kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Гоминьдан - проблемы личного состава

Сун Ятсен создал себе имя агитационной работой. Но в момент Синьхайской революции в 1911 году его проблема была не только в том, что он за границей. Куда важнее численность партии и её способности - наличие оружия, своих людей в руководящих органах, взаимодействие членов партии. Всего этого было явно мало. Поэтому его пригласили как декоративную личность - за него голосовали. В качестве декоративной личности он попытался что-то сделать, а потом снова уехал в эмиграцию искать спонсоров под свой проект и не мараться подписями под неугодными ему решениями.

Мы забываем, что большевикам дали весьма много для переворота. Сотни тысяч евреев с радостью и энтузиазмом заняли разные государственные должности. Финны обеспечили бойцов для захвата пресловутых почты, телеграфа, вокзалов и т.д. из своих активистов и немецких пленных в лагере в Финляндии. Кокаин обеспечил популярность большевиков на флоте, а это тысячи и тысячи бандитов, готовых подавить любой протест. Подарили большевикам латышских стрелков. Петроградский гарнизон тоже был под большевиками. Это 60 000 человек как минимум. И потом 50 тыс. большевиков были поддержаны меньшевиками, анархистами и левыми эсерами. Часть левых эсеров потом вступила в ряды большевиков. Наконец, не стоит забывать китайцев, которые работали в России. Петербург просто не мог сопротивляться, да и сейчас представьте - в Питере у некой партии свыше ста тысяч хорошо вооруженных бойцов и резерв кадров для разных управленческих должностей. У противников пять или шесть курсантских училищ без пушек и пулеметов. А разных полицейских участковых можно не учитывать. ОМОНа нет, да и не будет воевать ОМОН с солдатами.

Если мы посмотрим на силы Сунь Ятсена в Китае в 1911 году или в Гуанчжоу в 1922 году, то увидим, что ничего у него такого не было. Не было нацменьшинств, которые готовы воевать за власть, поскольку власти хочется. Не было готовых десятков тысяч под ружьем. Были симпатизанты, которым впервые дали оружие в 1922 году и большевиков военспецов. Большинство рабочих не стремилось в армию. Набрали тысяч десять рабочих и люмпенов, добавили энтузиастов и пошли воевать с окрестной вольницей из сильных семей и кланов. Почти два года воевали. Когда ушли в поход в Центральный Китай и далее на Шанхай, в Гуанчжоу осталось так мало сил, что власть перехватили противники Сунь Ятсена, который к тому моменту умер. Оказалось, что идеологический подъем, вера в некое учение - всё для маргиналов. И тут надо учитывать, что в Гуанчжоу реально приходили пароходы с оружием, военспецы, идиотские инструкции от Коминтерна, тома с Марксом. СССР в реальности осуществлял экспорт революции.

Вот тут возникла проблема между идейностью и практикой. Любые маргиналы, как и обычные граждане, хотят понимания - что им дадут. Например, право поучаствовать в пирамиде в стиле Мавроди. Вы агитируете десять граждан и становитесь сержантом, они тоже агитируют по десять граждан, у вас сто граждан, вы становитесь ротным. Вас выбирают на съезд, вас замечает начальство, оно делает вас главным над десятком вам подобных, вас провозглашают полковником. Понятно, как такие пирамиды рушатся - в какой-то момент оказывается, что проще переподчинить себе уже заагитированных, чем искать новых. После вообще нет смысла особо агитировать, переподчинят другим, а вас ещё исключат из организации за уклоны. Могут расстрелять как врага революции. Более приятно, когда вам дают нечто материальное, например, оружие и паек. Важна должность, например, в одном месте надо вкалывать, в другом юных социалисток трахать и водку пить. Где-то карьера, а где-то тупик. Ещё мешает обывательская уверенность, что одна командная должность на сто не делится.

Отсюда ясно, что для любой революции нужны деньги и умеющие распределять деньги. При этом в девяти случаях из десяти, когда есть деньги, винтовки, листовки и прочее, всё стопорится из-за желающих не распределять, а прикарманивать деньги. Отсюда такая потребность в идеалистах на разных уровнях революционной власти. Когда Чан Кайши занял Шанхай, то оказалось, что без денег никуда. Да и Шанхай он занял, поскольку договорился, то есть вступил в неприемлимые для идеалистов отношения с противником. А коммунисты тоже были в неприемлимых отношениях, но уже с Коминтерном. Урок простой, как бы ни хвалили деловой цинизм, он всегда имеет свои издержки. Нужны идеалисты необходимых пропорций - умные идеалисты и дураки, ученые и неученые, частичные идеалисты с элементами цинизма, склонные к личной преданности, склонные больше к вере в идею, жаждущие подчинения и способные к самостоятельности и так далее. А у нас ныне в почете теория потребительства - вот придут свои или чужие спецслужбы, они люди ученые, они всех правильно расставят, всем правильно заплатят, позовут вперед, стены рухнут и свобода зачем-то встретит вас у входа.... Отсюда и нынешний взгляд на историю, как на систему заговоров, где важны только заговорщики. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments