kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Продолжу об абсолютизме

Безусловно, он сыграл очень важную роль в создании современного общества. Король Солнце является главным источником благ для дворян - все равны перед распиливанием бюджета, все хотят служить. Россия к этому классическому виду абсолютизма шла медленно. Петр Первый обязал служить всех и нарушил важную заповедь классического абсолютизма, ну, не служи, не обожай монарха, не борись за кормушку, так тебе, дурачку, хуже будет. Раз обязаны все служить, то многим это в убыток, поскольку возникает возможность кому-то недоплатить, чьи-то заслуги не заменить. Наш, сталинский вариант, принуждения этим пороком страдал - рвешь задницу на работе, а нифига не имеешь, поскольку обязан, не можешь иное занятие найти. При Алексее Михайловиче, когда абсолютизм только оформлялся, многие дворяне хотели податься в свободные хлебопашцы или ремесленники. Голова есть, руки на месте, лучше тачать сапоги, чем с вечно голодным желудком с копьем маршировать. Петр жестко закрепил сословные границы, стал сильнее давить иные сословия, желающих сбежать из дворянства уже не было, но всё равно голодное жалование благодарность не обеспечивало. Классический абсолютизм оформился при Екатерине Второй, когда служба стала необязательной. Пришлось навести хоть небольшой порядок с оплатой труда, разрешить постороннии занятия, хоть заводы создавай, хоть сапоги тачай, хоть землю паши. В итоге для дворян стало выгодно любить матушку Екатерину. Возник активный социальный слой.

Абсолютизм сыграл важную роль в падении религиозности, развитии светского общества, интереса к наукам и технике. Раз именно власть делит бюджет, именно власть надо любить. Да, церковь важна, но она слишком отвлекает от распила бюджета, всерьез наказать может только простолюдинов, на дворян может наябедничать, а там решает уже светское начальство. Инквизиция это конкуренция. Возможности церкви компостировать мозги урезали, стали соблюдать меру. Кто хочет - тот может полностью уйти в веру, кто не хочет, пускай ограничивается нормами приличия. Сразу высвободилась энергия для удовлетворения любопытства к окружающему миру.

Тут надо заметить, что смена стиля жизни это и смена межчеловеческих отношений. Нельзя рассматривать общество только в рамках классового и сословного делений. Классовый и сословный анализы важны, но и перемены в межчеловеческих отношений в рамках схожего устройства общества важны. И эти межчеловеческие отношения вполне могут репродуцироваться в разных обществах. Сталинизм тоже многое позаимствовал от абсолютизма, путинизм тоже позаимствовал не меньше. Например, при Екатерине Второй наступил расцвет строительства богатых домов знати в городах и в усадьбах, сейчас, на Барвихе и в иных местах мы тоже имеем расцвет дворцового строительства, причем, на более высокой ступени развития - помпезные постройки сочетаются с высокими заборами, камерами слежения, охраной на вышках, наличием в домах бассейнов, систем кондиционирования. Раньше дворцы были выражением отношений вокруг власти - этот дворянин в фаворе. Сейчас дворцы выражают схожие отношения - этот гражданин в фаворе у Кремля. Раньше награждали орденами за взаимную симпатию власти к подчиненому и обратно, сейчас к этому прибавили мигалки и прочие привилегии.

Слабость абсолютизма была в игровом начале, когда любовь за деньги и из-за страха наказания достаточно легко перекупалась. Отсюда заговоры и свержения императоров и императрис. Если раньше англичане при Иване Грозном легко перекупали высшую знать деньгой, так потом они стали перекупать симпатии ещё легче, а уж про наши времена умолчу. Знать периода абсолютизма легко заигрывалась. Глаза-то смотрят в первую очередь в сторону императора и распределения бюджетных средств. Заигрывались и теряли ощущение реальности и страны, в которой жили. Система не только развивалась, но и сама себя успешно разлагала. Финансовые проблемы приводили к проблемам лояльности.

Если мы посмотрим на историю Великой французской революции, то увидим не только перекупку лояльности из-за подрывной деятельности Англии, но и проблемы бюджета Франции. Жаждущих быть лояльными в обмен на бабло, вроде, хватало, но бабла не хватало, доставалось оно разным бездарям. Начало вызревать недовольство. Внешне лояльная идея - я могу сам себя прокормить. Отлично, корми, да в бюджет отстегивай, чтобы мы лучше тебя жили. Но она стала приобретать разрушительный оттенок - если бы не мешали, я бы себя прокормил. Мысль вольнодумная и разрушительная для благородного сословия и нормальная для тупых мужиков. Всякая власть кормится с того, что она многим мешает себя прокормить. Но благородный человек - основа родного, феодального отечества. Он должен думать, что без императора сам себя прокормить не в состоянии. В этом слабость таких режимов. Всякий режим нуждается в людях, способных себя и без режима прокормить, одновременно он нуждается в людях, которые воображают, не хотят или реально не могут себя прокормить самостоятельно. Во имя укрепления власти выбор всё больше склоняется в сторону нежелающих и неспособных себя прокормить. Лояльность повышается, любовь к государю и отечеству в модных салонах растет, а эффективность режима падает. Система начинает сама себя разрушать и порождать недовольство.

З.Ы. Все мы знаем, что рыба гниет с головы. Всякий строй гниет с голов элитарных. Классическим начальным признаком гниения является хныкание - бабла не хватает. Естественно, виноватым всегда оказываются две стороны - народ и начальство. С народом понятно - он всегда виновен, не удвоил ВВП, не наработал хозяину на яхту, не схватил падающий курс рубля и не поставил на место. С начальством сложнее - любовь к начальству, точнее, к его баблу, должна уничтожать попытки хныкания. Сергей Иванов прав, когда говорил, что нужно учитывать национальные традиции коррупции. Только формулировка чуть смущает - в нашем интернациональном отечестве коррупция, безусловно, должна быть интернациональной, сплачивающей коррупционеров в единый российский народ. Народ же в условиях нехватки бабла часто готов поддержать хныкание. Например, Абрамовичу не хватает на новую яхту, Райкину госдотаций, а народ смотрит в свой карман и начинает подражать, мол, у него в кармане ещё меньше. Конечно, правильные люди всегда подскажут народу, что народу хныкать нельзя, он сам себя может прокормить, хныкать должны Чубайс с Абрамовичем, поскольку эти гарантировано сами себя не прокормят и никогда не могли. Но в условиях безработицы подобные аргументы не хотят слышать. Хныкание становится нормой и грозит перерасти в большую, хныкающую оппозицию. Потом хныканье превращается в революционную критику.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments