kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

О Бондареве, Пескове и Вершинине

Ситуация, как верно отметил Лев Вершинин со смертью Бондарева оказалась удивительной.
https://putnik1.livejournal.com/8004499.html
Президент выразил соболезнования в связи со смертью Юрия Бондарева, - сообщил Дмитрий Песков, подчеркнув, что творчество ушедшего писателя стало творчество стало "прекрасным примером повествования о героическом прошлом и героическом настоящем нашего народа", - и и это очень правильно, похвально, уместно, но я недоумеваю, потому что доумевать невозможно...


Действительно, все творчество Юрия Васильевича посвящено воспеванию героизма советского народа на фронтах Великой Отечественной и в послевоенный период, включая эпоху после развала СССР в первые десятилетия становления Российской Федерации. О военных и "поствоенных" романах его сказано достаточно, что же до прочего, то тема романа "Искушение" (1992) -

борьба людей, которым дорого будущее России, с теми, кто, получив выгоду от развала СССР, предал интересы народа ради собственной корысти, карьеры и личного благополучия. В следующем романе, "Непротивление" (1996) с беспощадной яркостью показано, как "трусливый сволочизм" большинства, его приспособленчество приводит к гибели тех, кто хочет и готов сопротивляться. Но, правда,

трагичность романа оптимистична: писатель верит: гибель тех, кто сопротивляется, не бессмысленна, потому что "Любому народу нужны герои. Их жертва разбудит большинство и вдохновит его на сопротивление, любыми средствами, кому как под силу. Ведь любое сопротивление, отвечающее интересам народа, рано или поздно приводит к победе", - но восемь лет спустя,

в "Без милосердия", последнем своем большом произведении, Юрий Васильевич подводит печальный итог: сон большинства беспробуден, и хотя это не значит, что борьба лишена смысла, но смысл борьбы лишь в том, чтобы остаться самим собой, не сломавшись и не уподобившись. К слову сказать, этот роман в творчестве Бондарева, наверное, самый слабый в литературном смысле, -

но оно и объяснимо: и возраст был уже слишком солиден, и боль от осознания реальности наверняка мешала развернуться вовсю, - а может быть, классик слишком "выплеснулся" за пять лет до того, в "Бермудском треугольнике", одном из величайших (равном по силе "Горячему снегу" и "Батальонам") своих творений, отрывок из которого (прав ув. роint1953) незя не привести:

"Во тьме над зазубренной верхушкой баррикады промчались молнии трассирующих пуль, на площади бугорками лежали тела убитых, около моста шевелились, ползли люди, там тянулись, расплывались на асфальте лужи крови; темные фигуры в бронежилетах и касках с пуленепробиваемыми забралами стреляли, прячась в кустах, вскоре зачернели в сквере кожаные куртки, впереди закачались от густых очередей, зашелестели ветви деревьев, как под дождем, падала срываемая пулями листва, и кривоногий омоновец без бронежилета, в камуфлированном ватнике, двигая кадыком, пьяный, пил из горлышка пепси-колу, после, пошатываясь на кавалерийских ногах, разбил бутылку о бетонную стену стадиона, откуда доносились строчки автоматов; а в сквере уже не дергался на земле четвертованный пулями казачонок...

Всюду стояла и ходила милиция, марсиане с автоматами, в сквере раздавались крики, одиночные выстрелы, мелькал свет фонариков; издали видно было, как крытые грузовики подъезжали и отъезжали от громады Дома Советов. Он встретил возбужденные группки людей, объяснивших, что в сквере и на стадионе добивают раненых, а грузовики вывозят трупы неизвестно куда, в подмосковные леса, в безымянные ямы – тысячи убитых в эти дни, без оружия защищавших Верховный Совет. Официальная цифра жертв – 147 человек – была официальной ложью .... Наполовину трезвый президент Ельцин, мечом и огнем подавивший «антидемократический путч», остался полноправным правителем ..."

И я недоумеваю. Нет, разумеется, г-н Песков прав: творчество Юрия Бондарева вне всяких сомнений прекрасный пример повествования о прошлом советского народа и настоящем (понимая под "настоящим" недавнее прошлое) народа российского. Это факт. Но, оказывается, г-н Песков и его шеф согласны с бондаревским пониманием героизма, - и как тут доумевать?

Впрочем, объяснение есть...


С этим объяснением я согласен и не согласен. Идея примирения существует в разных видах. Франко хорош и прав, левые, которых он разбил, тоже хорошие и правые, священники, которых левые расстреливали, тоже хорошие и правы, марокканцы Франко зверствовали, но они тоже во многом хорошие и правые. Мы тоже проходили - Екатерина Великая это великая женщина, Емельян Пугачев тоже велик. Пускай сосуществуют в истории. Но есть в этом шаг к другой идее - примирение через подминание. Как-то евреи Нью-Йорка возмутились. Мормоны берут списки евреев, погибших в немецких концлагерях и проводят обряд их посмертного обращения в мормонскую веру. У нас был скандал - в Ростове-на-Дону есть кладбище убитых немцами. Евреи выставили табличку, объявляющую всех погибших евреями, хотя они составляли в районе одной четверти убитых или меньше. Примирение через подминание это способ агрессии. Ныне сложно сказать, сколько тайно было проведено обрядов посмертного переписывания людей и памяти о них из религии в религию. Возведение церквей на месте языческих храмов и есть такое примирение через подминание. Когда Перуна переделали в Илью Пророка это очень наглядно. Не менее наглядна история с вечным огнем. Миллионы останков погибших бросили на полях сражений, но часть убитых похоронили в сквериках и устроили Вечный огонь, где погибшим клялись как верным ленинцам-сталинцам, потом только ленинцам, но суть понятна - погибшие оказались как бы прошедшими обряд присяги на верность коммунистам. Чего такого? Сумел же Задорнов, если брать пропаганду, находясь в коме, покаяться в атеизме, причаститься и даже принять с благодарностью церковное прощение. Был чужим, стал своим в доску, хотя в сознание не приходил и подтвердить не может. Примирение это высокая ценность, ещё Вышинский добивался покаяния от судимых, чтобы их потом расстреляли очистившимися от греха неверия в правильную линию Политбюро. Вроде, атеизм и религии везде разные, но логика властной вертикали заставляет бить в одну точку.

В своё время я весьма понятно написал, почему коммунисты давили русскую культуру, но кормили писателей-деревенщиков. Писатели-деревенщики призывали равняться город на деревню как на источник нравственности, хотя социалистическая деревня была весьма безнравственна из-за социалистического рабства, а бежали из неё в город отнюдь не самые глупые и безнравственные люди. Это унижение людей города. Великие люди России - Пушкин и Менделеев, Суворов и Кутузов, Николай Королев и Булгаков были людьми города. Даже деревенские парни Ломоносов и Гагарин стали великими, когда оторвались от деревни и приобщились к иной жизни. У нас нет источников и свидетельств, чтобы Ломоносов выступал на латыне в Академии Наук со словами - я простой деревенский парень, воспитанный поморским образом жизни, ловля трески научила меня правильному взгляду на мир. Писатели-деревенщики думали, что им платили и их печатали за духовность, а чествовали их с совсем иным подтекстом.

Бондарев был советским человеком и протестовал он как советский человек. Только он забыл примириться с теми, кто был не совсем советским. У меня по отцовской линии посадили деда в 1937, у бабушки по материнской линии половину братьев посадили. Так и не выяснил до конца, её отец и мой прадед сам умер в 1925 или убили как священника. Но вполне конкретный родственник был убит большевиками в 1918 году и ныне считается новым великомучеником. Примирение же требует не то, чтобы потомок убитых шел мириться к потомству убийц, а нечто прямо противоположное. Иначе пиши, поднимай народ, верь, что сами примкнут, сами признают твоё верховенство. И тут оказывается, что патриотизм, сработавший в войну, мол, мы разные, но против оккупации страны Гитлером, как-то не работает или не так работает в иных ситуациях. Бондарев оказался в положении человека, который уважаем, которого читают, но за которым не идут. Он не сказал или не донес чего-то очень важного. Он не примирился с теми, без кого народ его не услышит.

Для Путина же примирение с Бондаревым весьма понятно - советские мягче относятся к преступлениям большевизма, кто признал советскую власть уже не может быть оторванным от ленинского прошлого, с таким возможны дикуссии насчет перестройки и разные компромиссы в стиле - перестарался Ельцин, но время было такое, сейчас мы укрепились, власть у нас не отнять, мы будем мягче. Сам же аплодировал присоединению Крыма без чекистских расстрелов. Пусть мы разные в оценке Ельцина, но мы общие в оценках Ленина и Брежнева. История всегда эклектична в своих оценках. Цезарь прав и Брут прав. Оба герои.

Всякое примирение упирается в известную логику - давай мириться, чур, я начальник. Разрушается это примирение без особой борьбы. Оказывается, что начальник не нужен в роли начальника. Вон, решили примириться с прошлым и выдвинули каких-то темнокожих нерусских в роли Романовых. Но большинство дворян получило дворянство за службу перед отменой крепостного права и позже. Они были в стороне от прелестей крепостного права, отнюдь не мечтали о его возрождении и не мучились проблемами маленькой кучки столбового дворянства. Пришли какие-то придурки со словами - мы это квинтэссенция России прошлого, чур, мы начальники. До свидания, красных дворян накушались, опять двадцать пять. Вот получилось с Бондаревым, что писатель известный, а его после перестройки толком не читали. Он своё сказал в 70-ые. Прощай, ветеран социалистического фронта. R.I.P.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments