kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

22 июня - дата прекращения бомбежек Англии

Уже писал в прошлом году и раньше. Сейчас скажу кратко на примере Керченской катастрофы в мае 1942 года. Войска расположили так, чтобы спровоцировать немцев на наступление и победу. Под предлогом готовности к наступлению почти все войска вытянули в узкую линию вдоль фронта. Причем имели преимущество по численности состава и танков с артиллерией. Наступление не было, стояли в таком положении несколько месяцев. У немцев было меньше сил, то есть им постоянно угрожали разгромом при наступлении. Но у немцев, конкретно у Манштейна, были хорошие нервы. Немцам долго было не до этого направления из-за наступлений на Ржев и прочих зимних действий Красной армии. Потом весной у Красной армии наступили проблемы - земля подсохла, день удлинился, немецкая авиация получила возможность дольше летать и видеть цели. Немцы от Севастополя перебросили авиацию и ударили по южному флангу, затем пошли танки. В итоге после прохода через зону прорыва возникла следующая ситуация - впереди немцев советских войск и артиллерии нет, все сбоку вдоль линии фронта. Попытка заткнуть брешь требует передвижения днем, тайных и не тайных траншей, чтобы по ним бежать и иметь защиту от артиллерии и авиации врага, нет. Колонны войск, идущие закрыть брешь, расстреливаются с воздуха, воздушные разведчики корректируют огонь артиллерии немцев, немецкие танкисты получают четкие приказы, куда и как лучше наступать, советские танки расстреливаются с воздуха. К наступлению ночи дело было сделано. Общее преимущество советских в численности войск и вооружении, кроме авиации, уже не имело значение, поскольку на решающих направлениях противник имел огромное превосходство. Надо было пытаться отвести назад войска, но тут снова возникли проблемы, войска могли двигаться назад, но не успевали закрыть брешь. Ночью отступающие колонны попадали под огонь противника, днем удары усилились. Войска Буденного частично были сброшены в море, то есть их не успели эвакуировать. Другая часть была добита на марше.

Нечто похожее устроили Жуков и Тимошенко в 1941 году. Первая линия войск была узкой полосой расположена вдоль границы как бы к наступлению. Противник сосредоточил войска крупными группировками, обнажив целый ряд несущественных мест. Когда потом там пытались устраивать контратаки, то наступавшие оказывались в пустоте впереди и окруженными с боков. Вторая линия имела меньше войск и отстояла от первой на 300-400 км, то есть даже теоретически не могла успеть к местам прорыва противника и помочь своим. Для усугубления ситуации между второй и первой линией расположили артиллерийские и прочие склады. Немецкий удар по складам с воздуха и передовыми наступающими частями оставлял без снабжения войска не только первой, но и второй линии. Были и другие "ошибки", например, авиация не имела резервных аэродромов, то есть не могла перебазироваться и избежать ударов по аэродромам. Жуткие провалы в организации воздушной разведки с воздуха. Система индивидуальных ячеек иногда хороша при быстром наступлении, но не позволяла нормально окопаться в условиях оборонительной войны. По сути потенциальный противник шантажировался выбором - или сам наступай и побеждай, или отсиживайся, но тогда в случае нашего наступления в обороне немцам будет тяжелее, чем в атаке.

Самый интересный вопрос это рассчитывали ли Жуков, Тимошенко и прочие, что получится именно так, как получилось, или считали, что потери будут меньше? Трудно сказать, поскольку Генштаб, которым руководил Жуков весной 41-го и далее до середины июля, толком не понимал важность авиации. Авиацией у нас по сей день до конца не научились управлять. Но целый ряд решений зимой 1941 года показывает, что слишком часто решения больше помогали уничтожению русского населения, чем борьбе с немцами. Например, попытки сожжения деревень в немецкой прифронтовой зоне в 1941 году. Преступные приказы вели к преступным потерям. Вопрос о том, стоило ли подставляться и нести многомиллионные потери, чтобы сохранить Лондон от налетов немецкой авиации, до сих пор даже не стоит на повестки дня. Зато есть много рассуждений о том, что Сталин хотел напасть на Гитлера первым. Тут есть два момента. Первый, источники говорят, что Сталин хотел напасть первым в 1942 году. Второй, нападать имело смысл в момент вторжения немецких войск в Югославию в тоже время, когда нападение планировалось по плану Барбаросса. Середина мая, земля просохла, пора идти вперед. Но именно в этот момент войска стояли как вкопанные и имели приказ не мешать полетам германских самолетов-разведчиков - пусть убедятся в неправильности расположении войск. То есть, вполне сознательно дождались того момента, когда Гитлер победил и вывел войска из Югославии и Греции, перебросив их на линию противостояния с Красной армией.

Если бы Сталин хоть что-то смыслил в авиации и военных действиях, он мог бы принять решение атаковать в сентябре-октябре, когда ночи становятся длиннее, а немецкая авиация потеряла бы часть способности мешать движению пехоты из-за ночного времени. Поляков сентябрь не спас, но то были только поляки. Но, если он хотел атаковать в сентябре-октябре, то надо было располагать временно войска в сугубо оборонительной позиции. Занятие наступательных позиций это дело пары дней, максимум недели. Тем не менее, с февраля по 22 июня 1941 года советские войска непрерывно демонстрировали готовность к первому удару и готовность к поражению, если противник опередит их с первым ударом. Совершенно не случайно разные пропагандисты вроде Суворова и советских историков разбирают вопрос соотношения сил, но избегают тщательного анализа расположения советских войск.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments