kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Реальная боевая точка

https://obsrvr.livejournal.com/2017584.html
https://xaliavschik.livejournal.com/1213625.html
Реальная болевая точка это православие, а точнее подчинение территории бывшей Византии и греческой церкви сперва католиками в 1204 году, а потом турками в 1454 году. Это было главное. Византия была очень заинтересована в войнах и усобицах, а также в татарских набегах, поскольку являлась крупным работорговцем. Не менее заинтересованным лицом была Османская империя. Тут можно много приводить примеров, например, ослабление государства через поддержку иосифлян, всяческую поддержку продвижения иноземцев по службе. Наконец, никонианские реформы, которые совпали с принятием заведомо вредительского решения начать войну со Швецией, которую Россия позорно проиграла. Вместо того, чтобы разобраться с украинскими и белорусскими землями, то есть построить засечную линию, обеспечить защиту территорий от набегов татар, и заключить выгодный мир с Польшей, вдруг принимается решение воевать со Швецией. Ясно, что в разгар никонианской реформы без церковников такие решения не принимались. А это было решение на руку Турции и Крымскому ханству.

Мы также не можем не обратить внимание на странное поведение запорожского казачества, которое металось то туда, то сюда, открывая возможности новым татарским набегам до Андрусовского перемирия и после. Не надо думать, что церковь не приложила руку. Дело дошло до того, что Польша и Россия были вынуждены сделать совместный военный поход для приведения запорожцев в чувство. Такие действия заклятых друзей понятны - запорожцам дали свободу, а они де факто стремились дать свободу татарским набегам. Наконец, история с Мазепой, бежал в Турцию, православие в Турции совсем не обратило внимание на то, что Мазепа был на Украине и в России предан анафеме. Но пофантазируем, что случилось бы, если бы Карлу 12-ому и Мазепе удалось бы взять Полтаву и пойти дальше. Весь юг Малороссии был бы открыт для татарских набегов, а потом дело дошло бы до центральных областей России.

Но украинофильство Петра Первого четко укладывается в общую политику Романовых. Всё правление Алексея Михайловича количество иноземцев на военной службе росло. Влияние немцев постоянно увеличивалось. Однако, встанем на позиции православной церкви как организации под иным, чужеземным влиянием. Русофобия это прекрасно, но упор только на немцев вредил православию, требовался баланс в виде людей с иным историческим прошлым, чем русские. Запорожцы с их традициями набегов на Русь с целью угона народа в рабство или просто геноцида русского народа, например, набеги Сагайдачного, с их традициями сотрудничества с крымскими татарами в набегах на Украину тоже с целью угона в рабство народа, рассматривались как потенциальный союзник. Нужна была территория, откуда можно было брать самых "достойных".

Конфликт Петра Первого с Меньшиковым вполне логичен на фоне иной проблемы Петра Первого. К концу правления он так заполонил весь управленческий аппарат иноземцами, прежде всего немцами, что сам испугался. В итоге проштрафившихся иноземцев, в отличии от русских, он не бил плетью, не сажал в яму, не ссылал в Сибирь. Он их просто вешал. До этого момента Петр Первый мог спокойно смотреть, как украинцев превращают в крепостных, он понимал, что большинство не казаки, а простые крестьяне. Украинская личная свобода крестьянина во многом была фикцией - гуляй, а везде бесправие, везде могут убить, если помещику не понравишься. Но конфликт с немцами назревал, отсюда попытка опереться на пришлых уже с Украины. Петра Первого, судя по ряду признаков, отравили, немцам перестали столь усердно рубить головы, но проблема осталась.

Екатерина Вторая продвигала украинцев, но дело шло к разделу Польшу на благо немцев, отпадал важный фактор сохранения личной свободы у украинцев, на который Пыжиков не обратил внимание. Сохранение личной свободы в Малороссии было данью уважения к традициям управления территорией польскими помещиками. Это тоже вариант русофобии, но с более четким подтекстом - польское дворянство стремились инкорпорировать в систему. Раздел Польши это конфликт немцев, включая Екатерину Вторую, с поляками с логичным последствием - раз с поляками уже можно не церемониться, то с их податным населением подавно не следует. У Пыжикова же получается в принципе неверная картина - проект Украина как нечто главное. Нет, это была вполне обычная романовская тактика - сперва сделать послабления на присоединенной территории, потом закрутить гайки.

Любопытно, что позднее немцы, которые при разделах Польши совершенно не обращали внимания на возможность каких-то льгот для малороссов и создания из них особой, антирусской общности, после объединения Германии начали иную политику - создание антирусской общности. По аналогичным причинам они стали поощрять антирусские настроения поляков. Обычная ситуация - сейчас выгодно так, потом этак.

Теперь о болевой точке, которую нащупал Пыжиков. Это проект объединения РФ и Украины с переносом столицы в Киев. Цель понятна - набор на Украине кадров, мнящих себя высшей расой вроде Сенцова, и полное лишение русского народа национальной самоидентификации. На Западе этот план Великой Антироссии не был одобрен по своим причинам. Главная - надоело делать вид, будто российская элитка важна как часть мировой элитки. Дашь таким как Абрамович Украину - слишком много о себе возомнят. Главная же болевая точка режима это невозможность эффективно эксплуатировать Сибирь и Дальний Восток русофобскими методами, которые неизбежно вынуждены перерастать в бурятофобские или якутофобские. Отсюда постоянные идеи перехода на вахтовые методы освоения Сибири, что в общем из области фантазий. Рожь под Омском нельзя сеять вахтовым методом, и сою на Дальнем Востоке вахтовым методом не посадишь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments