kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Прощание - рецензия на китайское кино

https://horigy.livejournal.com/3224.html

Я редко смотрю фильмы, потому что очень придирчив к ним, как к любым текстовым и визуальным произведениям. Постоянная поточная эксплуатация вечных сюжетов современным кинематографом, вырождающаяся в ремейки и сериалы, играет злую шутку. Приходится искать нишевые работы. Такое ощущение, что кино сейчас делают на глобальных окраинах вроде Ирана, где еще не разучились думать и чувствовать, а не только продавать. Или в среде мигрантов — Лулу Ванг, несмотря на американское гражданство, до сих пор остро ощущает свою связь с родиной и ее Farewell снят на 80% на китайском языке. Американское кино в Америке — на китайском с субтитрами.

Я не хочу пересказывать сюжет, чтобы не портить удовольствие тем, кто не смотрел. Просто отмечу несколько моментов, которые меня задели.

Этот фильм очень хорошо показывает, что коммунизм прошел мимо Китая. В коммунизме с китайской спецификой больше специфики, чем коммунизма, что мне даже завидно. Взяли то, что захотели, даже красный цвет — и тот просто наложился на существовавшую уже культуру. А традиции остались, пока еще держатся. Не так давно видел у кого-то — в России уже непонятно, какие праздники можно праздновать, а какие нет. Пойдешь на парад 1 мая или поздравишь с 4 ноября — обязательно кто-то обгадит и раскритикует. Дорогая Партия 70 лет воспитывала новых советский людей, а потом всех кинула и обернула все праздники фейком. Здесь же бойкая китайская бабушка знает и как свадьбу организовать и как к деду на могилу правильно сходить. У нас же — в прошлом году у родни были похороны, так никто не знал, что и как делать. И в целом фильм очень точно передает китайский быт по моим ощущениям — и ничего даже близко коммунистического там нет, все китайское.

Самое китайское в фильме даже не быт и интерьеры, а поведение. Сюжет фильма построен на проблеме — бабушка умирает от рака, но сказать об этом никак нельзя, поэтому организуем свадьбу, чтобы все смогли с ней повидаться. А почему — потому что о родных заботятся. Да, есть поверия, что нельзя говорить больному раком, что он умирает, потому что тогда умрет от волнения, но в основе все равно забота. Сцена на кладбище, куда приходят помянуть деда, это хорошо показывает. Надо почистить апельсины, развернуть ему конфеты, положить на могилу сигарету. «Не давай ему курить, он же бросил! — Да не бросил он. — Он мне перед смертью сказал, что бросил. — Да не бросил он, это он тебе просто сказал!» Ну и цветочки надо по листику разорвать, чтобы не стащили, куда ж без этого. Забота эта приводит, кстати, к бесконечной суете, задним мыслям, что подумают люди, как бы кого не обидеть — и обратно ко лжи, к тому самому известному страху китайцев потерять лицо. С китайцами очень сложно работать, но в быту это очень милые, эмоциональные и заботливые люди.

А вот в этом кадре автор отразила разницу поколений, характерную не только для Китая, но и в различной мере для всех современных стран. Может это и не так заметно, но после просмотра фильма это бросилось в глаза. Что приятно, кстати, в фильме нет конфликта поколений, избитой уже темы по мне, а есть разница между ними, которую создал бурный ХХ век.

Бабушка справа из старшего поколения, которое пережило войну, голод, культурную революцию, ело воробьев и плавило домашнюю утварь на метал ради Великого Кормчего. Ее лицо уже застыло в легкой улыбке, с которой она встречает любые новости, что не удивительно, так как она видела некоторое дерьмо. Она никогда не плачет и не жалуется и хоронит чувства в себе — потому что они не важны. Старшее поколение не терзают моральные дилеммы, они живут семьей и традициями и знают как надо. Это про них — гвозди бы делать из этих людей.

На заднем плане их дети, «бумеры». Их лица не выражают ничего, не потому что у них нет чувств и правил жизни, а потому что они в них запутались. У старших никогда не было выбора, куда кинула жизнь, там и выкручивались, а у средних выбор был, были перспективы и мечты и теперь они не знают, что делать с результатом. «Несмотря ни на что ты не можешь критиковать Китай, потому что ты китаец. — Но технически я американец, у меня американский паспорт». И паспорту этому он и не рад, потому что паспорт бумажка, а жизнь все сложнее и сложнее. «Вы все еще собираетесь послать сына учиться в Америку? — Да, но он там не останется. — Вы не можете этого гарантировать. Но даже если он там останется, вы все равно его пошлете, верно?» Обиженное жевание. Надо везде подбить концы, а вдруг чего, и все равно ничего не понятно. Неуверенность и моральные терзания.

На первом же плане самые внешне эмоциональные, молодое поколение. Их эмоции уже не имеют базы в традиции. У них нет никаких моральных ориентиров, они понятия не имеют, что в жизни правильно, а что нет. Подбирают западный индивидуализм, но когда он не бьется с жизнью, не дает ответов на вопросы — теряются. В итоге у них самые кислые лица на свадебном фото. И моральный релятивизм приводит их, по сути, к принятию традиции и возвращению к корням. Кстати, это очень характерная ситуация для Ближнего Востока, например. Там молодые люди в разрушенных странах уже осознают полное отсутствие будущего для себя, не только того, о котором они мечтали, но и того, на которое бы согласились. И они принимают ислам. Потому, что ислам, словами одного молодого человека из интервью, гарантирует им уверенность в правильности своих действий и спасение — если не в этой жизни, то в загробной.

И последнее — приятно видеть, когда актеры играют. Не как Ди Каприо у Тарантино, а когда в образе виден бэкграунд, даже чисто физиологически — в глазах, улыбке и сгорбленной спине. И еще важно снимать фильмы своевременно — в эпоху ChiMerica он бы не зашел.


Что добавить? В Китае не было столь долгого оголтелого коммунизма, да ещё с интернациональным душком. Просто просчитайте - 1979 минус 1949 равно 30 лет. Это даже меньше, чем в Венгрии и Прибалтике аж на 15 лет. Далее реформы, когда все делают вид, что верят в коммунизм, а делают согласно законам рынка. Плюс социалистическая риторика, которая предполагает некие идеалы близкие шведскому социализму с китайским лицом. Учтем, что даже при 30 годах социализма Мао никогда не унижал китайский народ пропагандой превосходства культур нацменьшинств над китайской, болтовней о тупости китайцев, склонности к пьянству и так далее. Да, по ним ударила пропаганда низкой рождаемости, зато даже самые зверские китайские политические репрессии вроде Культурной революции были детской игрой по сравнению с ГУЛАГом и голодоморами. Китай откровенно отказался проводить культуру мульти-культи в европейском и российском понимании. Вместо этого начал кампанию Китайской культуре 5000 лет, поколение за поколением. Фоменковщина подавляется. Традиционное западное образование, взятое в СССР, не разрушается. Во время китайской перестройки обошлись без призывов к молодежи идти в бандиты и проститутки. Наконец, нации дали вкусить плоды экономического развития, поверить в свои силы. Если суммировать, то в КНР день за днем регулярно плевали в душу либеральной, мировой общественности, и избежали массы негативных моментов.

Все разрушения, которые произошли с традиционными ценностями под влиянием урбанизации и атомизации общества через городскую жизнь были естественны, а не гиперболизированы. В итоге улучшилось качество китайской литературы, развилось китайское кино. Китайская эстрада не сосредоточена на китайских аналогах сладкой парочки Пугачева-Киркоров.

Жизнь в Китае отнюдь не сладкая как сахар, противоречий масса, социальное расслоение огромное, но там не было такого убиения культуры, какое мы наблюдаем во многих странах. У китайского народа оказался иммунитет против массы негативных явлений. Пусть этот иммунитет не столь силен, как может многим показаться, но он работает не только в КНР, но и за границей.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments