kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

История с Перельманом и интервью Новикова

Основное содержание я уже освещал. http://kosarex.livejournal.com/2643453.html само интервью http://vladimir690.livejournal.com/95868.html

В своё время я писал про Перельмана и гипотезу Пуанкаре, что проблема сводилась к идее заставить Перельмана взять кой-кого в соавторы, причем анализ его критиков приводил к предположению, что схема соавторства была довольно сложной. Здесь заставляют взять в соавторы не только местных, но и зарубежное светило, а светило в ответ помогает кой-кому устроиться математиком за границей.
— Тем не менее сегодня наука продолжает давать довольно серьезные результаты, в том числе в математике. Все знают, например, про доказанную Григорием Перельманом гипотезу Пуанкаре.

— Таланты есть, но и они сегодня другие. Например, Гриша Перельман опубликовал замечательную работу. Но это всего одна работа! Раньше такого быть не могло, потому что для какого-нибудь Колмогорова 40 лет были только серединой жизни. Великий математик Давид Гильберт говорил: если ты работаешь 10-15 лет в одной области науки, дальше область нужно менять, потому что ты уже не сможешь достичь ничего значимого. А что значит для ученого такая перемена? Это значит, что ты должен спуститься со своего пьедестала, чтобы заново учиться еще 5-7 лет. Это всегда риск, но без этого риска ты превратишься в посредственность. Но и с этим сегодняшние ученые не согласны: они уверены, что имеют право быть такими, какие есть.


У Новикова, работающего в США, подход весьма откровенен, но не до конца. Что значит - только одна работа? А не заслужил ты, Гриша, за одну работу в знаменитости и обладатели крупной ученой степени выйти, не поработал на нас, стариков, достаточно. Везде есть понятие научного плана. Я уж забыл норму научных публикаций и работ, вроде записок в ЦК, которая исчислялась в авторских листах для гуманитариев. Но норма была четкая, однако, научная ценность работы всегда исчислялась ещё учеными по важности вклада в науку. Вот тут Перельман "словчил", то есть не вкалывал достаточно за 8 000 рублей зарплаты, за что ему зарплату сократили до 4 000 рублей в месяц. Потом, кстати, уволили. Причем, сократили зарплату и затем уволили уже после публикации доказательства идеи Пуанкаре.

Здесь Новиков очень четко выражает солидарность с главной идеей руководителей российской как бы науки. Молодежь должна работать на старших и давать план. Это очень важно, поскольку среди академиков и член-корров весьма велик процент граждан, у которых к тридцати годам иссякают собственные идеи. В российской науке есть строгие понятия дедовщины. Без них наши академики не могут. И отказ Перельмана от миллиона баксов отражает те методы психологического давления, которые на него оказывали - Гриша, не заслужил ты деньги и степени, ты не давал нам план на гора. Вопрос только в том, что любой ученый волнуется о двух вещах, если ему дают работать - авторские права и зарплата. Пусть авторские права и право на обогащение в любом НИИ это разные вещи, считается, что НИИ имеет право торговать изобретениями и научными открытиями сотрудников, поскольку им за работу уже заплатили зарплату, тем не менее, авторские права это реноме, позволяющее претендовать на более высокую зарплату, научное звание, право на переход в другой НИИ на более выгодных условиях. Если денег мало и прав нет, то какой смысл работать?

Нет, не только у нас наука начинает уподобляться системе с крепостным правом. Кстати, рекорд по соавторству принадлежит голландцу. Уж забыл его фамилию, но он в год является соавтором нескольких сотен работ. Но там, в Голландии, хоть какую зарплату платят, у нас же платят мелочи. И у нас же раз за разом поднимается требование запретить ученым публиковаться в независимых изданиях. Иначе у нас возникают проблемы - любой ученый при переговорах с заграницей может при данной схеме доказать, что он, а не шеф, является автором той или иной идеи или решения. И разговоры о важности для именитого ученого сменить поле деятельности отражают простоту решения при российской дедовщине - академик начинает заниматься новой темой и пять-семь лет изучает её, но в отчетах сходу начинает выдавать результат, поскольку он соавтор и начальник более молодых.

— Насколько на Западе знали, что происходило в математике по нашу сторону железного занавеса?

— Многое было засекречено — переводов не делали, о популяризации никто не заботился. Это сыграло злую шутку с самим Келдышем. Мой родной брат по матери Леонид Келдыш, который смог выехать за границу раньше меня, в 1961-м, рассказывал такую историю: "Звонили американские физики в Госдепартамент, при мне, согласуя мою поездку куда-то по США, а там им ответили: "Мы думали, что Келдыш — это женщина"". Очевидно, имелась в виду наша мать, Л.В. Келдыш — известный специалист по теории множеств и геометрической топологии, она уже съездила пару раз за рубеж. О том самом Мстиславе Келдыше, слава которого гремела в СССР, чьим именем был назван целый институт, там ничего не знали. В общем, во многом в этом он виноват сам, потому что засекретил себя, не подписываясь, в частности, под работами. Позже для него самого это стало трагедией.

Насчет трагедии Мстислава Келдыша можно сказать, что курс на перестройку и взращивание Чубайсов, который довольно открыто начался в начале 70-ых, а сам курс на самом деле был взят раньше, ударил по многим корифеям советской науки. Келдыш погиб при загадочных обстоятельствах, похоже, что ликвидировали, что случилось раньше также с Королевым и Гагариным. Однако, он не подписывал работы в силу академической традиции - научный руководитель помогает ученику идеями, но в соавторы не лезет, а его реноме растет в силу благодарности учеников за помощь. Ученики упоминают о его роли в предисловии. Отсюда реноме научного руководителя старой закваски - он слишком талантлив и умен, чтобы нуждаться в соавторстве. Конечно, Новиков лукавит и сводит счеты со своим родственником, прямо говоря до данного пассажа, мол, ему недодали.

Эта система дедовщины ведет к замедлению научных исследований и росту штатов НИИ. Но точно также отбивается интерес молодежи к науке. Я уже писал, почему в английские ученые не любят индийцев. Индийцы заполонили все места, поскольку индийские жены готовы терпеть низкий уровень жизни на первых годах работы своего индийского мужа. Англичанам же полагается как минимум десять лет женского презрения, мол, даже спать с нищебродами не будем. Там как в СССР времен Брежнева, когда высоко квалифицированный рабочий получал раза в два-три, а то и в четыре больше рядового ученого или инженера. Но эту проблему наши чиновники и ученые с большими званиями не ощущают. Зато американцы уже ощутили, что импорт мозгов уперся в нежелании выбрать карьеру ученого за рубежом, прежде всего в Европе и в России. Маловато талантов, достойных импорта, надо импортировать китайцев и индийцев, а те обладают способностями вести свою игру, особенно, китайцы. Они создают свои научные фирмы, американские китайцы становятся собственниками открытий и ноу-хау, они продают их по рыночным ценам, а не за зарплату с правом поставить чужое имя впереди себя. В Британии попытались опередить США, но не удалось, туда едут не столь талантливые ученые.

Наука уже в позднем СССР превратилась в кормушку для отставных чиновников и спецслужбистов. В гуманитарных науках засилье спецслужбистов - отставников и пропагандистов, вроде Волкогонова. Чиновники также активно становятся как бы учеными, многие стали академиками. Недавнее решение Путина уволить чиновников, ставших академиками, двойственно. Для госаппарата это можно рассматриваться как благо. Если чиновник подстраховал себя на старость лет званием академика и зарплатой академика, то у него можно подозревать падение мотивации к основному виду деятельности. Но, почему наука должна их кормить по высшему разряду и лишать своих ученых социального лифта? Тут Путин просто следовал традиции - ничего, вытерпит наука очередную порцию функционеров и соавторов. На самом деле наука и в советское время подобное давление не выдерживала. Штаты разбухали, перспективы и зарплаты молодым урезались. Беда в том, что даже талантливые вроде Новикова слишком вросли в систему. Что уж говорить о тех, кто не смог уехать за желанным длинным долларом? Дело, конечно, не в том, что Алферову или другим не дали миллион долларов в год. Они знали, что не смогут реальным трудом доказать в США свой талант. Иссякли идеи, нужны подчиненные для соавторства. Поэтому все знают, что РАН нуждается не в чистки ради чистки, а в изменении отношений и ликвидации дедовщины.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments