kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Воспоминания об СССР

http://harmfulgrumpy.livejournal.com/972095.html Воспоминания о жизни в СССР в 1922-47 гг. весьма любопытны, хотя многое требует дополнительных примечаний.
Мою зарплату повысили до 192 рублей 50 копеек. В это время эта сумма была максимальной зарплатой члена партии, То есть какую бы работу не выполнял член партии, он не мог получать большую зарплату. С тех пор мир очень изменился, и через 25 лет в Советском Союзе месячная зарплата, например, министра составляла 20 тысяч рублей по сравнению с прежними 192 р. 50 к. Естественно, за 25 лет изменилась и стоимость рубля, но если в свое время 192 рубля равнялись двум месячным зарплатам рабочего, то теперь 20 тысяч равняются 20 месячным зарплатам рабочего. То есть если зарплата рабочего выросла с 96 рублей до 1000 рублей, то есть приблизительно в десять раз, то зарплата министра - со 192 рублей до 20 тысяч, то есть приблизительно в сто раз.
Интересно, на какие гроши граждане вроде Маяковского автомобили покупали? Давали им деньги сверх зарплаты. Были легальные деньги вроде гонораров, были не совсем или совсем нелегальные, обналичивали деньги на разные закупки для предприятий, включая профсоюзные деньги, пилили. Любовь Орлова ездила по предприятиям с частными выступлениями и получала гонорар наличными без расписок, поскольку директора имели возможности ещё больше обналичить для личного потребления.
- Я хочу знать, какова настоящая причина того, что мы не можем выполнить план.
Я ответил на это, что, насколько я знаю, комиссия представила вам отчет.
- Меня интересует не отчет комиссии, а ваше мнение, - сказал Зельдин.
- Если вы хотите знать правду, то я должен сказать, что рабочие не работают потому, что не получают питания.
И я рассказал о меню в рабочей столовой, и заметил при этом, что если срочно не улучшить питание рабочих, то они не будет работать даже столько, сколько теперь. Человек тоже машина, и если в котел машины не подавать топлива, то огонь потухнет. С человеком дело обстоит также.
Характерно для тогдашней точки зрения советских людей, что на это Зельдин сказал лишь:
-Я не могу достать продукты, и сообщать об этом Центральному Комитету партии неудобно.
Я уговорил его обратиться к партии сейчас, пока не поздно, потому что в случае невыполнения плана его голова полетит первой. Он две ночи не спал, как он сам признался, а потом лично пошел на прием к центральному руководству ЦК.
Конечно, все жили ложью, например, не сообщали наверх о катастрофическом положении с продовольствием, поскольку их за это наказывали, а потом сами себя убеждали, будто начальство как бы ничего не знает из-за не тех отчетов с мест. Здесь же управленческая классика ещё в выборе решения исключительно по шкурным соображениям - снимут или не снимут. Остальное не важно.
Там выступил, в частности, секретарь парторганизации одного провинциального предприятия, который в своей речи выступил за то, чтобы не доводить до полного обнищания карельских крестьян, которые всей семьей и со своими лошадьми работают на лесозаготовках. В цифрами в руках он доказал, сколько стоит, например, килограмм овса, килограмм сена и сколько требуется всего этого лошади в месяц, какова официальная цена этого, и доказал, что крестьянин, проработав весь сезон вместе с женой и сыном, не зарабатывает столько, сколько нужно заплатить государству за прокорм одной лошади. То есть крестьянин не только работает бесплатно, но и должен еще сам заботиться о своем пропитании.

Дело кончилось тем, что во время перерыва этого секретаря так обработали и напугали, что после открытия заседания он сразу же попросил слова и просто-таки взял назад все, что он сказал на утреннем заседании. Однако участники конференции хорошо знали, что в его выступлении говорилась чистая правда, но им также хорошо было известно то, чего партсекретарь по молодости лет не знал, а именно: что в том-то и заключается цель правительства, чтобы разорить этих зажиточных крестьян (кулаков).
В общем понятно, уничтожение и разорение крестьянства было поставлено выше выполнения плана и выше решения вопросов экспорта. Наше представление, что партийцы верили лжи, которую другим впаривали, мягко скажем, неверно. Интересно, что разорение крестьян привело к тому, что больше двух третей карел бежало в Финляндию вместе с отступающими финнскими частями в 1944 году, не будь финны такими русофобами, русские тоже бежали бы.
В 1932 году в результате насильственной организации колхозов по всему Советскому Союзу хотя и не было голода, но продовольственное снабжение настолько ухудшилось, что организовать питание, достаточное для поддержание здоровья людей, было очень трудно. Поэтому большим предприятиям дали госхозы для того, чтобы они сами наладили бы там производство. Помимо сельскохозяйственного производства, Электрозавод имел собственное продовольственный магазин и текстильный магазин. Эти магазины обслуживали только работников Электрозавода.
Это подчинение торговой сети номенклатурным по важности предприятиям по сути было мясной косточкой для директоров за верность системе. Пресловутый треугольник - директор, главный бухгалтер, секретарь парторганизации с примкнувшим профлидером приглашались к контролю над потребительскими благами. Крышевание вороватых работников торговли становилось нормальным способом обогащения как в виде реального ширпотреба и продуктов, так и в виде налички, которую платили рабочие в этих магазинах.
Мяса не было вовсе, а чтобы у рабочих было все-таки мясо, началась усиленная пропаганда за разведение кроликов. Все предприятия начали организовывать кролиководческие хозяйства, и партия и профсоюзы агитировали рабочих, чтобы все, у кого есть хоть малейшая возможность для этого, начали бы дома разводить кроликов. Через некоторое время на прилавках продовольственного магазина завода появились кролики. Это были тощие тушки лилового цвета, которые скорее походили на ободранных кошек, поэтому почти не было таких, кто купил бы это, с позволения сказать, мясо.

Продовольственное снабжение на заводе также стало совсем плохим. Ввели т. н. творожные запеканки из соевых бобов. Это делалось так: каким-то образом превращенные в подобие творожной массы соевые бобы поджаривали на пару на больших противнях и заливали какой-то мармеладной жидкостью. Поначалу, когда эта еда была еще в новинку, люди ее еще ели. Но когда ее стали предлагать каждый день, почти не было охотников есть эту кислую, невкусную еду. На второе варили компот из сушеных мелких абрикосов. Этот сушеный мелкий абрикос (урюк) заготовили, как говорили, где-то на Кавказе, где он несколько лет провалялся на чердаках.

Когда стало ясно, что даже в Москве рабочих невозможно обеспечить продуктами, то газеты начали кампанию за использование сои. Как водится в подобных случаях, в газетах печатались большие статьи, в которых пелись гимны о великолепных качествах соевых бобов. Немедленно был организован научный институт, который занимался изучением обработки соевых бобов, а потом были приняты меры о том, чтобы и в Советском Союзе на больших территориях было организовано выращивание сои.
Трудно не счесть подобные решения сознательной диверсией. Всё-таки страна сельскохозяйственная. О том, что выращивание кроликов неэффективно, то есть приводит к перерасходу кормов, известно крестьянам. Нет, навязывали именно выращивание кроликов. Пресловутый институт сои не мог не выяснить, что соя попросту не переваривается в человеческом организме. Но, обратим внимание, что при всем обилии блатных китайцев, большевички даже сегодня не смогли сообразить, что сою для усвоения её организмом надо перерабатывать в соевый творог. Нет, раз за разом, в 30-ые, в 70-ые и ныне мы видим стремление подложить в питание сою в неперевариваемом виде, то есть вызвать у населения белковое голодание, поскольку по отчетам белка в пище много, а на деле организм белка не получает. Ситуация напоминает пример с арифметикой. Если вы спросите учащегося, сколько будет дважды два и намекнете, что ответ больше двух, но меньше шести, у него будет три варианта ответа. Если с трех попыток не назовет четыре, значит, он валяет дурака. Да и сам ответ легко покажет суть дела, например, два и одна десятая. Вопросов нет - валяет дурака. Однако, именно такой подход к большевистским преступлениям считается у нас как бы антиисторическим.
В то время в Советском Союза стали пропагандировать прогрессивно-сдельную оплату.
Эту проблему я сразу же основательно изучил на Ламповом заводе, где она была введена. После долгого изучения с цифрами в руках я доказал, что прогрессивно-сдельную оплату имеет смысл вводить только для тех работ, где имеются т. н. "узкие места". Я не знаю, кому пришла в голову эта идея, но ЦК партии и СНК дали указание о повсеместном введении прогрессивно-сдельной оплаты.
Я и здесь не растерялся и доказал с помощью цифр и калькуляций, что всеобщее введение прогрессивной оплаты в любых условиях ведет к удорожанию продукции. Напротив, правильно введение прогрессивной оплаты с высокими ставками оправдано в случае таких работ, где имеются узкие места и где от этого зависит дальнейшая обработка. Другие руководители отделов нормирования мало что могли сказать по этому вопросу, потому что раньше не занимались этой проблемой.
Вопрос о прогрессивно-сдельной оплате это психическая болезнь большевизма, который породил в наши дни предпринимателей со схожими психическими отклонениями. Им кажется, что очень важно, чтобы в случае простоя по вине начальства рабочий ничего не получал бы, а при отсутствии простоев рабочий начнет перевыполнять норму регулярно. Это крохоборство автоматически ведет к падению качества производства и к стахановскому движению, как борьбе за низкое качество производства.
На Электрозаводе я работал в одном отделе вместе с Шуреком. Он был инструктором по нормированию. Его работа состояла в том, что он ставил станки, производящие дефицитные детали на самую большую скорость и таким образом устанавливал норму, к которой составлял специальную таблицу-инструкцию. Однажды работавший по такой максимальной новой норме станок сломался, и Шурека вызвали в партком для объяснений, не является ли он вредителем. К счастью Шурека, было установлено, что в станке была трещина еще раньше, и поэтому он сломался. Так, Шурек избежал большой беды.
Ха, насколько помню рассказы старых рабочих, нормы устанавливались без учета возможностей станков и особенностей материала. Американские станки гонялись на таких скоростях, что они ломались через полгода эксплуатации, хотя в США служили десятилетиями. Но рабочие не могли снизить обороты - невыполнение нормы это вредительство. Обратный пример в более позднее время я описывал - под предлогом экономии топлива самолеты Аэрофлота летали со скоростью 750-800 км в час, а не 900-950, как заявлено в технической документации. Когда их стали продавать после перестройки в КНР, там начались аварии из-за нормальной эксплуатации. Реакция китайцев была проста - запрет на эксплуатацию российских самолетов. У нас это списали на происки американцев, но сами тоже срочно стали закупать иностранные самолеты.
Дошло до того, что рабочего, который пропустил рабочий день без соответствующей справки, арестовывали на рабочем месте, в тот же день судили, выносили приговор и отправляли в лагерь.
Однако и этого было недостаточно, чтобы окончательно запугать рабочих, и поскольку было множество возможностей устроиться с более высокой зарплатой, многие рабочие увольнялись с соблюдением закона, чтобы попасть на такой завод, где были лучше условия труда и возможности заработка. Само собой разумеется, что эти массовые увольнения сказывались на производстве и на выполнении плана.

Для того, чтобы прекратить утечку рабочей силы советское правительство решило принять такой указ, который нельзя назвать иначе, чем закон о рабском труде. По этому указу ни один работник не мог уволиться с работы. Были строго установлены условия (в 4-5 пунктов), когда директор завода мог отпустить рабочего. В других случаях даже директор не имел права дать согласие на уход работника.
Вначале директора заводов не восприняли серьезно это постановление, и если для увольнения рабочего была уважительная причина, они давали разрешение, несмотря на то, что это было запрещено постановлением. Последствием этого было то, что такого директора снимали с его поста, предавали суду и отправляли в тюрьму. Для устрашения о таких случаях всегда сообщали в газетах.
Идея превращения рабочего или инженера в крепостного при заводе не нова. Феодализм как феодализм. Вопрос в том, что корпоративные отношения, при которых работник рассматривался как собственность завода, вводились сверху. При этом все были марксистами, то есть могли четко решить вопрос об эффективности или неэффективности рабского труда. Отсюда вывод - низкая зарплата была приоритетом по сравнению с достижением высокой производительности труда. Это точно такой же вопрос приоритетов как в случае с крестьянскими лошадьми в Карелии. Что важнее, разорить крестьянина, загнать его лошадь или обеспечить экспорт леса и заработать валюту? Ответ прост - важнее разорить крестьянина, важнее разбухание штатов при низкой производительности труда, но сохранение низких зарплат. Конечно, из такого подхода автоматически вытекала советская лживость - желание объяснить провалы собственной глупостью, а не сознательным решением.
Однажды я разговорился с одним литейщиком, который сказал, что до 1917 года, то есть перед социалистической революцией, сталевары были наиболее высоко оплачиваемые рабочие в России. У них были самые большие заработки, и они лучше всех одевались и имели самых красивых женщин. А теперь же у сталеваров, которые работают у мартеновских печей, зарплата такая же, как у слесаря или токаря. До тех пор сталевары работали не по нормам, а получали почасовую зарплату. Разница между почасовой зарплатой и сдельной оплатой составляет 25%. То есть тарифы при сдельной оплате на 25% выше, чем при почасовой. Однажды я стоял около мартеновской печи и наблюдал за работой. Вдруг в нескольких шагах от меня на пол упал огромный железный молот. Этот молот предназначался моей голове, однако я не мог установить, откуда и кто его бросил. Во всяком случае, с этого момента я стал осторожнее в цехе.

Меня начальник ГПУ допросил о бригаде слесарей. Я рассказал, что, насколько я знаю, эта бригада хорошо сработалась и что они протестовали против новых, более справедливых норм, так как это приведет к значительному снижению их заработков. У меня ничего больше не спрашивали. Через несколько дней я узнал, что всю бригаду слесарей арестовали и посадили. Оказалось, что все они были бывшими деникинскими офицерами
Конечно, деникинские офицеры, если выживали и добирались до США, работали у Форда слесарями и хорошо работали. Вопрос в том, что автор воспоминаний, при всей критичности, сам пропитался советской лживостью. Однако, мог бы посмотреть свои воспоминания парой абзацев выше и вспомнить, что запрет на смену места работу и низведение зарплаты сталевара до зарплаты слесаря это партийная линия, а не ошибка планирования. Лень дальше комментировать. Но, если мы посмотрим на современные проблемы производства в РФ, мы раз за разом будем натыкаться на пресловутое наследие большевизма. Можно вытащить девушку из партячейки, но вытащить из неё партячейку, если она сопротивляется, невозможно.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments