kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Неуставные отношения внутри офицеров и генералов

Дедовщина среди рядовых это прямое продолжения логики отношений среди офицеров и генералов. Сделай всё шито-крыто, а мы сверху должны иметь власть придираться. Главное, чтобы на бумаге ничего не было оформлено. Недавно еду в метро, один мужчина рассказывает другому, как пять дней подряд не спал из-за нарядов вне очереди. Уж не знаю, за дело или не за дело его наказали. Крепкий мужчина, характер есть. Пять дней не спать это пытка. Почему его не послали на губу? Заслуживал или не заслуживал? Ответ простой - можно послать на гаупвахту, но это будет зафиксировано, независимо от разбирательств появится галочка - не способен навести дисциплину. Это галочка как возможности придирки ко всем, включая полковника, то есть начальства части. У него в части плохо с дисциплиной.

Армия принуждается скрывать реальное положение дел. Всё делается неформально со всеми вытекающими последствиями, включая неспособность отличить, что хорошо или плохо. Знакомый в Чечне бил контрактников, обкурившихся в карауле. Мол, валяется невменяемый, всех убьют, а ему уже всё равно, что его убьют первым. Тут дилемма - бить или не бить? Обкурился марихуаны в карауле это преступление и требует наказания. Если не бить, надо отдать под суд и четко признать - боевые задачи при таких зарплатах контрактников и таком подборе кадров не выполнимы. А можно выполнить с нарушением закона. Честь генералитета оказывается спасена, да и в личном деле не появится галочка - не обеспечил боеспособность части.

В целом данная проблема напрямую связана с проблемой военной полиции, которую так и не ввели в российской армии. Все слишком вжились в идею огородиться от общества и выполнять задачи по своим понятиям в среде генералов и офицеров. Дедовщина это прямое продолжение неуставных отношений между генералитетом и офицерами. Даешь победу любой ценой, главное - сор из избы не выносить. Последний писк моды - подписание контрактов между армией и контрактниками во время срочной службы за несколько месяцев до демобилизации. Можно наметить жертвы и давить на психику солдата неуставными отношениями. А можно поставить вопрос иначе - будущий контрактник имеет право подписать контракт только через две недели после демобилизации и прибытия домой. Отоспался пару недель, подумал, подписал контракт, получил деньги на две недели отпуска, месяц после года службы отдохнуть следует. Потом в железнодорожную кассу за бесплатным билетом и в часть.

У нас же дошли до недопустимого - подписание краткосрочного контракта на участие в военных операциях во время срочной службы. Приходит офицер в часть и объявляет - у меня разнорядка на сто человек в Ливию на полгода. Офицеры части получают неформальный приказ от генерала обеспечить подписание контрактов любой ценой. Только задумайтесь - солдат не знает о российских ЧВК в Ливии, об уровне потерь, о степени риска, уровень подготовки с полгода и меньше. Это вам не украинский контрактник на Донбассе, который четко понимает уровень потерь, возможности выпить и закусить, знающих много, публикаций в прессе много. Не важно, как будут врать при агитации за подписание контракта, общество осведомлено. У нас же даже офицеры толком не представляют ливийскую реальность, всё у нас тайна, журналисты не допускаются. Хотя, раз Хаффтар уже год не может взять Триполи, уровень потерь там выше, чем у украинской армии на Донбассе.

О войсках РВСН нужно сказать особо. Это тот случай, когда у солдат оружия нет, дедовщина в частях процветала ещё при СССР куда большая, чем в десантниках, морпехах и общевойсковых частях. Там служба противоречива. Это сочетание тихого омута, где черти водятся, с повышенной ответственностью в критических ситуациях. Там особенно процветала схема отношений между генералами и офицерами - даешь победу любой ценой, главное - сор из избы не выносить. Это два противоречащих друг другу условия, которые всегда приводят рано или поздно к скандалам и трагедиям.

З.Ы. Всё это не отменяет главное - идет волна критики армии без четкой разборки проблемы. Главное - вызвать жалость к Шамсутдинову. Мусульманин в армии больше, чем солдат. Он может рассчитывать на помощь всегда. А ребятам, которых шлют в Ливию, такая помощь не полагается. Оказавшимся в Сирии тоже завеса секретности вместо помощи. Это всё выглядит весьма примитивненько - политически верно ли сейчас быть за Шойгу или против?

При этом Госдума и Администрация президента думают о принятии документа, который поощряет неуставные отношения и сомнительную агитацию. https://lapis-lapsus.livejournal.com/1324120.html
Госдума поддержала документ, позволяющий посылать срочников в Сирию
https://newsland.com/user/4297803482/content/gosduma-podderzhala-dokument-pozvoliaiushchii-posylat-srochnikov-v-siriiu/6923633

...При этом, однако, документ допускает и отправку юношей в любую горячую точку, о чем также говорится в пояснительной записке: законопроект «позволит оперативно укомплектовать в короткие сроки военнослужащими по контракту воинские части и подразделения, в том числе сводные и нештатные, а также повысить их боеспособность в период чрезвычайных обстоятельств, для участия в деятельности по поддержанию

или восстановлению международного мира и безопасности, либо для выполнения задач по пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации».

После принятия законопроекта в первом чтении, произошедшего во время затянувшегося в минувшую среду заседания Думы, в него теперь в течение пяти дней могут быть представлены поправки.


Это называется - заставлять граждан подписывать контракты в условиях, когда их права не обеспечены и нужная свобода принятия решения отсутствует. С адвокатом не посоветаешься, реальные условия службы и обстановку не узнаешь. По сути это беззаконие. Началось же всё с сокрытия потерь в Сирии, то есть беззакония под соусом важности секретности.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments