kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Послевоенный "патриотизм"



Если вслушаться в слова песни и отбросить берег турецкий, то песня явно указывает на послевоенную проблему. Солдаты в ходе войны и после неё побывали в далеко не самых богатых странах Европы и получили возможность сравнивать, где и как жили до войны и живут после. Сравнение сплошь и рядом оказывалось не в пользу СССР. Даже жизнь в нищей Болгарии оказывалась несколько лучше колхозного рабства. Уж не будем говорить про климат, важнее, что яблони не вырубали, самогон из слив гнали открыто, без риска оказаться в концлагере на Колыме, бедных хватало, но голодомора не было.

Естественно, сразу начали сочинять песни в стиле Хороша страна Болгария, но Россия лучше всех. Летят перелетные птицы из той же серии. Причем даже непонятен её динамизм, ведь её лирический герой "динамично" решает никуда не ехать и подчиняться всем приказам. Прикажут - поедет, иначе ни-ни. Естественно, к патриотическим песням прилагались патриотические меры. О них принято забывать. Зря, главная мера весьма символична - запрет на любые браки с иностранками и иностранцами. Закон был принят в 1947 году, армия стояла в Восточной Европе, многие солдаты и офицеры могли найти там себе невест. К закону прилагались и наказание в виде лишения свободы, а командирам полагалось отслеживать возможные, нежелательные, то есть способные привести к браку, связи и имели приказ подозрительных граждан срочно отправлять на родину.

Запрет на браки с иностранками и иностранцами несколько противоречил традиции НКВД и потом КГБ подкладывать русских женщин под иностранцев с самыми разными целями. Но этот закон подчеркивал, что при Сталине даже официально граждане рассматривались как собственность государства. Государство выше личной жизни граждан. Внутренний же динамизм песни не случаен и весьма симпатичен. Представьте себе, что ребенку предложили конфетку, он, как хороший мальчик, отказался, но нервы-то играют, поневоле захочется ходить по комнате и повторять "я правильно сделал, я правильно сделал..."

Но песня Блантера и Исаковского связана не только со сталинскими запретами. Она была написана позже, когда вставал вопрос о том, ехать ли в Израиль или здесь кормят лучше? Понятно, таких кормили хорошо, но об Израиле таким полагалось помалкивать, нужна была чужая, но родственная тема для выплеска эмоций. Динамичная нервозность песни очень понравилась Кобзону. А народ как бы не понял, что дело не в том, что музыка плохая, напротив, музыка хорошая, но между музыкой и содержанием налицо противоречие. Ведь, когда человек возвращается на родину, которую не собирается покидать, у него в душе успокоение и гармония, а не социалистическая решимость. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments