kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Булгаков как "плагиатор"

Обычно из злых критиков Булгакова задним числом упоминают с цитатами только Шкловского. Понятно - Шкловский задним числом извинился, когда это было выгодно ему. Другие в принципе не извинялись. Но у Шкловского очень показательно.http://e-libra.ru/read/250716-gamburgskij-schet-stati-vospominaniya-yesse-19141933.html

Редкие в критической практике Шкловского неугаданности и ошибки сязаны прежде всего с вопросом о традиционности автора. «Роковые яйца» М. Булгакова он оценил отрицательно, потому что увидел в них использование уже бывшего в литературе: «Он берет вещь старого писателя, не изменяя строение и переменяя его тему. <…> Это сделано из Уэллса. <…> Успех Булгакова – успех вовремя приведенной цитаты» (с. 300, 301).

Обвинение в плагиате Булгакова наводит на неприятные воспоминания об обвинениях против Шолохова. Проблема-то распадается на две составные части - обвинения как нечто подлежащее проверки и доказательности. Берем произведение, анализируем, доказываем. Вторая составная часть это выяснение причин обвинения - не важно, что удалось нарыть, важно, что было в начале, реальные элементы текста и совпадения с иными текстами или желание опорочить писателя любой ценой.

Если мы возьмем историю травли Булгакова или Шолохова, то проблема второй составной части анализа обвинений выводит нас не только на преднамеренность и наглость, но и невежество. Главное - пнуть и доказать, что свой. Шкловского цитируют только потому, что хоть параллели в романе Уэллса и в рассказе Булгакова можно найти. Только у Уэллса мы находим один взгляд на мир и даже радость по поводу появления гигантов, у Булгакова он принципиально иной. Вместо обновление мира получаем катастрофу. Но получается, что писатель не может своим произведением поспорить с иным писателем, он должен дрожать от страха перед обвинением в плагиате.

Шкловский же в статье Пробники просто изумительно передал отношение к русской культуре и русскому народу.

Я напишу о пробниках, о них никто не писал, а они, может быть, обижаются.

Когда случают лошадей, это очень неприлично, но без этого лошадей бы не было, то часто кобыла нервничает, она переживает защитный рефлекс и не дается. Она даже может лягнуть жеребца.

Заводской жеребец не предназначен для любовных интриг, его путь должен быть усыпан розами, и только переутомление может прекратить его роман.

Тогда берут малорослого жеребца, душа у него, может быть, самая красивая, и подпускают к кобыле.

Они флиртуют друг с другом, но как только начинают сговариваться (не в прямом значении этого слова), как бедного жеребца тащат за шиворот прочь, а к самке подпускают производителя.

Первого жеребца зовут пробник.

Ремесло пробника тяжелое, и, говорят, они иногда даже кончают сумасшествием и самоубийством.

Не знаю, оправляет ли пробник на себе галстук.

Русская интеллигенция сыграла в русской истории роль пробников.

Такова судьба промежуточных групп.

Но и раньше вся русская литература была посвящена описаниям переживаний пробников.

Писатели тщательно рассказывали, каким именно образом их герои не получили того, к чему они стремились.

И оправляли галстук.

Увы, даже герои Льва Толстого, в «Казаках», «Войне и мире» и «Анне Карениной», любимые герои, – пробники.

Сейчас же русская эмиграция это организации политических пробников, не имеющих классового самосознания.

А я устал.

Кроме того, у меня нет застарелой привычки к галстуку.

Торжественно слагаю с себя чин и звание русского интеллигента.

Причем, я согласен. Получилось то именно всё в русской истории по Шкловскому за исключением одного момента - племенной жеребец на проверку оказался обычным, бесплодным мулом. Конечно, Шкловский юлит, когда переводит речь на героев произведений, а не на писателей. Разом записывать в пробники всю русскую интеллигенцию и забывать, что писатели и поэты также являются частью интеллигенции, смешно. Да и речь идет о вполне житейском положении - я не русский интеллигент, мне пожалте как племенному жеребцу питание побольше, кобылу попородистей. А результат?

Мы уже можем спокойно константировать, что современные наезды на классиков как раз явились следствием бесплодия советских "корифеев"-литераторов и ещё более ярко выраженной творческой импотенции современных " корифеев". Ничуть не меньшим бесплодием отличается порожденная революцией интеллигенция нового типа в стиле "перестроечная и постперестроечная". Если советский балет ещё ковылял вслед за пробниками вроде Дягилева и Фокина, то ныне и этого нет. Про науку и образование уж не буду распространяться, чтобы избежать вечных повторов. Но всё это заложено в том отношении к культуре, которое очень четко выразил Шкловский - ишь ты, душа у них, никудышных интеллигентов-жеребцов красивая, а у нас есть как у производителей главное, у нас сперма правильная!

Глядючи на современных завистников, заполонивших Интернет наездами на классиков и всевозможной фоменковщиной, я вспоминаю иной опыт из коневодства. От некоторых "племенных" жеребцов толк возможен только после кастрации. Иначе не успокоишь и к делу не приспособишь. И, конечно, звание русского интеллигента явно избыточно и для бесплодных мулов, и для кастрированных меринов. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments