kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Цивилизация дискурса (не принимайте всерьез)

Цивилизация дискурса

Про эту цивилизацию древнеримским историкам было известно, что она была, да всплыла, а куда всплыла и куда потом выплыла, неизвестно. Если и выплыла, то как Афродита из морской пены. Вся из себя нагая, сексуально привлекательная, сперва охмурит, потом скажет, зачем ей это было не нужно, почему ей во всем должны, зачем соблазняли и почему её не поняли. Поэтому последствия цивилизации дискурса можно искать везде и нигде, а сам дискурс  потерял свои корни и словно Дух Божий парит над волнами и отнекивается от своего происхождения.

Некоторые относят происхождение дискурса к путешествиям Одиссея и сиренам, дескать, сирены были настолько сильны в дискурсе, что привлекали путешественников и направляли их корабли на скалы. Одиссей заставил своих спутников залить воском свои уши, но сам наслушался такого, что потом скитался, пока все его неспособные внять дискурсу спутники не погибли. Только после этого он вернулся домой и убил всех женихов Пенелопы, которые в силу своей отсталости были неспособны погибнуть от дискурса и погибли от меча, копья и лука. Добившись своего, Одиссей превратил Итаку в дискурсионный клуб и правил бы им счастливо до самой старости, если бы не родственники погибших, которые заткнули уши и приплыли на Итаку мстить за погибших. Гомер сознательно упустил данный момент из своего произведения. Обидно же, когда красивый миф вдруг теряет свой дискурс и превращается в убогую летопись событий.

Флавий Пятый помещает цивилизацию дискурса где-то на Востоке, прямо в противоположном конце мира от Цивилизации улыбки. Одни на своем острове смеются, другие дискурсами занимаются, уравновешивают друг друга и перетягивают цивилизационное развитие на себя, словно слишком короткое одеяло. В итоге греки оказываются в центре мира и всегда под одеялом, поэтому им не холодно и не жарко, в отличии от персов, египтян, иберийцев и прочих живущих на краях Ойкумены.  Тут есть своя логика, от которой историкам не уйти. Жизнелюбие греков не позволяло им верить в мировые СМИ и в ленты новостей от Карфагена, Древнего Рима и Персидской империи. Более того, греки настолько разозлились на новостной канал Персидской империи, что некто Александр Македонский разрушил его вместе с империей персов. Впрочем, победа оказалась временной. После того, как древние римляне оседлали мировые СМИ и выиграли схватку со СМИ из Карфагена, грекам оставалось только сдаться, что они и сделали. Римляне же присвоили авторские права на все дискурсы, а Цивилизация дискурса оказалась забытой вместе со всеми авторскими правами и упоминаниями о её существованием.

Скудная информация о Цивилизации дискурса позволяет нам предполагать, что сначала она напоминала заурядную цивилизацию гипноза вроде египетской. Жрецы впаривали, народ кряхтел и соглашался. Чем больше народ соглашался, тем больше росли фантазии у жрецов, пока эти фантазии не слились в религию, литературу, искусство и строительство пирамид. Древний Египет угробило строительство пирамид, Цивилизацию дискурса спасло отсутствие тяги к строительству. Каждая попытка построить пирамиду превращалась в фантастические счета подрядчиков, из-за чего от Цивилизации великих пирамид не осталось, зато остались пара текстов о пользе пирамид и фантастических хищениях. Вывод был прост – дешевле поговорить о пирамидах, чем строить. Мудрые маги извлекли из будущего загадочную фразу «я памятник себе воздвиг нерукотворный» и пришли к выводу, что лучше платить им напрямую, чем через распил средств на строительство пирамид и разных слишком дорогих храмов. Правда, данная рационализация привела к сокращению спонсирования скульпторов, архитекторов и даже живописцев, чем немало огорчила археологов. Им, видите ли, для отчета материальные ценности важнее духовных, поэтому любая цивилизация без должных материальных остатков для них как бы не существует. Многие цивилизации по сей день боятся археологов, поэтому строят много и судорожно в надежде на археологические отсчеты и потоки туристов, которые предпочитают земли с развалинами землям без развалин.

Цивилизации дискурса принадлежит чудесное открытие, что погружение человека в гипноз через дискурс позволяет обойтись без гипноза со всеми вытекающими последствиями вроде отключения сознания и диктата гипнотизирующемого. Человека гипнотизируют через дискурс, потом объявляют, что гипноз не состоялся, он слишком тверд в своем сознании, и отпускали на свободу. Свобода оказывалась иллюзорной, жертва вновь и вновь приходила поболтать и получить новую порцию дискурса. Сирены именно так привлекали мореплавателей. Успешно проплывшие мимо их дискурса приплывали вновь и вновь, пока не разбивались о скалы. Цивилизация  дискурса поступала гуманнее. Народ приходил за новым дискурсом, получал искомое, потом снова приходил. Проповедь следовала за проповедью, но никто не знал последствий. Например, проповедь о вреде птицы Феникс превращалась в побуждение слушать власть, а проповедь о воле Неба в необходимость платить налоги и не увиливать. Цивилизация процветала, пока элита не оказалась пропитанной собственными дискурсами и не потеряла связь времен, причин и следствий. Например, рассуждения о толерантности стимулировали лень и привычку к воровству. Разглагольствования о патриотизме вели к несварению желудка и к нелепой тяги с рифмоплетничеству. Чеканные строки «я славлю власть которая есть, но трижды, которая будет» вызвали поток словоблудия в стиле «во саду ли, в огороде патриотка гуляла», а далее пошли колики в желудке и проблемы с печенью.

Долгое время Цивилизацию дискурса спасали яблоки, но потом и яблоки перестали помогать. Яблоки перестали есть, а стали катать по зеркалу, пытаясь увидеть предсказанное в ходе дискурса. Самые рьяные поклонники дискурса страдали от анорексии и думали, будто худоба приведет их к бессмертию. Они не понимали, что окружающие иронично прозвали их Кощеями бессмертными. Напротив, уверенные в своем очаровании, они липли к красивым девицам и норовили их похитить. Женщины начинали верить в свою способность летать на метлах, а ученые переквалифицировались в политаналитиков и гадали на кофейной гуще. В конце концов больное сознание стало отвергать любые методы лечения. В стране запретили не только яблоки, но и яблочный сок, яблонный компот и даже яблочное варенье, хотя последнее не только не мешало дискурсу, но даже усугубляло его.

Тем не менее, Цивилизация дискурса продолжила своё существование в иных цивилизациях. Массовая эмиграция способствовала распространению дискурса в иных странах.  Древний Рим рухнул под напором гностического и христианского дискурсов. Возможно, это было вызвано тем, что в Древнем Риме не догадались запретить яблочное и иные виды варенья. На помощь Древнему Риму бросились варвары, но сами стали жертвой дискурсов и устроили средневековую, феодальную раздробленность. Этим воспользовались арабы, захватили половину Европы и утонули в нелепых дискурсах, которые начались с раздела на суннитов и шиитов, а продолжились в виде арабского терроризма и учения исмаилитов. Китайцы попытались сопротивляться, переведя вопросы дискурсов в темы для своих бесконечных по объему романов, но всё равно ослабели и стали жертвой безграмотных кочевников. Японцы попытались покончить с дискурсами с помощью воплей «кия» и ударов ногами и мечами, но с дискурсами не покончили, зато обрекли себя на многовековую самоизоляцию. С ними-то понятно, им дискурс, а они в ответ рубят мечами-катанами по циновкам и делают вид, будто всех умнее.

Самая последняя попытка справиться с дискурсами принадлежит современной науке. Ученые потребовали от носителей дискурса твердых доказательств и экспериментального подтверждения результатов. Но скоро они обнаружили, что без доказательств и экспериментального подтверждения результатов жить намного проще. Тем более, дискурсы позволяют легко стать соавторами любой темы. В итоге количество соавторов превзошло количество тем, а экспериментальные результаты успешно заменили на компьютерное моделирование. Ученые исследования стали подменяться рекламой, а реклама стала частью современных дискурсов. Если сейчас отрицают существование Цивилизации дискурсов, то исключительно в силу необходимости четкого разделения авторских прав на различные бренды. Дискурс стал брендом, бренд стал двигателем торговли, торговля требует авторских прав, включая право выдать чужое за своё. Гипноз бренда стал основой не только торговли, но и политики, философии, науки и, конечно, экономики.

Сейчас уже не важно, существовала ли на деле Цивилизация дискурса, главное, что она у нас в генах, и мы её наследники. Даже телевидение не может присвоить все права на прошлую цивилизацию, возмутятся политики, религиозные деятели, ученые, олигархи, даже медицинские работники в лице Кашперовского и прочих. Пусть её ищут археологи. Даже они, если и найдут что-то, то уже не столько объяснят, сколько устроят очередной дискурс. Отрицать цивилизацию это как отрицать происхождение человека от обезьяны, чем рьянее отрицание, тем больше обезьяньих ужимок у отрицающих.
 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments