kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Почему Трамп осторожен

Пару лет назад, играя в согласие с идеалами Нового мирового порядка, Индия и Китай сократили на четверть объем внешней торговли, но сохранили положительное сальдо. Это означает, что, поскольку развитие Индии и Китая не остановилось, а конкурентоспособность их экономики на мировом рынке почти не упала, упор на диктат может привести к отказу от сокращения Индией и Китаем внешнеторгового оборота. Тогда мировая экономика не рухнет, как не рухнет и сейчас, но произойдет смена центров экономической и финансовой власти.

При этом положения Китая и Индии укрепилось за счет успехов в высокотехнологичных отраслях промышленности. Это ещё серьезнее. Ведь главный признак сверхдержавы это способность снабжения союзников продукцией группы А, то есть производством средств производства. США не до диктата в примитивном виде. Введут запретительные пошлины на китайские товары, в ответ КНР начнет покупать не американскую, а бразильскую свинину, не американский, а катарский и иранский СПГ. Сами же США держатся на плаву за счет импортозамещения, причем во многом сырьевого. Добыча газа и нефти сократили дефицит платежного баланса. Европа со своими зелеными технологиями тоже занимается импортозамещением. Энергия солнца и ветра заменяет уголь, который в Канаде и США дешевле, заменяет российский и, хотя официально это не рекламируется, американский и катарский газ. Электромобили тоже являются формой импортозамещения - меньше импортной нефти и бензина для Европы, больше местного, ветрового электричества.

Деиндустриализация и аутсорсинг в Европе и США давно вышли из-под контроля. Япония, Южная Корея, Сингапур, КНР и даже Индия обладают значительными капиталами. Выбор прост - если США не вложатся, например, в производство обуви для себя на Филиппинах, то это сделают японцы и китайцы со схожими технологиями. Тоже самое с инвестициями в Мексику, Турцию, Бразилию и даже Польшу. Более того, по Китаю видно, как местный капитал вытесняет заморский в сфере более высоких технологий. Когда японцы, корейцы или китайцы вкладывают деньги в США - это подачка, а не экономическая необходимость. Панасоник ничуть не менее успешно производил бы аккумуляторы для Теслы в Японии, Вьетнаме, в Мексике. Просто Илон Маск упросил построить завод именно в США, а сам Илон Маск для завода аккумуляторов не имеет ни технологий, ни ноу-хау.

Безусловно, западные страны имеют свои, уникальные технологии, но есть ещё вопрос стоимости и общего объема производства. Если у вас в силу запросов рынка десять уникальных технологий дают продукцию в один миллиард баксов, а у конкурента одна технология дает десять миллиардов продукции, то задавить конкурента общим объемом производства не удастся, получится наоборот. И тогда аутсорсинг как средство понижения цены своей продукции в пику конкурентам становится неизбежным.

И тут Запад совершил одну большую ошибку, которая резко меняет положение США в мире, но полностью соответствует логике необольшевизма. Было решено резко удешевить стоимость ряда производств для внутреннего рынка не за счет раскрепощения непосредственных производителей и ограничения аппетитов финансового капитала, а за счет резкого удешевления труда силовыми методами. Конкретный пример это сознательное увеличение количества заключенных и превращение тюрем в потогонные производства, дающие дешевый продукт. По сути это сталинская логика - посадим одну часть населения, сгноим в зонах, чтобы их трудом создать производственный ресурс живущих на свободе. Эта же логика стояла и стоит за иммиграционной политикой - пусть мексиканцы трудятся дешево и не имеют прав, за счет этого остальным сохраним зарплаты, из которых платятся всевозможные страховки и ипотеки, поддерживающие финансовый капитал.

Приведу пример. В жестоких условиях пустыни Невада мексиканцы строят завод электрокаров. Средняя зарплата строителей порядка 1600 баксов в месяц. Но четверть это постоянные работники, они получают свыше 2000 баксов в месяц. Большинство получает порядка 800-1000 баксов в месяц. В КНР в Шанхае строительные рабочие получают в среднем 1300 баксов в месяц, а рядом в Цзянсу даже больше. Получается, что американцы хотят выиграть экономическое соревнование с Китаем за счет более низких зарплат и бесправия рабочих. Они же иммигранты без легальных прав, работают с рассвета до заката, труд близок к рабскому. Европа же хочет сделать экономический подъем за счет украинских рабочих в Польше, получающих порядка 600-800 баксов в месяц, часто за 10-12 часовой рабочий день и без наличия адекватных прав в польском обществе. Пресловутое движение Черные жизни имеют значение во многом спровоцировано ощущением в негритянском обществе, что идет не борьба с преступностью, а пополнение рабочей силы в тюрьмах.

Понятно, что такие отношения нарушают нормальную логику управления. Конкуренцию выигрывают не более талантливые руководители и менеджеры, не создатели новых технологий, а блатные, припавшие к источнику почти бесплатной или просто дешевой рабочей силы. У нас тоже сходные тенденции. Труд заключенных используется для массы вещей от выращивания курятины до разных металлических изделий. Общество деформируется, инновации внедряются хуже. Здесь как с трудом бурлаков - дешевизна их труда создавала проблемы для производства барж и пароходов. Дешевизна труда крестьян при царизме мешала внедрению машин в сельское хозяйство. А всё это било и бьет по организации труда. Бардак в управлении колхозами и совхозами при Сталине - лучшее доказательство, что нежелание платить за труд дезорганизует общество. Советские предприятия, равно как современные, тоже во многом нуждаются в избытке почти бесплатной рабочей силы для компенсации бардака в управлении. В итоге мы имеем внешне странную картину - западные страны в 70-ые имели не просто завышенные зарплаты относительно остального мира, они были сверхзавышенными, но тогда конкурентоспособность западной промышленности превосходила остальной мир. Ныне крупная часть работников, нелегалы и заключенные, получают совсем мало, зарплаты остальный категорий не выросли, а зачастую упали, кроме высшего менеджмента, а конкурентоспособность понизилась.

Интересно, что также упала производительность труда в науке и в научно-технических разработках, в том числе из-за падения доверия к научным работникам и инженерам - вдруг сбегут и заведут свой бизнес. Собирают много людей, дают каждому своё задание и следят, чтобы маленькие группки не видели дальше своего носа. В США давно завозят пресловутые мозги, чтобы брать числом, а не умением, но в Англии положение ещё хуже. Отдача от одного научного работника или инженера КБ ещё ниже. Менеджеры превращаются в изолирующую прокладку между учеными и наукой, между инженерами и конечным продуктом. Растет паразитизм, то есть принуждение к соавторству, которое в своё время привело советскую науку и технику к застою. Всё это результат проведения политики необольшевизма.

Все разговоры о необходимости очередной мировой войны, сокращении населения Земли и прочие ужастики имеют под собой страхи, вызванные нежеланием реформировать производственные отношения, то есть поделиться правами и властью с разными категориями труженников. Данные процессы обеспечили резкое повышение конкурентоспособности пресловутого Третьего мира, который уже успели назвать несуществующем. Те, кто управляет, видят проблему, но решение проблемы требует ударить по их доходам, точнее, по их паразитарной части. Трамп, кстати, это великолепно понимает, но ничего, кроме косметического ремонта предложить не может. Его же оппоненты видят выход в социализме, как способе закрепления власти и неравенства.

Кстати, в своё время поиски способов закрепления власти и неравенства привели к экспериментам в виде сталинизма и гитлеризма. Муссолини тоже часть тех экспериментов. Издержки таких экспериментов довольно известны, если взять достаточно долго просуществовавшие зарегулированные общества. Энтузиазм сторонников Франко и Муссолини довольно быстро кончился унылым застоем. Энтузиазм сторонников Сталина кончился плавным переходом от резни своих политических противников к резне своих собратьев и закончился убийством Сталина. Про Гитлера тоже можно сказать, что, остановись он вовремя, его Рейх просуществовал бы дольше, но энтузиазм кончился бы самым унылым, пусть и относительно гуманным застоем, который привел бы в восторг только сторонников Брежнева.

Я к тому, что проблемы современных обществ и истеблишментов коренятся в самих обществах и истеблишментов. Был выбор между отказом от нерыночных методов диктата в сочетание с занижением жизненного уровня части населения и увеличением доходов за счет занижением жизненного уровня низшей части населения, а также интеллектуально его части в пользу доходов истеблишмента. Был сделан выбор в пользу доходов истеблишмента, причем разрушение социального лифта тоже является способом повышения доходов истеблишмента. Подобный выбор всегда приводит сперва к застою, а потом к бардаку. Поиски же внешних врагов и создание внешних врагов только усилят застой и последующий бардак.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments