kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

День рождения Николая Второго и пионерии. Окончание.

Начало здесь http://kosarex.livejournal.com/2833937.html
Николай Второй, в отличии от пионерии, был интернационалистом, который никогда не забывал, что он немец. Заодно он был православным, поэтому главным законом для православной церкви было требование считать, что любой православный автоматически должен считаться русским. Впоследствие это требование распространили даже на армян, хотя церковь у них отнюдь не православная. Из того факта, что многие немцы в России отнюдь не были православными, следовало два вывода - неправославные немцы обязаны были жить лучше, чем православные русские, и в случае государственной нужды неправославные немцы обязаны были уметь прикидываться православными. Интересно, что потом эту традицию большевики распространили для других народов.

Главная задача Николая Второго была в том, чтобы продемонстрировать народу, что ничто не может его смутить. Он не отменил банкет в Москве, услышав о катастрофе на Ходынке, причем всё сделал вполне открыто. Он весело гулял в Царском селе во время Кровавого воскресенья, он бросил умирающего Столыпина ради прогулки на пароходе в Чернигов и обратно. Но при всей его непреклонности революционерам при нем жилось неплохо. Например, на территории черты оседлости в 1905-7 гг. было убито более 4 000 полицейских. Убивали по десятку в день и больше. Обыватель любил читать газеты. Откроешь газетку, а там длинный список убитых полицейских. Убивали вплоть до губернаторов и родственников царя. Но Николая Второго это не смущало, больше его смущали случаи, если к революционерам начинали столь же плохо относиться в местах заключения, как к уголовникам. Впрочем, рыночные отношения смягчали суровость наказания. За скромную мзду всегда можно было сбежать с каторги. Например, товарищ Сталин успешно бегал из ссылки чуть ли не каждый год, убежит, погуляет с годик, за границу съездит за указаниями к Ленину, позволит себя арестовать и снова сбежит. Во время ссылок революционеры, вроде Ленина и Сталина, отдыхали - ходили на охоту, жили на съемных избах, много спали, читали, выпивали, обзаводились незаконнорожденными детишками, короче, полностью восстанавливали силы организма, подорванные тяготами революционного труда. Обо всем этом обыватель с удовольствием узнавал на страницах желтой прессы.

Охранка, тем не менее, свирепствовала. Больше половины террактов было организовано агентом охранки Азефом. Сколько ещё было организовано другими агентами, история умалчивает. Видимо, большевики потом побоялись удивить народ. Но сами революционеры больше любили заниматься экспроприациями. Удачливые, вроде Сталина, грабили почтовые вагоны на зависть ковбоям Дикого Запада, мелкота ограничивалась гоп-стопом и налетами на богатые квартиры по наводкам врагов буржуазии.

Николай Второй делал вид, что бессилен, и просил народ о помощи. Несознательные граждане стали организовываться в черносотенные группировки и творить разные дурные дела - от Крестных ходов до преступлений против революционеров. Кончилось дело тем, что царь разогнал черносотенные организации, а часть главарей посадил. Поэтому в феврале 1917 года желающих защищать его просто не нашлось. Все потенциальные защитники боялись попасть в тюрьму.

Подвела Николая Второго Первая мировая война. Сам он войны не хотел, но сдержаться не смог. Впрочем, его немецкие родственники повели себя совсем не по джентельменски - возмутились убийством Фердинанда в Сараево и приготовились атаковать Париж, хотя доказательств вины именно французов следствие не нашло. При слухах о том, что немцы займут Париж и испортят своим военным присутствием любимое место отдыха российской аристократии, царь не выдержал и поспешил на помощь парижанам, нанеся удар немцам в Пруссии.

Пруссию Николай Второй не взял, но Париж спас. Во гневе Николай Второй даже дошел до того, что объявил в России сухой закон, хотя по-прежнему лично себя в портвейне не ограничивал. Сочетание войны с сухим законом привело к тому, что народ не только трезвел, но и зверел. Поэтому недовольство начальством потом вылилось в революцию. Но пришедшие к власти эсеры-радикалы свободу самогоноварению не дали, чем и воспользовались большевики. Вот тут-то выяснилось, что у Николая Второго и всего его семейства аналитики работали весьма плохие. Николай Второй и масса его родственников вовремя не сбежали за границу, поэтому были потом расстреляны.

В историю Николай Второй вошел как святой человек - почувствовав, что и его могут расстрелять по ходу революции, он много молился и оставил в дневниках много записей, свидетельствовавших о его набоженности и готовности следовать знаменитому христианскому правилу - если тебе выстрелили в одну половину головы, не гневайся и подставь другую половину под следующую пулю. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments