kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

О мусульманстве

Если мы возьмем Европу и США за центра, то в 20-ом веке мы увидим, как мир разделился надвое в своей реакции на Центр. Восточная Азия продолжала реагировать в стиле 19-го века - политика открытых или полуоткрытых дверей в ответ на невозможность продолжить политику закрытых дверей. Первыми были японцы, они шустро развивались, устроили войну с Россией, потом оккупировали Китай, потом в рамках данной политики напали на Пирл-Харбор. Дальше мы имеем модернизацию в Китае и Корее, Вьетнам, Таиланд и массу иных стран. Принятие идеологии коммунизма в Китае тоже можно считать политикой открытых дверей в идеологии, но там не было такой катастрофы как в России. От открытых объятий затрещал Центр. Сперва американцы злились на японские линкоры и разных камикадзе, после войны быстро обозлились на японские легковушки на американском рынке. Ныне в США не знают - китайские кроссовки это просто конкуренция или нашествие зла, про Хуавэй и систему 5G понятно. Это зло явилось в мирный, американский общий дом вместе с таким злом, как дешевые мобильники и прочие электронные девайсы. Вьетнам не только ответил на американское вторжение войной, ныне он донимает США дешевым прокатом и электрическими чайниками.

Другая половина мира это мир Ислама, где отвечают не ростом производства, а ростом рождаемости и сохранением прежний ценностей. Этот мир потихоньку занимает Африку, обживает Европу, много шумит. А что происходит в этих странах, когда там нет войн? В общем, ничего, просто там посторонним неуютно. Если подумать, то это политика закрытых дверей, только более наступательного типа. Сами двери не открывают, а ведут себя так, чтобы перед ними тоже хотели захлопнуть двери. Эту политику попытались взорвать войнами, например, в Сирии и Ираке. Получили беженцев в Европе. Не было бы войн, не было бы беженцев. Негры принимают Ислам не для того, чтобы стать в большей степени европейцами, а чтобы европейцы от них отстали. Кстати, Ислам в Аравии, когда его изобретали, ещё не рассматривался его носителями как орудие победы, помогающее дойти на западе до Испании, а на востоке до Индии. Зато, как Мухаммед вернулся в Мекку из Медины победителем, оттуда срочно рванули еврейские купцы, короче, отстали. Византии тоже стало не до Аравийского полуострова. Ныне повторная исламизация тоже происходит под громким лозунгом Отстаньте! Американские бомбардировщики в Сирии и Афганистане по сути выполняют роль эскадры Перри, заставившей японского императора открыть западным державам двери. Только, в отличии от Японии того времени, нет узла, по которому можно ударить и заставить прекратить сопротивление. Отсюда такие радостные вопли по поводу убийства аль-Багдади - вдруг удалось, вдруг поможет.

Восточные императоры, когда закрывали двери иностранцам, не занимались обороной в классическом виде, то есть сочетание обороны с наступательными операциями и хотя бы вылазками. Ислам превратился для Центра в войну без четких границ и четких берегов. При этом все стратеги Центра видят - самая эффективная победа над противником это изоляция от него. Народы Европы сами хотят политику закрытых дверей, то есть признания поражения либеральных стратегов. Израиль, кстати, получил право на исключение и в знак победы возвел Великую израильскую стену, странную помесь Берлинской и Великой китайской стен. Трамп решил возвести аж две стены. Одну, вполне материальную Великую американскую, против католиков-мексиканцев, другую в виде пограничного контроля против мусульман. При этом народ его одобрил.

При этом мусульманская стена самоизоляции довольно легко преодолевается китайцами. В ЮВА в целом ряде стран мусульмане и китайцы сосуществуют. Вне ЮВА сотрудничество с мусульманскими странами на Ближнем Востоке и в Африке развивается весьма интенсивно. В Синьцзяне уйгуры оказались в роли неудачников, в Старом Китае ведут себя весьма мирно. Вопрос в том, хорошо ли будет Центру, когда всё-таки удастся победить стремление мусульманского мира к самоизоляции. Обычно такие вещи сопровождаются колоссальным выделением пассионарной энергии. Достаточно вспомнить войну американцев и японцев или последствия участия китайских добровольцев в Корейской войне. Можно впомнить промышленные достижения Японии, Южной Кореи и Тайваня. Всё это сопровождалось утратой привычного пиетета перед Центром. Но почему-то принято думать, что, если взломать Великую мусульманскую стену, взломщиков полюбят. Скорее поймут с тем цинизмом, с каким ныне китайцы понимают стремление США навязать им выгодную для США модель китайской экономики. Но пока не взломают, пока только расширяют размеры мусульманской стены за счет общин в Европе и мусульманизации Африки. Даже Троянский конь в стане мусульман в лице Саудовской Аравии год за годом наживает себе дополнительные проблемы. Мириться Центру с пресловутыми мусульманами придется на совсем иных геополитических условиях, чем планировалось в начале 20-го века.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments