои бездарно революционные кадры писать хоть статьи. Ахматову подкармливали переводами ради её работы с разными гражданами. Последний её кадр это Иосиф Бродский. Достаточно вдуматься в её фразу - какую замечательную биографию делают нашему Оси! Наш Ося - её свели с Бродским, чтобы узнать, стоит ли подкармливать его как юное, еврейское дарование, чтобы он не работал, имел деньги на рестораны, но писал стихи. Замечательная (удивительная) биография - она знала, что ссылка Оси это создание повода для отправки его за границу в качестве гения русскоязычной литературы. От русского народа, кстати, Ося Бродский сам отнекивался и утверждал, что русский язык отлично способен функционировать без русского народа. Сомневающихся отсылаю к его Нобелевской речи. Если же мы возьмем действия Сталина по отношению к Булгакову, то мы увидим далеко не случайный запрет на его уничтожение. В сочетании с запретами на издания его собственных вещей это означает - он нужен, чтобы другие в силу общения с ним могли писать хорошо. Даже история с пьесой Батум - запретили постановку, но за пьесу заплатили. Смысл-то понятен - хорошо, завистники, не поставим, но читайте и учитесь. А Булгакову денежки - ему тоже кушать надо.

Итак, что мы имеем по Булгакову. Огромные заимствования речевых оборотов и образов в 12 стульях и Золотом теленке. Заимствования ситуаций. Могло это пройти мимо Булгакова? Он работал вместе с Ильфом и Петровым. Заимстововать они могли самыми разными способами - запоминать его фразы и рассказы, подражать его стилю, просить помочь с редактурой, просить написать за него куски произведения, но для того, чтобы Булгаков потом в веселой компании не рассказал бы о заимствованиях, нужна была договоренность. Только полный идиот мог расчитывать, что Булгаков стал бы молчать без особых договоренностей. И Шиловская должна была молчать, но у неё была своя мотивация не молчать - опубликуйте роман, тогда промолчу.

Дальше мы имеем чудеса с отсутствием рукописи. Технически такое можно объяснить очень просто. Машинистка печатала главы с последней правкой Булгакова. А Булгаков везде порицался как контрреволюционный элемент. Вы можете представить себе, как муторно переписывать роман заново, когда рядом машинистка. Ну, не разберет почерк авторов или редактора, так вы рядом в одной редакции, подошли, прочитали, объяснили. Удобно, но Катаеву нужно было давать чистенький, напечатанный экземпляр. Представляете скандал, если выяснится, что рукопись, тщательно написанную руками Ильфа и Петрова, неважно, что там до этой переписки писал Булгаков, вдруг возьмут и увидят правку Булгакова? Правка Катаева это правильная, революционная правка, правка Булгакова - контрреволюционная мерзость. Я уж не знаю, что потом Булгакову предлагали, когда книга стала совсем знаменита - деньги, революционную гильотину, если проговориться, помощь в проталкивании его книг. Скорее всего, апеллировали к старой дружбе. Но для Булгакова это была халтура.

Остап Бендер - сын турецкоподанного. Короче, сын еврея, а мать - политически корректный подход, вдруг не еврейка, вдруг украинка, гречанка, кто угодно. Далее идет классический жульнический прием, до которого Булгаков никогда не опускался. Откровенный жулик сознательно делается очаровательным, чтобы жулика читатели полюбили больше его жертв. Посмотрите фильм Покровские ворота - тот же прием. Недаром Равикович сперва отказывался от роли Хоботова, называя героя слишком глупым. Он не хотел сперва соучаствовать в приеме - дурака подают так, будто ему надо сочувствовать, его надо любить. Остап Бендер никакой любви не достоин. Хочет захапать чужие бриллианты, гипнотизирует Кису Воробьянинова. Обманывает Грицацуеву. Пусть она дура, но это не основание красть у неё деньги. Ещё меньше оснований заставлять читателя смеяться над Грицацуевой, мол, славно её наш Остап развел. Мне, например, жалко шахматистов - не догнали и не избили Бендера. Таким доской по голове вдарить УК запрещает, требует привода в полицию. Так он и привода в полицию как жулик заслужил. Просто издевкой звучит фраза в Золотом теленке - я чту уголовный кодекс. Сын лейтенанта Шмидта - жулик, организует ограбление Корейко - грабеж, интересуется прошлым Корейко с целью шантажа и вымогательства. Вызывать смех - понятно. Вызывать сочувствие - разврат читателя. Причем, это и разврат еврейского читателя - сочувствуй, он же свой, он же еврей. Если вам непонятно, посмотрите фильмы с Челентано, например, Блеф. Смеяться уместно, сочувствовать и радоваться успехам нелепо. Я в одном посту честно написал - ничего особенного Воробьянинов не сделал, когда полоснул бритвой Остапа по шее. Был гипноз Бендера, кончился гипноз Бендера, пришло возмездие. Булгаков до такого в произведениях, которые стремился опубликовать под своим именем, не опускался.

Давайте посмотрим на политкорректность в исполнении Булгакова. Роковые яйца, профессор Персиков. Вполне еврейская фамилия, могла быть и русской, есть же фамилия Яблоков. Читаем и не думаем ни о национальности, ни о том, что автор заставляет читателя сочувствовать подонку за искрометность шуток, за артистизм в обмане окружающих. Нет там этого, есть серьезная тема ответственности ученого и ответственности общества за то, что делается. Тоже самое с профессором Преображенским, то ли еврей, то ли русский, скорее, русский в силу православности фамилии, но может быть и крещенным евреем или поляком. Борменталь, вам важна национальность Борменталя? Вы хотите прощать Шарикова и Швондера за шуточки, фокусы или за революционную народность хорового пения почти ночью за стеной? Нет, всё честно и открыто. Мы смеемся над Шариковым и Швондером без желания любить их и прощать за артистизм наездов на окружающих. Нет того, что с таким удовольствием пел Миронов - вы оцените красоту игры, то есть не смотрите на реальную сущность происходящего.

Тем не менее, скажу, что произведения типа 12 стульев имеют право на существование. Это очеь воспитывает, когда человек умнеет и узнает, как ему могут играть на нервах, как могут вызывать любовь и сочувствие. Тем более, в книге есть очень популярный и ныне прием - бить на жалость. Киса режет дорогому Остапу горло. Румынские пограничники отнимают у Остапа золото, полученное за счет шантажа. Ах, какая она злая, эта заграница. Не бегите туда, жулики и воры, оставайтесь в объятиях родной, советской власти. При этом за кадром остается советская реальность - контрабанда из Румынии поступала в СССР до Второй мировой без проблем. Остап тоже мог смотаться через Румынию или морем в Турцию без проблем. Если бы его на границе ограбили бы, то по наводке родных, одесских контрабандистов. Тогда было бы разоблачение, а не битьё на жалость.

Ильф и Петров получили своё возмездие за Булгакова, которое возмездием можно назвать только в силу сочувствия - ах, они хорошие, они были достойны большего. Тут я расскажу одну историю. Одним знакомым увлеклась одна секретарша. Он был умный, зарабатывал, среди прочего, писал статьи. Волей-неволей он заложил в её мозги принципы, позволяющие ей писать статьи как журналистке. Она поумнела, как еврейка стала заводить романы с культурными евреями на стороне, развелась, оттяпала на себя и ребенка квартиру, стала работать в столичной газете и приобрела популярность. Бывший муж меня лично уверял, будто это не он научил её писать статьи. Обидно было. Но вот беда, те, к кому она ушла, писали хуже, чем бывший муж. В итоге она стала бездарностью. Популярность исчезла, зато осталось мнение, что она теперь знается с умными людьми и сама стала умной. Я её тоже видел после развода. С бывшим мужем дружил, а на неё наткнулся случайно. Две минуты поговорили, но и этого достаточно.

Было ли возмездие? Какое возмездие, если журналистка не оценила, что имела! Если бы ценила, писала бы по сей день умные вещи, а не белиберду. Ну, ушли Ильф и Петров к Катаеву, не поняли, что общение с Катаевым и пиетет перед Катаевым после Булгакова это деградация. Где возмездие? Поездка в США не возмездие. Им дали шанс, они с этого шанса прославились. А профукали, так это не возмездие. Никто не мешал им уважать Булгакова, учиться у него, всегда могли забежать и спросить совета. Другое дело, что, уйдя из Гудка, Булгаков перестал зависеть от них по работе. Так надо ценить людей.

Я понимаю, что они рановата ушли из жизни, слишком тяжело переживали собственную обыденность после конца интенсивных отношений с Булгаковым. Но это их выбор. Настоящая фамилия Ильфа - Катаев. Отсюда ставка на Катаева как на родственника. Но надо же понимать, кто чего стоит. Вон, один социолог дружил со мной и решил после нашего расставания, что он умнее меня. Стал предсказывать полный крах КНР в 2008 году. Это меня разозлило - мы не разругались, в любой момент мог позвонить, спросить совета, но хотелось товарищу почувствовать, какой он умный в сравнении со мной без изучения китайского, без полноценного образования. Ну, опозорился, так это его проблемы, а не возмездие от судьбы. Если человек-паразит уходит от человека-донора с чувством превосходства, то он теряет, что ему дали.

Ещё общался с Булгаковым Юрий Олеша. Написал Три толстяка. Получил успех. Решил взяться за серьезную тему - покрыть дерьмом русскую интеллигенцию. Русский человек может заниматься внешне подобными вещами - вспомним Гоголя, Достоевского, Чехова. Но это внешне. Поскольку в Ревизоре или в Чайке критика с целью поднять человека выше. А из Олеши поперло дерьмо и получилось дерьмо. Я уже писал - его положительный персонаж, который работает как часы, идеален для дураков - не рефлексирует, с постели в уборную делать большое дело, после слива унитаза зарядка, затем завтрак, после завтрака садится в кресло начальника. Работает над проектом единой столовой для всего города. Боже, какой маразм - весь город будет съезжаться на трамваях, чтобы поесть в одном месте! Какие пробки! Какие очереди! А русские только и могут, что дрыхнуть и подушку обнимать! В итоге провал за провалом. Мог многому научиться у Булгакова, но не стал. Ему повезло, что Сталин членам СП платил очень много. Олеша в 30-ые писал пару статеек в год и не бедствовал. На водку хватало. Потом испился, сидел в 50-ые в Доме литераторов, бил на жалость, чтобы стакан водки налили. Но это его выбор. Надо уметь уважать человека-донора, надо уметь ценить чужой талант. Иначе будут проблемы. Олеша "разоблачал" русскую интеллигенцию. Ему удобно было рассматривать русских интеллигентов как скопище Кавалеровых, то есть никчемных личностей. Кавалеров - отрицательный герой в его романе Зависть. Потом, когда спился, стал себя оправдывать, дескать, это он - Кавалеров. То есть не только спился, но и изоврался.

Подведем итоги. Трудно утверждать, что весь роман 12 стульев написан Булгаковым. Тем более, Булгаков помогал написать роман не для публикации под своим именем. Сам Булгаков до жульнического вызывания сочувствия к Остапу Бендеру не опустился бы. Хоть в этом надо признать авторство Ильфа и Петрова. Но, конечно, исследование Амлински показывает, что без участия вольного и невольного Булгакова, скорее всего, получился бы весьма бездарный роман. Отрицать факт работы Ильфа и Петрова над романом тоже нет смысла. Булгаков без их диктата как хозяев будущей рукописи, сделал бы всё намного лучше. Да, с точки зрения сенсации удобней приписать всё Булгакову, с точки зрения сохранения стабильности взглядов на литературу, удобнее отрицать воздействие и работу Булгакова. Поэтому работу Амлински, независимо от того, соглашаться полностью с её выводами или нет, надо признать весьма ценной. Да, бывают и в филологии работы, когда несогласие в чем-то с автором не является отрицанием ценности написанного.

З.Ы. Понятно, что Галковский уворовал главную идею и целый ряд фактов у Амлински вполне сознательно. Захотел сделать вид, будто он способен внести особый вклад в российское литературоведение. В общем, расчет весьма логичен, учитывая запуганность читателей в Интернете троллями от Галковского, а также проблему, вставшую перед другими филологами. В данной обстановке боязно защищать Амлински без подсознательной мысли, что подписываешься не под открытием факта влияния и определенного участия Булгакова в создании 12 стульев, а начинаешь биться за полную смену авторов. Нет, 12 стульев недостаточно русское произведение по духу и недостаточно булгаковское по глубине работы мысли.

З.З.Ы. Кстати, о русском и нерусском. Еврейское русскому тоже может быть понятно. Приведу свою шутку https://www.proza.ru/2007/03/20-250
Три еврейских мудреца пересекают море

Три еврейских мудреца отправились в гости к четвертому. Шли они, шли и дошли до моря, точнее, даже не моря, а большого залива, обходить который было слишком тяжело. Первый мудрец нашел какой-то таз и лопату. Повесил на лопату одежду вместо паруса, сел в таз и поплыл галсами в сторону противоположного берега. Второй мудрец посмотрел на берег, лишнего таза не приметил, зашел в воду и поплыл брасом напрямик. Третий посмотрел, увидел, что залив мелок, решил наловить по пути ратанов и мидий на закуску, достал что-то похожее на авоську и начал нырять, пытаясь заодно пересечь залив. И только голодная акула смотрела из воды на это безобразие и думала:
«Опять гоняться за вами по всему заливу на голодный желудок? Евреи, вам нужен консенсус!»


Знаете, в чем фокус шутки? В основе замысла лежит моё восприятие китайской поговорки Восемь мудрецов пересекают море (ba xian guo hai). Честно признаюсь, акулы в поговорке отсутствуют, да и вопросы консенсуса не обсуждаются. Так вот, сочиняя такое, еврей бы физически не смог бы при этом думать о китайцах. Русскому проще. Что-то мне подсказывает, что Булгаков знал подобные приемы получше меня.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments