kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Галковский как зеркало нерусского абсолютизма

Читаю ЖЖ Крылова. -
http://krylov.livejournal.com/3581677.html
Дмитрий Евгеньевич Галковский написал великолепный цикл о Пушкине. Его "булгаковский", "щедринский" и "маяковский" циклы тоже замечательны, но "пушкинский цикл", пожалуй, лучший - во всяком случае, на мой вкус. Тут использованы практически  все литературные инструменты, уместные в данном случае.

Так что - почитайте, получите удовольствие.



ДОВЕСОК. Поскольку сам Галковский закрыл комментарии к своим постам, а желающих написать ему какую-нибудь гадость скопилось много, то весьма вероятно, что данные товарищи соберутся здесь, чтобы излить чувства. Потакать этому я не хочу. Поэтому комменты я отключаю. Воспринимайте данное сообщение просто как не слишком навязчивую рекламу. "Вот, посмотрите - а ежели не хотите, так вас никто не неволит".

Восхищение открытиями Галковского в стиле - Пушкин-то француз, доканала его русская жадность - для Крылова неизбежно. Плагиатор Галковский пропиарил весьма бездарный роман Крылова, долг платежом красен. Пиар дал весьма высокую посещаемость, правда, восторгов не слишком много, но можно под эту посещаемость потребовать в издательстве тираж и гонорар побольше. Поэтому прежнее презрение Крылова к Галковскому, мол, я писатель, а он рангом ниже, испарилось. Такова российская оппозиция - друг друга легко перекупают, если могли бы взять власть, их легко бы купил первый попавшийся богач.

Однако, Галковский не был бы успешен, если бы под видом оригинальности не впаривал бы нечто примитивное и традиционное, причем весьма антирусское. Нас уже много лет пичкали сказочками о нищем Высоцком, жившим на 150 рублей в месяц, поскольку русский народ безжалостен в своем скупердяйстве. На самом деле, если и можно обвинить русских, то в избыточной доверчивости. Впрочем, почитаем Галковского по наводке "восхищенного" Крылова.


Горе Пушкина, которое и свело его в могилу - непризнание и неуважение его гения. У него были друзья и почитатели, были покровители - всё было. Скупая русская реальность отрезала прозрачный ломтик успеха - смотри не подавись, дорогой. Сразу после благословения Державина и опьяняющего успеха «Руслана и Людмилы», реальность начала постепенно спохватываться - не много ли будет? И под этим вопросом и прошла вся последующая жизнь Пушкина. Какие проблемы? - Успех - был же, популярность - была же.

Было, но мало. От этого мало он и задохнулся. От завистливого скупердяйства русской культуры, которая его уморила своей глупостью.

По закону больших чисел что-нибудь да случилось бы. Но не случилось. И в этом выразилась черта русского мира страшная.

Один триумф, - не русский шёпот в тёмном коридоре: «знаете ли вы что вы поэт, и поэт истинный», а триумф Вольтера, Байрона, Вагнера, - искупил бы всё. Пушкина надо было прокатить по улицам Рима в колеснице с лавровым венком. НАДО. В ответ монгольская рожица сощурилась: «Не слипница?»

Но не было заслуженного триумфа и итога. Жизнь Пушкина закончилась как «Евгений Онегин» - ничем. То, что произошло в конце, даже трудно назвать несчастной дуэлью из шестой главы. Дуэль была у Лермонтова.

Ну а когда Пушкина не стало, стало можно. Пошли заплачки о «солнце русской поэзии» и дальше-больше. Потому что мертвому гению можно и поклониться. Тоже обидно, но пережить можно («он мёртв, а мы живы»).

Потом образованный слой России искал убийцу «нашего Саши» чуть ли не в Зимнем дворце. Так «вы и убили, Родион Романович». «По родственному». Да и родственного-то ничего не было, как оказалось потом (Писарев). Ненавидели всегда, и если ненависть не была видна с самого начала, то только потому, что маскировалась общим вектором развития вторичных культур, норовящих создать фиктивного культурного лидера. Светлая идея раздуть Пушкина в русского Шевченко ВНЕШНЕ придавала процессу благопристойный вид. Но если приглядеться это была попытка превратить Константинополь в Софию, приведшая, в конце концов, к Стамбулу.


Русские ан мас (то есть объединённые в ОБЩЕСТВО) испытывают к Пушкину подсознательную ненависть. Это происходит по одной простой (до обидности простой) причине. Пушкин - это царь. Ну, кого можно сравнить с его гением? При жизни – никого. Любое сравнение это издевательство для подвернувшегося под руку несчастного.

Выражения «пушкинская плеяда», поэты «золотого века» это шипение завистливой узкоглазой гадины. Не было никакой плеяды и золотого века.

Николай I, холодный прагматик, лишь точно фиксировал общее отношение к Пушкину. Как я уже говорил, это было отношение менеджера, который давал сколько, сколько Пушкин заслуживал по мнению подданных. При триумфе Александр Сергеевич был бы камергером и получил не 40 тысяч, а 200 000. При падении интереса публики и травле, он не получил бы вообще ничего. Никаких эмоций в этих отношениях не было из-за несоразмерности величин. Если Бенкендорф выговаривал, после записки Пушкина об образовании, о необходимости усердных посредственностей, то это говорилось 26-летнему талантливому поэту. Если бы Пушкину было 50 лет, и он был бы на дружеской ноге с Гёте, то тон был бы другой, и содержание было бы другим. Все упрёки Николаю I в том, что он НЕ ПРИКАЗАЛ любить и лелеять Пушкина, смешны. Украинский гетман, пожалуй бы, и приказал. Но у русского царя был иной масштаб. Идеологические фикции ему были не нужны.

Главное, Пушкин дождался от царя окончательного решения о судьбе семьи. Николай I решил все проблемы:


«1. Заплатить долги.
2. Заложенное имение отца очистить от долга.
3. Вдове пенсион и дочерям по замужество.
4. Сыновей в пажи и по 1500 рублей на воспитание каждого по вступление на службу.
5. Сочинения издать на казённый счёт в пользу вдовы и детей.
6. Единовременно 10 000 рублей».


Всё. И дети, и внуки Пушкина были обеспечены по гроб жизни. А его поэзия перешла под государственную эгиду – что закончило превращение России в великое государство Европы. И сделало русских вечными держателями части акций мировой культуры.

Как много цитат, а в принципе известная песня про скупой русский народ, эту "завистливую, узкоглазую гадину", сведшую Пушкина в могилу. Ничего нового, даже про доброго царя, который дал бы больше, если бы его подданные любили бы Пушкина больше. Приблизительно так хвалили Николая Первого при царизме, а в стране как раз началась инициированная сверху реклама самодержавия. Для Крылова реклама таких утверждений словно мед - этот сволочной народ мне мало жертвует. Почему Белковский жертвует мало? Понятно, русский народ недостаточно любит, чтобы сверху жертвовали больше. Почему Галковский сейчас не в Исландии и не имеет заодно виллу под Парижем? Русский народ недостаточно любит. Сам не жертвует и власти не дает повода пожертвовать.

Непристойное поведение чуточку поднявшихся или взлетевших в России настолько естественно, что даже не возникает вопрос, прилично ли просить деньги со словами - эй, вы сволочи, дайте деньги? Вспомним кончину миллионерши Фриске - деньги есть, но всё равно надо требовать лимон на лечение. Даже удивляет Задорнов своим мужеством - лежит в больнице, просит прислать смешные истории, а не бабло. Удивляет Перельман, который как и Задорнов не клюнул на игрища вокруг бабла. А Галковский не удивляет. Даже не удивляет про завистливую, узкоглазую гадину, ведь это взято у Вольтера про церковь - раздавите гадину. Так и тут Галковский призывает раздавить народ, а заодно требует у народа же любви и денег. Зато власть невинна и даже хороша - правильно обратись к ней как Пушкин к Николаю, баблом осчастливит.

Но я не был бы самим собой, если бы не использовал бы данные непристойности для более серьезных вещей. Галковский и Крылов с моей точки зрения не ценнее гвоздей, на которые иногда стоит повесить картину. Нищета и непопулярность Пушкина - вещи условные. Да, Высоцкий на зарплату актера в 150 рублей сменил 14 машин, включая два БМВ, объездил полсвета, швырял тысячи в ресторанах, одних сапожек любовнице подарил свыше двухсот пар, имел денежки на наркоту, всё не перечислишь. Да, это чудо нищеты. Но был ли нищим Пушкин? С Пушкиным чудеса более скромные, в одном только имении Болдино было порядка 800 крепостных, не меньше в Михайловском, а ведь семейство имело ещё имения. Неплохо для страны, где среднее количество крепостных на одного дворянина было порядке 25 душ. Почти треть дворян вообще не имела крепостных. Получил Пушкин эксклюзивное образование, о котором почти все дворяне могли только мечтать. Домишко в Москве имел. Это тот случай, когда человек мог смело писать стихи и не работать. Хоть отнюдь не бедны Галковский с Крыловом, по заграницам ездят, спонсоров имеют, но до Пушкина им далеко. Приходится подрабатыват мелким бизнесом, например, не платить гонорары авторам АПН,ру, просить бесплатно работать на коммерческий проект Галковского в игровом бизнесе, тибрить у других идеи, плагиатить чужие книги. А Пушкин был гордец. Он не просил крестьян с чужих поместьев приходить и пахать ему пашню на том основании, что он великий поэт. Он не орал посреди Невского проспекта - эй, народ, крепостные, извозчики, мастеровые, тащите мне деньги, мне на жизнь не хватает, сволочи вы русские, давить вас мало! Он даже опускался до сочувствия к народу, достаточно прочитать Капитанскую дочку, хотя как помещик драл оброк не меньше других.

Однако, факт остается фактом, Пушкину на жизнь не хватало. Правда, и другим помещикам в большинстве своем не хватало. Стоит помнить, что большинство имений по итогом деятельности Николая Первого оказались заложеными и перезаложеными. Когда Пушкин выл от нехватки денег, он встречал нормальную реакцию - понимаем, но ты всё равно богаче нас. Отсюда, кстати, мечты о гонорарах, но тут Пушкин, действительно, натолкнулся на проблемы - у многих дворян не было денег на книжки, они их друг у друга одалживали, а стихи Пушкина часто переписывали от руки.

Наша проблема в том, что нам многое не дают из истории. Филологи понимают историю плохо. Зато пинать народ очень модно. Претенденты на просветителей вроде Галковского и Крылова этим пользуются и несут ахинею. На самом деле проблема с деньгами в том обществе была куда глубже, чем мы понимаем.

Абсолютизм во многом держался на превращении монархии в главный источник денег для дворян. Помните Д Артаньяна в романе Дюма - молодой человек едет в столицу служить, иначе он должен жить на очень скромные доходы с имения. Зато король как Солнце, источающий золотой дождь на благородных подданных. Хочется молодому парню и жалование иметь, и выгодную аферу провести. Так было и в Российской империи - служи, пытайся провести выгодное дельце. Только два пути можно было сочетать - служение и воровство на службе. Эти два пути обеспечивали верноподданность. Даже предпринимательство было самым выгодным, когда давали государственные заказы - воруй и наваривай. Воруешь у государства - люби императора, иначе заказы срежут.

А как быть, чтобы верные императору благородные дворяне не разбежались бы по имениям как насосавшиеся пиявки и не сменили бы верноподданность на критические настроения? Вот тут главным становился стиль жизни. Придворные должны жить так, чтобы им вечно не хватало денег, чтобы вечно хотелось ещё клянчить бабло и имений, должностей и подрядов. Золотой век дворянства при Екатерине Второй знаменовался такой роскошью и таким стилем жизни, что богатейшим придворным вечно не хватало бабла на роскошь. Фавориты получали от Екатерины огромные суммы, но часто в итоге становились беднее, чем раньше. Ну как тут нормально интриговать, когда вечно бабла не хватало? Все ссорились за место у ног государыни, все клянчили, все подставляли друг друга. Торжествовала ярмарка тщеславия - последние рубли спускали на балы друг для друга, заказывали дорогие одежды, пили в дорогих ресторанах.

Пушкин был вполне богат в Михайловском и в Пскове, он даже был богат в Москве, но Николай Первый недаром поманил его жизнью в Петербурге. Это логика контроля - как поживет, потратит денежки, так сразу захочет быть верноподданным во имя подачек. Пушкин получал от царя деньги за жизнь при дворе - вот тебе зарплата камергера, пиши стихи, гуляй с супругой. Полагают, что царь не пускал Пушкина за границам ради контроля и возможности иногда трахать его супругу. Но где-нибудь в Италии или Германии возник бы эффект ссылки в Михайловское - нет ярмарки тщеславия, можно купить домик, писать стихи, дебит с кредитом сошелся бы. И супруга поэта мыслила тоже в духе времени - да, долги, но есть император, все живут красиво, мы тоже должны жить красиво. Зачем снимать квартиру далеко от Зимнего, когда можно снять на Мойке? У всех богатый выезд, мы тоже должны не на извозчике ездить. Есть царь, царь поможет, царь долги покроет, царь возмет имение в опеку.

Сам по себе переход от традиционных монархий с остатками сословного представительства в виде Генеральных Штатов или Думы к абсолютизму нам дается только как процесс централизации. А это ещё была смена механизмов управления через стиль жизни. Тратим деньги, чтобы делать долги, получать деньги для новых долгов. Воруем, чтобы спустить наворованное и дать взятку ради продолжения воровства, но всё в обмен на верноподданность.

Помню на заре перестройки один еврей хвастался, как надо управлять проститутками - пускай зарабатывают, пускай тратятся, но, если замечу в накопительстве на черный день, немедленно уволю. Или посмотрим на управление наемными работниками в развитом обществе - пусть работают, пусть летают из Лондона в отпуск на курорты, пусть берут в долг дома и машины, но система выплат страховок и взносов такова, что любые накопления довольно быстро сжигаются. Пенсионеры в США вынуждены продавать дома и идти в богадельни. Это всё схожие схемы управления, которые используются сознательно.

Переход от самодостаточности крупных собственников к зависимости от распила государственного бабла естественен. Не надо лезть в эпоху Людовика Х111. Посмотрим, как легко российские миллиардеры перешли от собственности как главное цели бытия в процессе приватизации, мечтали о вольнице Семибанкирщины, а потом бросились к госбюджету, творя нечто похожее на Путинский абсолютизм. Это естественный процесс, а не просто кремлевская интрига. Сперва побольше нахватать собственности, потом, когда собственность уже захапана, у народа хапать нечего, нужно прильнуть к бюджету, клянчить, пилить, воровать, делать карьеру. Естественно, резко возросла любовь к власти. Ельцина ещё можно было слегка презирать как старшего среди равных и даже младшего среди равных, а Путина уже любить захотелось, причем, разумеется, не бескорыстно. Заодно вырос авторитет чиновников и силовиков, то есть тоже разновидности чиновников. И снова посмотрим на российских олигархов, даже за границей они хотят быть при дворе. Одни стараются пролезть поближе к лондонскому двору, другие к двору нью-йорских банкиров и предпринимателей вроде Трампа. Отставники живут в Вене или в иных местах вроде французской провинции, а молодые и энергичные хотят жить при дворе, хотят любить и обихаживать. Это видно по буму, который возник на Барвихе и в Лондоне. Ярмарка тщеславия тоже стихийно возникла. Яхты, особняки, парки. Возлюбили госсобственность в виде Роснефти и Газпрома.

Рассуждения Галковского это подражание рассуждениям элитки, которая, кстати, не могла не попытаться пихнуть Пушкина - все мы пихаемся вокруг госбабла, раз Пушкин при дворе, его тоже надо пихнуть на всякий случай, чтобы царь не дал ему больше, чем другим. Дальше понятно - царь хороший, народ мерзок. Интересно, как в разные времена и разные эпохи многое повторяется, да и грабли какие-то старые. Вроде, нельзя ставить знак равенства между реальным абсолютизмом прошлого и Путинским абсолютизмом, но с каким удовольствием причастные к распилу бабла хватаются за старые стереотипы! Царь Ельцин для высшего чиновничества, царь Путин для чиновничества и олигархов, народ зажрался, крепостничество отнюдь не плохо, даешь скрепы!

В политике поступили очень просто - запретили негласно пожертвования на политику без согласия сверху. Деньги распределяет Сурков, в итоге он вызывает желание поклоняться ему словно фавориту царя. И все просят у него бабло попилить. Снова власть хорошая, а злой народ плохо кормит. Представьте себе Пушкина в наше время с его одой Вольность и прочими стихами. Ох, как досталось бы ему от Галковского и прочих. А вдруг он понравился бы Суркову? Я недаром издевался над реакцией на присуждение Алексиевич Нобелевки. Либеральные литераторы срочно пошли единомышленницу грязья мазать и не назвали в ЖЖ ни одного литератора достойного награды. Даже Пелевина проигнорировали. Вот вам конкуренция за бабло - всех топили и Пушкина утопили бы, а потом вопили бы о злом и жадном русском народе. Так кто довел Пушкина до нервного срыва? Завистники вроде Галковского! И, конечно, Николай Первый, который сознательно навязывал Пушкину стиль жизни, который ему был не по карману. Недаром Пушкин писал лучше не в Петербурге, а в Михайловском и в Болдино. Проблем с деньгами нет, сиди, работай, пока не снимут карантин, в душе вдохновение.

Поэзия это такая штука, которая требует попеременно нескольких стилей жизни. Надо и бедным побыть, и почувствовать себя богатым и на свои в ресторане кутнуть, надо с разными слоями общества пообщаться, включая людей с деньгами, надо тихо посидеть и поработать. Но жить в состоянии вечного стресса и погони за деньгами на жизнь, пусть эта жизнь богата, вредно. Такое хорошо высокопоставленному чиновнику, борющемся за карьеру, олигарху, работающему на умножение связей и поиск подходов к госбюджету. Наверно, даже к лучшему, что ныне нет хороших поэтов и писателей. Сгубили бы их необходимостью пихаться с бездарями локтями за место у государственной кормушки, обожать начальство и вешать все свои беды на народ. Пусть лучше разные Галковские этим занимаются. Этих не жалко.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments