kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Уточнение к предыдущему посту

https://www.kommersant.ru/doc/2593673
Третья проблема — падение качества подготовки специалистов. «Сегодня у нас более 160 университетов преподают китайский язык. Если брать на душу населения, это колоссальное число, это почти 20% от всех университетов. Такого нет ни в США, ни в одной другой стране мира. Однако многих людей, которых учат китайскому языку, потом почти невозможно использовать в реальной жизни,— говорит Алексей Маслов.— Это создает ощущение, что у нас китаистов очень много. В реальности это не китаисты, уровень китайского языка у них очень низкий».

Интересно, если человек пять лет учился в Китае, знает ли он китайский? Интересно, если человек после ИСАА поработал пару лет на китайской фирме или гидом с китайскими туристами, знает ли он китайский? Если после ИСАА прожил в КНР несколько лет, как его знания языка? Китайский это весьма запутанный и сложный язык, многое зависит от конкретной деятельности. Если вы нужны для анализа прессы, вам нужно дать эту прессу читать. Я, например, в ответ на предложение попереводить переговоры с банковскими работниками просто отказался. Банковская лексика это вам не торговые переговоры. Существует простое правило - если есть деньги и время под конкретную деятельность, есть разговор. Разговор о том, что надо обеспечить соответствующие условия под конкретные задачи, например, освоить реалии банковского дела на русском и английском. Далее наложим эти реалии на китайский язык. Далее это дело китаиста, но учиться в "запас", в расчете, что когда-то кому-то вы понадобитесь на пару дней это себя унижать.

Но у Маслова очень четкая постановка вопроса. В науку идут для самореализации, а не для того, чтобы Маслов использовал. Янь Годун ставить вопрос иначе - нужны специальные знания, нужен талант для анализа информации и научной работы. Маслов не может нанять знающих китайский язык ради использования. Чем быть переводчиком за низкую зарплату и снабжать Маслова текстами, лучше пойти на фирму менеджером и делать карьеру. Это деньги и социальный рост. Но Маслов лукавит с термином использовать. Просто переводчики не нужны, нужны думающие за Маслова, иначе годных к использованию хоть пруд пруди. Найдите женщину, которая пять лет учила китайский в России и потом прожила лет пять в КНР, а теперь она вернулась на родину. Переведет! Но думать за Маслова она не сможет. Нужен историк или филолог с талантом именно в истории, филологии, социологии и так далее. Таковым нужна самореализация.

В целом же надо учитывать самое главное. Взросло новое поколение, которое приобрело имунитет против паразитизма, когда начальство кормится вашими идеями, а вам не платит за ум и работу. Новое поколение не просто себя ценит, оно имеет защитные реакции против интеллектуального паразитизма. Желающих сперва написать шефу докторскую, а потом получить позволение написать себе кандидатскую ныне почти нет. А те, кто есть, выставят большой счет в деньгах.

Каждый историк должен знать основы социологии. Знать это понимать социологические последствия современных перемен. Если человек не понимает, что в наше время труд должен оплачиваться, он не знает социологию. Если человек не понимает, что современная молодежь способна сменить профессию, если ей недоплачивать, значит, он недостаточно понимает социологию для работы китаистом и, тем паче, быть начальником в китаистике. Ему лучше туда, где надо бумажки перекладывать из папки в папку, например, в ФСБ или Министерство сельского хозяйства с характеристикой - на большее, чем перекладывание бумаг из папки в папку непригоден. Вот стол, вот папки с бумагами, иного не дадим.


О перемене мест.
Единственным китаистом на уровне вице-президента крупной компании оказался 57-летний Сергей Григорьев из СУЭК, отвечающий в компании за PR и GR. При этом даже Григорьев, хотя и окончил ИСАА с китайским, значительную часть карьеры потом занимался США.
Он по отцу и матери имел отличные связи и быстро сообразил, что с английским сделает карьеру лучше, чем с китайским. Поднялся с помощью КГБ. Съездил ещё при социализме в США и Канаду. На мой взгляд, поступил абсолютно адекватно. Мог ли он внести свой вклад в китаистику? Почему нет? Умен, способен к работать с большими массивами информации, способен к языкам, способен видеть проблемы. Толковый китаист всегда найдет себя где-нибудь ещё. Наши начальнички от китаистики никак не хотят понять эту истину. Григорьев давно не китаист, но зато при деньгах.

Сейчас это процесс прост. Нет перспектив в РФ - можно поехать в Китай, можно сменить профессию, можно устроиться на западную фирму. А требования к историкам усложнились. Ныне хорошему историку нужно кое-что понимать в социологии и психологии. Таковых не готовят и не ценят.  
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments