kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Горький, писатель, которого сгубили дружба с Лениным и любовь к маргиналам

Сто лет назад, 28 марта, родился Максим Горький. Звали его от рождения Алексей Максимович Пешков. Сложное детство, дурная мать, злой дед, но Алексей сумел выбиться в люди, много читал, думал и стал писателем. Как бы не пытались его ныне опорочить, он был крайне талантливым писателем, писал великолепные рассказы романтического плана, рассказы про свои похождения по России, описывал разных встречных и поперечных. Рассказы, действительно, великолепны. Не меньший фурор произвела пьеса На дне. Писатель стал знаменит и богат, конечно, не самым богатым, но вполне состоятельным. Пиши, наблюдай жизнь, снова пиши.

Однако, была в Горьком червоточина - он откровенно предпочитал босяков и маргиналов простым работящим гражданам. Скучны они были ему и неинтересны. В рассказе Челкаш Горький прямо проповедует идею, что простой крестьянин плох в сравнении с вором Челкашем. Жаден, труслив, предатель по натуре. Кстати, в пьесе На дне тоже можно заметить презрение к попыткам трудом выбраться из жалкой жизни в ночлежке. Заодно там можно заметить кой-какие элементы коммунистического бытия, кто с фартом помогает другим, бесфартовым. Придет к другим фарт, они тоже помогут. Идеализация босяцкого коммунизма штука сомнительная.

Но, пока Горький не связался с большевиками, казалось, что предела его таланту не будет. Идей много, молодой ещё, поумнеет. Проблема в том, что большевики тоже во многом были маргиналами. Какие-то недоучившиеся студентики слыли за философов от марксизма. Криминала в их жизни хватало. Это террористические акты и элементарные грабежи. Кто-то, как Сталин, грабил почтовые вагоны и имел кучу денег на свою группу и на партию, кто-то снимал во имя Мировой революции шубы и часы с прохожих, уворовывал бабло и столовое серебро из домов эксплуататоров, кто-то в еврейских кварталах организовывал сбор дани с мелкого бизнеса. Кстати, жизнь "законопослушных" лидеров вроде Троцкого была тоже маргинальна - найти спонсоров, денежки пустить на пропаганду и на красивую жизнь - секс с проститутками и революционерками, рестораны, игру в тусовки. По сути это были содержантки мужского пола от политики, которые под видом идейных конфликтов боролись за место у кошельков спонсоров. Не просто жизнь, а нормальная, революционная малина.

Если бы Горький выработал бы достаточно глубокое понимание мира, он бы смотрел бы на маргинальную жизнь более отстраненным взглядом. Он бы сообразил, что зарабатывал на жизнь тяжелым трудом писателя, а памфлеты писать и Марксом клясться особого ума не требуется. Не хватало в нем должного чувства гордости за себя, не понимал он, что маргиналы имеют с ним дело, поскольку он может то, что им в прнципе недоступно. Это вор или большевик должен испытывать гордость от дружбы с хорошим писателем, а не наоборот. То, что мы называем хорошим писателем, по сути надо назвать уникальным писателем. Пишут тысячи и миллионы, а хорших писателей можно по пальцам пересчитать. Просто посчитаем, кто жил в период блестящей литературы времен расцвета Горького. Доживали свой век Толстой и Чехов, начинали Куприн, Бунин, Алексей Толстой. А вторая рука уйдет уже на подсчет поэтов - Гумилев, Блок, Белый. Попытки расширить список упрутся в проблемы. Да, был убогий Короленко, но до уровня Горького не дотягивал. Был Андреев, тоже не дотягивал. Горький, безусловно, был выше. Тут двоякость очевидна, да, все на ты, да, не надо зазнаваться, но не надо обольщаться игрой в равенство. Демократизм это ещё не основание прогибаться всерьёз.

Привычка Горького не ставить себя всерьез выше окружающих весьма полезна при путешествиях и встречах с маргиналами, эта привычка спасет от чужой агрессивности, помогает понять маргиналов, но идеализировать их не стоит, да и самые умные из них отнюдь не нуждаются, чтобы их идеализировали. Горький же связался с Лениным и попал под его влияние. Ленин это человек, который в принципе не мог понять писателей и художников. Он смело врал и смело делил всё и всех по линии черное-белое. Даже в попытках философствования в Государстве и революция тоже делил всё на черное и белое. Понимание, что неоднозначность отражает многообразие жизни, было выше его ума. Ленин это манипулятор, а политик без навыков манипулятора это не политик. Когда Горький попытался под влиянием Ленина написать роман, он потерял талант. Роман Мать получился идейным и тупым. И дальше он продолжал терять талант, писал всё хуже и хуже. В нем не хватило сил преодолеть влияние Ленина.

Горький, при всем жизненном опыте, не сумел провести четкую аналогию. Что его привлекало с учетом его любви к босячеству и маргинальным отношениям? Ленин по отношению к партии был выше содержанта у банкиров Троцкого. Он был лидер-сутенер. Другие грабили, отстегивали ему, Ленин перераспределял и организовывал. Заодно Горький ему деньжат подбросит, встречу с разными спонсорами организует. Была у Ленина именно босяцкая нестабильность - то густо, то пусто. То может на революцию партии оружия пароходами слать, то на пиво в Цюрихе не хватает. Зато был оптимизм и предчувствия потрясений, которые вознесут его наверх. Ленин тоже глубоко презирал реальных трудящихся с их культом труда и готовностью ишачить и бороться за каждую копейку.

Мы можем смело сказать, что Горький был великим писателем, но слабым человеком. Сгубила его среда большевистская. Не хватило силенок оторваться от среды и понять её порочность. В итоге Горький с его именем, связями и жалкими остатками прежнего таланта превратился в приспособленца. Как приспособленец он пожил в 20-ые годы в Италии, истратил деньги, полученные от Ленина за былое спонсорство, согласился вернуться в СССР на содержание Сталина. А потом его убили пресловутые маргиналы-большевички. Кому-то хотелось его высокодоходное место руководителя Союза писателей СССР. Дальше за него отомстил Сталин, который решил не ограничиваться геноцидом русского народа, а заодно навести страх в шеренгах большевичков, чтобы знали, что это начальство решает, кого и когда можно убить, а кого нельзя. Ликвидировал он Ягоду и устроил ежовщину. К литературе это имеет косвенное отношение.

Сейчас из Горького пытаются сделать символ всего дурного в большевизме, но надо разделять Горького как писателя до Ленина и романа Мать и более поздного Горького. Да и символ он прежде всего зависимости, а не большевистской активности писателей, писавших друг на друга доносы, расправившихся с конкурентами в лице Есенина, Гумилева, Мандельштама, сделавшие невротиком Маяковского и так далее. Жалок он был при Сталине - запуганный житель золотой клетки, сына убили, его отравили. Жалок при всем великолепии особняка, машины с шофером, двух жен-нахлебниц, пиаре в советской прессе, колекции нецке, обслуге и огромной ванной в центре дома у роскошной летницы, ведущей на второй этаж. Впрочем, изменить судьбу он ещё в Италии не мог - талант кончился.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments