kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Правильная критика моего поста

https://cts3402.livejournal.com/254698.html
Стихийные демонстрации при Брежневе?
Немного запоздало, но 9 января я был сильно после вчерашнего. У френда kosarex увидел сетование на то, что «…При Сталине не помитингуешь, даже при Брежневе и Андропове не разгуляешься» https://kosarex.livejournal.com/3996582.html. Тут, я думаю, кому надо, тот всегда найдет где и за что погулять. При Брежневе, в свои студенческие годы, я участвовал в 3 стихийных студенческих митингах, переросших в демонстрации:
- в конце мая 1976 около 500-600 студентов физтеха томского политеха, помитинговав у родной общаги на Вершинина,48, колонной дошли до Главного корпуса политеха, где выставили свои требования оставить общагу за нами – оставили;
- 14 мая 1978 примерно оттуда же (из студгородка политеха) стихийно самоорганизовалась демонстрация выражения бурной радости победе сборной СССР по хоккею над чехами в Праге – не менее 10 тыс. человек собрали по ночной дороге на пути к площади Ленина, до которой не дошли – на полпути, на площади Революции, сам Егор Юрий Кузьмич уговорил разойтись, «потому что уже поздно, а завтра людям на работу»;
- поздно вечером 17 февраля 1979 по общагам нашего студгородка побежали неравнодушные с лозунгом «Кто за Вьетнам – все к нам!». Сходили своей толпой в студгородок Южной и оттуда вышли на Ленина толпой всяко не меньше 10 тыс.человек – опять хозяин области примерно там же перехватил и уговорил разойтись, пообещав, что завтра однозначно помитингуем – устроили «дежурные» митинги, нагоняющие тоску, никакого огня.

Голос Америки сообщал о всех этих трех демонстрациях, как о политическом противостоянии студентов. Зачинщиков мягко и тихо исключили, а вот хозяин Томской области всего то через несколько лет после последней ушёл на повышение в Москву, чтобы помочь осуществлять перестройку. И до сих пор жив.


Насчет выступления за общагу понятно - такие выступления бывали при Брежневе. Бывали более мелкие - требования коллектива на картошке обеспечить сушилку для одежды, бывали крупные - требования починить водопровод и так далее. Власть не репрессировала участников и была мягче, чем нынче, поскольку в мозгах существовал некий минимум разумных требований народа, если изымаешь кипятильники, ставь титан для обеспечения народа горячей водой, студенты должны иметь общежитие, водопроводы работать, хлеб в магазины завозить и т.д.

Две другие демонстрации символичны. Победы по хоккею были предметом гордости коммунистов, одобрение этих же побед народом грело души. Советское правительство тоже было за Вьетнам в 1979 году. За такие вещи хватать и сажать в тюрьмы было как бы западло. Но и тут попытались демонстрации рассеять мягким способом.

На данную тему я давно писал - любое стихийное движение в стиле одобрям-с у нас вопринимается как почти крамола и подготовка к бунту. Если бы я имел желание и возможность устроить самостоятельно митинг под лозунгом Слава Чубайсу, гению и человеку, полиция и ФСБ задергались бы, провокаторы бы с ног сбились, срочно попросили бы разойтись. Если бы устроил не стихийный, а заранее зарегистрированный митинг, пришли бы граждане из полиции и сказали бы - парень, мы будем руководить, а ты только болтать. Далее пошла бы редактура выступления, например, говори не Слава Чубайсу, а Слава великому Чубайсу или, если бы написал великий, требовали бы говорить наоборот просто Слава Чубайсу.

Известный советский анекдот искажал реальность. Суть - американец хвастается, что может смело выйти на улицу и кричать Долой Никсона. Русский возражает, что у нас тоже свобода, он тоже может выйти на улицу и кричать Долой Никсона. На деле вопрос стоял только в способах подавления. За вопли Долой Брежнева полагалось сажать в тюрьму, а за вопли Долой Никсона полагалось попросить заткнуться и кричать такие вещи исключительно по команде. Причем, если мягкое воспитание не действовало, полагалось подавлять жестче.

Между нашим временем и тем существует четкое различие. При Брежневе существовал откровенно недостаточный минимум нравственности, позволяющий признать требования народа во многих случаях разумным. Поскольку тот минимум нравственности был небольшим, то и количество требований народа, признаваемый за разумные, было недостаточным для игры в демократию и для развития страны. Но миниму был, а сейчас этого минимума нет. Все понимают, что что-то хорошо бы разрешить, а что-то запретить, а дальше пустота. Сейчас торжествует принцип - если очень хочется, то можно и нужно подавлять, а нравственное обоснование отсутствует, есть принцип подражания Западу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments